Содержание

Правило ведения войны заключается в том, чтобы не полагаться на то, что противник не придет, а полагаться на то, с чем я могу его встретить; не полагаться на то, что он не нападет, а полагаться на то, что я сделаю нападение на себя невозможным для него.

(Сунь-цзы, Искусство войны, глава 8)

Введение

Войска специального назначения предназначены для выполнения широкого спектра специальных задач оперативного и стратегического характера в тылу противника. Слово «специальный» в его точном значение означает здесь не то, что они являются «специализированными», а то, что они могут использоваться в самых различном окружающих условиях.

Как мы еще увидим, советское — и позднее российское — определение войск специального назначения существенно отличается от определения, принятого на Западе. Иллюстрируемое ссылкой на «диверсионные части», это различие в концепции никогда, по сути, не было правильно понято на Западе в годы Холодной войны, и мы, в общем, были склонны слишком переоценивать потенциал этих войск.

Впервые ставшие широко известными западной общественности в 80-х годах как новый аспект «угрозы» для НАТО, диверсионные войска Организации Варшавского договора (ОВД) были на самом деле уже давно известны, но их значение недооценивалось, даже попросту игнорировалось. Их склонны были «привязывать» к более широкому — и романтичному — спектру деятельности, среди прочего, охотно соединяя их со шпионажем и терроризмом.

Войска спецназначения ОВД как проблема для западных военных специалистов «внезапно возникли» только в начале 80-х годов. Помимо объективного увеличения потенциала ОВД для проведения военных спецопераций — раскрытого на примере войны в Афганистане, этот феномен был следствием совпадения нескольких тенденций:

— несколько перебежчиков с Востока (среди которых следует в первую очередь назвать офицера ГРУ Владимира Богдановича Резуна, сбежавшего в Великобританию в 1978 году и пишущего под псевдонимом Виктор Суворов) подняли уровень откровений об этих войсках, до того времени мало известных широкой публике;

— развитие вооружений, организации и доктрин применения обычных и ядерных сил, как Востока, так и Запада придали новую важность войскам спецназначения на европейском театре военных действий (ТВД), примером чего может послужить советская концепция «оперативно-маневренной группы» (ОМГ);

— возрастающая сложность систем вооружений и средств C3I НАТО (управление, контроль, связь и разведка) сделала их более уязвимыми к точечным целевым ударам;

— развитие, особенно в СССР, систем вооружения с большой дальностью и точностью потребовало нового развития оперативной и стратегической разведки, и еще больше увеличило необходимость ведения точной разведки в масштабе реального времени, для которой и сегодня недостаточно одних лишь средств технической разведки.

На западное восприятие в равной степени повлияла «реклама» элитных войск в советской прессе, которая стремилась представить вооруженные силы СССР в наиболее привлекательном виде и стимулировать тем самым добровольную службу в «Ограниченном контингенте советских войск в Афганистане».

Кроме того, оценка угрозы со стороны войск спецназначения, несомненно, была в некоторой степени преувеличена усилиями американских военных, которые в начале 80-х годов стремились к росту финансирования для развития их собственных специальных войск, которых оставила без внимания администрация президента Картера.

Ко всем этим факторам добавилось искаженное восприятие из-за нехватки аналитических средств разведки. Дефицит информации по данной теме не позволил подкрепить фактами откровения перебежчика Виктора Суворова, и определенные эксперты обратились к определению, данному в официальном советском Военном энциклопедическом словаре (ВЭС). Хотя ВЭС давал определение войск специального назначения США, описывая в общих чертах их действия во Вьетнаме (и неявно намекая на проекты «ФЕНИКС», CIDG и «Майк-форсиз» (MIKE-Forces)):

«Особые части и подразделения в вооруженных силах ряда капиталистических государств, предназначенные для ведения разведывательно-диверсионных и террористических действий, организации повстанческой деятельности, пропаганды и подрывной деятельности на иностранных территориях или в тылу противника, ведения психологической войны. Используются и в мирное время, особенно в период обострения международной обстановки. Наиболее многочисленные войска специального назначения созданы в США. На их вооружении имеются стрелковое оружие, переносные ракетные установки, минометы, легкие артиллерийские орудия и специальное диверсионное оборудование, и технические средства пропаганды. Личный состав войск специального назначения обучается в специальных школах. (см. также „Рейнджеры“)».

