Содержание

— Нашли?

— Да, — ответил Михаил Васильевич и показал глазами на льдину. — Вот эта, мне кажется, встретит нас гостеприимно.

Радист Иванов все еще продолжает исправлять рацию. Принимающее устройство работало, а вот передать сообщение о том, что самолет достиг Северного полюса, он не может. Одному ему сейчас не до полюса, все же остальные смотрят вниз.

Водопьянов направляет самолет вдоль площадки, осматривает ее еще раз. Момент подходящий, можно… Тут же подает команду Спирину, чтобы тот сбросил дымовую шашку: по дыму будет ясно направление ветра. Разворот. Заход против ветра. Снижение самолета еще на десяток метров. Теперь можно сбросить газ, штурвал медленно подтягивать на себя, чтобы машина опустила хвост. Вот уже хорошо видна твердая снежная поверхность. Приходится верить, что под ней достаточная толщина льда. Остается всего метр-полтора от земли. Тогда Водопьянов резко берет штурвал на себя. Самолет слегка вздрагивает, коснувшись колесами твердого снежного покрова. Водопьянов выключает моторы — все-таки не опрометчиво ли он уверился в достаточной толщине льда? Вдруг лед заскрипит под двадцатью пятью тоннами? Но все нормально. Сразу от души отлегло… Вновь включил моторы, теперь можно направиться к центру льдины.

Преодолев последние десятки метров, самолет остановился. Это произошло 21 мая 1937 года в 11 часов 35 минут.

Радость впервые оказавшихся на полюсе людей трудно передать словами. Вскоре весь мир будет пронизан этим сообщением, посыпятся поздравительные радиограммы. А пока радист готовится передать первое сообщение с Северного полюса. Оно такого содержания:

«В 11 часов 10 минут самолет «СССР Н-170» под управлением Водопьянова, Бабушкина, Спирина, старшего механика Бассейна пролетел над Северным полюсом. Для страховки прошли еще несколько дальше. Затем Водопьянов снизился с 1750 метров до 200. Пробив сплошную облачность, стали искать льдину для посадки и устройства научной станции. В 11 часов 35 минут Водопьянов блестяще совершил посадку. К сожалению, при отправке телеграммы о достижении полюса внезапно произошло короткое замыкание. Выбыл умформер рации, прекратилась радиосвязь, возобновившаяся только сейчас, после установки рации на новой полярной станции. Льдина, на которой мы остановились, расположена примерно в 20 километрах за полюсом по ту сторону и несколько на запад от меридиана Рудольфа. Положение уточним. Льдина вполне годится для научной станции, остающейся в дрейфе в центре полярного бассейна. Здесь можно сделать прекрасный аэродром для приемки остальных самолетов с грузом станции. Чувствуем, что перерывом связи невольно причинили вам много беспокойства. Очень жалеем. Сердечный привет. Прошу доложить партии и правительству о выполнении первой части задания.

Начальник экспедиции Шмидт».

…Пройдет сорок семь лет с того дня. Уже начнет действовать двадцать седьмая по счету станция — «Северный полюс-27», а трудности работы в Арктике ничуть не уменьшатся. Вот что сообщалось об организации «СП-27» в газете «Правда» от 10 мая 1984 года:

«Непросто оказалось подыскать в Ледовитом океане льдину. Много часов провели в воздухе гидрологи высокоширотной экспедиции «Север», прежде чем нашли достаточно большое, прочное и надежное ледовое поле, способное выдержать полярную одиссею. Достаточно сказать, что из пяти таких «кандидатов» в районе к северу от архипелага Де-Лонга (в 1000 километрах от материка) четыре уже не выдержали сжатий и раскололись».