Это определение, тесно смешивающее определение «специальных служб» (связанных с разведслужбами) и «специальных сил» (военных) совпадает с западной концепцией, которая, начиная, как минимум, со Второй мировой войны, часто стирала различие между этими двумя видами.

Перенос этого определения на советские войска спецназначения на европейском ТВД привел к появлению их значительно раздутого, расхваленного имиджа, который связывал друг с другом, среди прочего, спецслужбы, европейский терроризм и войска спецназначения ОВД.

Определение «непрямой войны» тоже появилось в западном лексиконе для описания войны, где неразделимо смешивались войска спецназначения, терроризм, бушевавший в то время в Европе, и все прочие «подрывные» действия, включая даже деятельность пацифистов.

Хотя и верно то, что пацифистское движение за мир 1980-х годов в Германии в значительной мере было инициировано и поддерживалось спецслужбами Восточной Германии, но пример Афганистана и, позднее, Чечни требует более реалистического анализа всего, что касается задач и возможностей войск спецназначения ОВД.

В большинстве западных стран, как по историческим, так и по функциональным причинам распределение задач между спецслужбами и войсками спецназначения остается весьма туманным.

В отличие от западного подхода, в советской концепции разделение ролей было куда более четким, и войска спецназначения не вмешивались в процесс «непрямой стратегии», за редким исключением: через подготовку террористов, повстанческих движений в Третьем мире и т. д. Войска спецназначения ОВД полностью являлись одним из компонентов «прямой стратегии».

КГБ — с помощью своих коллег из других стран ОВД — создавал необходимые сети для помощи диверсиям и террористам в Европе в случае необходимости, но не пользуясь помощью со стороны войск спецназначения. С другой стороны он располагал необходимыми специальными службами, подготовленными для проведения тайных операций за пределами СССР.

Участие военнослужащих войск спецназначения в разведывательных операциях тоже часто упоминалось. Хотя нельзя исключить, что члены войск спецназначения ездили на Запад, вряд ли можно с уверенностью утверждать, что они там действительно занимались шпионскими задачами в точном смысле этого слова. У КГБ и ГРУ и без того уже были на Западе значительные шпионские сети, которые вполне могли справляться без «любителей» — войск спецназначения — которые все были чистыми военными. Впрочем, вероятно, что военнослужащие войск спецназначения решали там задачи рекогносцировки на случай возможных будущих военных операций.

История

Эволюция войск специального назначения СССР развивалась по двум основным направлениям:

— борьба с повстанческими движениями, развитие сил противоповстанческого и антитеррористического назначения, в основном под эгидой служб безопасности (от ЧК до КГБ).

— борьба во вражеском тылу (партизанство) с основными усилиями, направленными на проведение диверсий и точечных ударов на оперативной и стратегической глубине.

Развитие войск спецназначения служб безопасности

С момента своего появления большевистское государство боролось за свое выживание. С одной стороны, это были сражения против контрреволюционных войск — Гражданская война 1917–1922 гг., с другой — против войск западных держав («интервентов»), оккупировавших значительную часть территории России после Брестского мира. Довольно быстро выяснилось, что регулярные войска не в состоянии одновременно сражаться за неприкосновенность территории и вести борьбу с повстанцами внутри страны.

Потому уже 20 декабря 1917 года доверенное лицо Ленина Феликс Дзержинский основал — и возглавил — специальный орган по борьбе с контрреволюцией — ВЧК, больше известную просто как ЧК (произносилось: «Чека»). Наследница ужасающей царской «Охранки», пополнившей ее кадры, Чека стала первой одновременно секретной и политической полицией СССР, из которой значительно позже вырос КГБ.

Подписание Брестского мира 3 марта 1918 года вызвало возмущение у левых социалистов-революционеров (эсеров), которые после этого вышли из состава Совета народных комиссаров (Совнаркома). С того времени левые эсеры смешались с контрреволюционерами, хотя и оставались членами других правительственных структур, в том числе и Чека.

В марте 1918 года после начала сражений с контрреволюционными силами по всей советской территории, Центральный комитет РКП(б) издал директиву всем партийным органам, обязывающую их заняться вооружением и военной подготовкой своих членов. Эта директива послужила основанием для создания 27 ноября 1918 года «частей особого назначения» (ЧОН).

В июле 1918 года отдел Чека, состоявший из левых эсеров, попытался захватить власть в Москве, арестовав в один день самого Дзержинского. Ленин, который больше не мог полагаться на Чека, ввел в действие Дивизию латышских стрелков, 9-й полк которой охранял Кремль, чтобы та под командованием Иоакима Иоакимовича Вацетиса подавила контрреволюционное выступление эсеров.

После этого Чека была подвергнута серьезной чистке, но позже она снова стала одной из важнейших опор режима. Она состояла из членов партии с проверенной политической лояльностью. Среди членов Чека было много партийцев с дореволюционным стажем. Она располагала своими трибуналами и быстро развила свои жестокие методы, среди которых стоит особенно отметить подавление Кронштадтского восстания в марте 1921 года. ЧОН, со своей стороны, в оперативном отношении управлялись партией и не были включены в состав Красной Армии до 1921 года.

Убийство Моисея Урицкого, председателя Петроградской (ныне Петербург) Чека 30 августа 1918 года спровоцировало 2 сентября объявление ЦИК Советской России «красного террора» для ликвидации «контрреволюционеров». Именно Чека выполняла эту задачу, используя методы, подобные методам нынешних боевиков и террористов.

Декрет ЦК РКП(б) от 17 апреля 1919 года окончательно придал официальный характер специальным подразделениям партии и создал для них учебный лагерь в районе Ташкента. В конце 1919 года эти формирования насчитывали около 30 500 человек.

Были созданы специальные формирования рабочей поддержки, хоть они и не входили организационно в состав Чека, Среди прочего, они внесли свой вклад в подавление восстаний басмачей в Средней Азии в 1920-х годах.

Ташкентский лагерь также был использован для подготовки кадров Чека, обучения и тренировки партизан, используемых в борьбе с врагами революции, равно как и для подготовки иностранных революционеров. Большевистская революция рассматривалась как модель для международного коммунистического движения, и подготовка иностранных революционеров длилась до самого конца Холодной войны.

В 1921 году уже председатель Чека и народный комиссар внутренних дел Дзержинский занял еще и пост народного комиссара путей сообщения: власть Чека над страной стала еще большей.

На девятом съезде РКП(б) в конце Гражданской войны было выражено желание ограничить власть Чека, в частности, передать часть ее функций органам юстиции. 7 февраля 1922 года было принято решение распустить ВЧК и создать вместо нее ГПУ, заменившее ее и подчиненное НКВД, по-прежнему остающемуся под управлением Дзержинского. На следующий год ГПУ переименовали в ОГПУ.

Продолжающаяся борьба с «кулаками» — зажиточными крестьянами — выражавшаяся, в частности, в экспроприациях и в депортациях, потребовала быстрого привлечения партийных активистов. Кроме того, Красная армия, в значительной степени состоявшая из крестьян, не была готова для действий такого рода.

Поэтому из двух специальных частей была создана одна дивизия: Первая отдельная дивизия особого назначения имени Дзержинского. Дислоцированная в окрестностях Москвы, она послужила моделью для создания аналогичных специальных частей в больших городах: ОСНАЗ, позднее ОМОН министерства внутренних дел в послевоенное время. Помимо действий против кулаков она также — под руководством Чека — в большой степени участвовала в подавлении мусульманских восстаний в Средней Азии в 1920-х годах.