Читатель может представить, насколько велика цена первой победы, велико ее значение, и по трудностям теперешним может судить о трудностях, с которыми встретились почти полвека тому назад первопроходцы. Недаром в одном из приветственных адресов Водопьянову от коллектива Колымо-Индигирского авиапредприятия в связи с отмечавшимся в стране 40-летием со дня высадки на дрейфующий лед Северного Ледовитого океана станции «Северный Полюс-1» говорилось:

«В настоящее время на дрейфующие станции «СП-22» и «СП-23» летают такие современные самолеты, как АН-24, АН-26, АН-12 и ИЛ-18… Если сегодня полеты на Северный полюс для наших пилотов стали обычной, хотя и трудной, работой, то в этом большая заслуга многих поколений полярных летчиков, и прежде всего Ваша, Михаил Васильевич!»

…25 мая 1937 года к полюсу вылетели три другие машины с острова Рудольфа. Но достичь его благополучно, с первой попытки, удалось только Молокову — одному из опытнейших летчиков, так же как и Водопьянов, спасавшему челюскинцев. Алексеев вынужден был посадить самолет в семнадцати километрах от полюса. Он пережидал непогоду два дня и смог прилететь на полюс 27 мая. Мазурук сел еще дальше в стороне от полюса — в пятидесяти километрах. Экипажу десять дней пришлось расчищать, разравнивать взлетную ледяную площадку. Он прилетел 5 июня.

Наконец все в сборе. Приветствия, выступление Шмидта: научная зимовка на дрейфующей льдине объявляется открытой! Был поднят флаг нашей Родины. Теперь с Северного полюса начнет постоянно поступать информация, в том числе и о погоде, которой вскоре же воспользуются другие наши экипажи, Чкалова и Громова, когда они отправятся в перелеты через эти пространства.

23 мая, вскоре после получения информации об успешной посадке самолета Водопьянова на льдину, была получена правительственная радиограмма:

«Начальнику экспедиции на Северный полюс товарищу О. Ю. Шмидту.

Командиру летного отряда товарищу М. В. Водопьянову.

Всем участникам экспедиции на Северный полюс. Партия и правительство горячо приветствуют славных участников полярной экспедиции на Северный полюс и поздравляют их с выполнением намеченной задачи — завоевания Северного полюса. Эта победа советской авиации и науки подводит итог блестящему периоду работы по освоению Арктики и северных путей, столь необходимых для Советского Союза. Первый этап пройден, преодолены величайшие трудности. Мы уверены, что героические зимовщики, остающиеся на Северном полюсе, с честью выполнят порученную им задачу по изучению Северного полюса!»

Указом Президиума Верховного Совета СССР звания Героя Советского Союза удостоились (за исключением Водопьянова и Молокова как уже имевших его) большое число участников экспедиции: О. Ю. Шмидт, М. И. Шевелев, М. С. Бабушкин, И. Т. Спирин, П. Г. Головин, И. Д. Папанин, А. Д. Алексеев, И. П. Мазурук.

Уже первые дни пребывания на Северном полюсе дали много ценных наблюдений. Так, например, был сделан научный вывод о том, что из-за активности Солнца, взрывов на нем, сопровождаемых магнитными бурями, прекращается радиосвязь. Космические возмущения влияют на ионосферу, и это препятствует прохождению через нее радиоволн. Подобное явление наблюдалось 28 мая, а уже 2 июня началась сильнейшая пурга с мокрым снегом. Температура стала 0°. На острове Рудольфа в это же время было значительно холоднее. Потепление вызвало образование мощной облачности. Видимость была ничтожной. Можно представить, что было бы, задержись они еще немного на острове Рудольфа.

Мир восхищался. Информация о покорении Северного полюса молниеносно распространилась во все концы нашей планеты, в том числе в Вашингтон, Лондон, Париж… Французская газета «Эвр» подчеркивала планомерность работы по завоеванию Северного полюса. Что победа Советского Союза — не есть лишь рекорд, удивляющий всех, а есть дело, основательно разработанное, которое служит интересам всего мира, а также тому, чтобы «…вырвать у полюса его многочисленные секреты и обогатить науку ценнейшими наблюдениями». Другая французская газета «Попюлер», сделала такой вывод: «Мы жили бы, возможно, и сегодня в эпоху каменного века, если бы в течение веков люди не старались с исключительной настойчивостью проникнуть в окружающие их тайны».

arrow_back_ios