В 1926 году после смерти Дзержинского на его место пришел Вячеслав Менжинский. Но на самом деле ОГПУ руководил его заместитель, верный сторонник Сталина Генрих Григорьевич Ягода. После принятия 1 августа 1927 года Сталиным принципа «построения социализма в отдельно взятой стране» от планов экспорта революции отказались, и ОГПУ применило всю свою мощь как сильный инструмент для внутренних репрессий, возвратив себе прежние полномочия Чека времен Гражданской войны.

В августе 1931 года борьба с мусульманскими восстаниями в Средней Азии достигла таких масштабов, что пришлось создавать специальное боевое формирование, включавшее подразделение Дивизии имени Дзержинского, а также подразделения кавалерии и артиллерии.

В 1934 году ОГПУ было ликвидировано и сменено одним из главных управлений НКВД — ГУГБ. В феврале 1941 года, как раз перед началом Великой отечественной войны, его полномочия были отняты у НКВД и переданы новому народному комиссариату — НКГБ. Оба комиссариата были под единым общим командованием Лаврентия Павловича Берии — еще одного верного человека Сталина — и представляли собой в истинном виде государство в государстве. В то время одновременно говорили о НКВД-НКГБ. Благодаря этой комбинации все силы по поддержанию порядка и безопасности были сосредоточены в руках Берии, т. е. самого Сталина.

Во время Второй мировой войны, одновременно с развитием военных сил специального назначения, можно было наблюдать новое разделение задач между специальными службами и войсками специального назначения. Их эволюция двигалась в двух разных и взаимодополняющих направлениях:

— специальные службы, призванные для выполнения, прежде всего, политических задач, подчиненные службам разведки/безопасности

— войска специального назначения, призванные для выполнения военных задач, подчиненные командованию вооруженных сил.

Оба направления были под контролем Политбюро. Такое разделение труда при едином политическом контроле и с организациями, располагавшими большими и важными средствами, просуществовало до самого падения коммунистической системы. Система была заинтересована в существовании этого инструмента из двух различных сил, дополняющих друг друга в обеспечении сохранения коммунистической власти.

Сразу после войны на освобожденной территории специальные службы НКВД вели борьбу с антикоммунистическими партизанами, частично состоявшими из бывших членов «Вервольфа», под командованием бывших офицеров Ваффен-СС, которых сбрасывали с парашютом западные спецслужбы.

В 1946 году НКВД был переименован в МВД (Министерство внутренних дел), сохранившее в своем составе Дивизию имени Дзержинского (она теперь называлась 19-й дивизией особого назначения имени Дзержинского), тогда как НКГБ восстановил свой министерский статус и стал называться МГБ (Министерство государственной безопасности).

13 марта 1954 года МГБ было переименовано в КГБ (Комитет государственной безопасности). Лишенный министерского статуса, но подчиненный непосредственно Политбюро ЦК КПСС, КГБ развился в организацию, стоявшую выше министерств, и получил от партии право контролировать все действия, проводимые СССР.

Одной из самых известных специальных служб, без сомнения, был СМЕРШ, служба контрразведки, созданная в 1941 году вместо особых отделов ОГПУ. Он действовал в рамках вооруженных сил, как внутри, так и вне СССР. После создания КГБ задания СМЕРШ были переданы 13-му отделу — позже пятому отделу — управления «С» Первого главного управления, или специальным службам, известным под названием «боевые группы». После побега на Запад офицера КГБ Олега Лялина в 1971 году и его показаний, КГБ отозвал большинство своих агентов пятого отдела, размещенных на Западе, и реструктурировал свою сеть. Эта реформа привела к созданию восьмого отдела, ответственного за специальные задания.

Самой известной операцией специальных служб СССР была ликвидация агентом ОГПУ Льва Троцкого в Мексике в 1940 году.

В отличие от военных сил специального назначения специальные службы стран ОВД — и Кубы — работали в тесном сотрудничестве и часто проводили совместные операции, которые трудно было раскрыть секретным службам Запада.

arrow_back_ios