Содержание

— Ксения, подойди ко мне.

Я подошла. Лицо Ариадны Фацины было бледным, на лбу блестели капельки пота.

— Боюсь, дорогая, мне придется тебя оставить…

— Ты не можешь! У меня больше совсем никого нет! Ты не оставишь меня одну!!! — Мой голос предательски сорвался.

— Это не нам с тобой решать. Послушай меня, девочка… Не знаю, чувствуешь ли ты, но вокруг происходит нечто… страшное… Тебе не стоит здесь оставаться после моей смерти. Уезжай как можно дальше. Только не в Моренск…

Моренск — столица Белтании, крупнейшего государства на материке. Вымолвив эти слова, бабушка тяжело вздохнула и закрыла глаза. Навсегда.

— Нет… — тихо выдохнула я. — Только не так!..

Не знаю, сколько еще я простояла со свечой в руке, слепо глядя на бабушку и ничего не замечая. Из оцепенения меня вывел кот, тихонько потершийся о ногу. Я встрепенулась, выронила погасшую свечу и судорожно обхватила себя руками за плечи, пытаясь унять крупную дрожь.

Чувство было такое, будто это все — просто дурной сон. Вот сейчас открою глаза, и бабушка улыбнется мне, а потом мы вместе пойдем в лес за травами. Прекрасно осознавая всю абсурдность своих действий, я крепко зажмурилась и даже ущипнула себя за руку.

Ничего не изменилось.

Чуть позже я связалась через магическую почту с гномьей ритуальной конторой в Старинске…

Так уж вышло, что никуда я не уехала. Вообще-то я собиралась, честно! Но постоянно находились какие-то причины, и мой отъезд откладывался. Прошло довольно много времени, но ничего ужасного так и не произошло. Никакие дурные предчувствия меня больше не мучили, и я поняла, что просто не могу заставить себя уехать из родного дома. Неудивительно: существо я домашнее, ленивое и к смене обстановки абсолютно не готовое.

…И вот сегодня я опять брожу по дому и тихо надеюсь, что это просто воображение расшалилось (в конце концов раньше я не могла похвастаться выдающимися способностями к предвидению) и ничего дурного не случится. Через пару часов мне надоело мерить расстояние шагами. Я залезла на печку, прижала к себе Лапуса и под его сонное урчание, кажется, даже немного задремала.

Проснулась поздним утром, когда солнышко уже взошло, просунуло в окно лучик и пощекотало мою щеку. Я блаженно потянулась и села. День обещал быть теплым. В небе ярко светило солнце, вокруг которого не было ни облачка. И самое главное, противное предчувствие куда-то испарилось, оставив после себя лишь легкий осадок. Но это мелочи. Жить можно.

Кота я нашла возле печи. Он с мученическим видом доедал вчерашнюю кашу. Я ласково почесала его за ушком, тоскливо покосилась на печку, на диплом (торжественно пообещав себе, что уж сегодня вечером я до него доберусь), взяла корзинку и решила пойти в лес — прогуляться, воздухом подышать. Все-таки уже середина осени. Скоро похолодает, а я жуткая мерзлячка. Так что пока есть возможность, надо ее использовать.

— Если так и дальше пойдет, то полноценным магом ты станешь как раз к пятидесятилетию, — порадовал меня вредный кошак.

Я тяжело вздохнула, бросила еще один несчастный взгляд на жалкую кучку бумаги на столе и закрыла за собой дверь. В чем-то Лапус прав. Ненавижу, когда права не я! К счастью, с защитой диплома никто не торопит и его можно писать хоть сто лет (к чему я, кажется, и иду), но лично мне хотелось бы уложиться в один год и к восемнадцати годам стать дипломированной ведьмой.

Не спеша, наслаждаясь каждым глотком наполненного осенними запахами воздуха, я шла по тропинке, ведущей от моего домика к лесу. Нет, конечно же не к Страшному лесу. Хоть я и прожила всю жизнь в нескольких шагах от него, даже бывала там пару раз с бабушкой, но ходить в гиблое место без крайней надобности не решалась. Сейчас я шла к небольшому лесочку, раскинувшемуся по другую сторону поляны, где стоит моя избушка.

Было уже не так тепло, как в начале осени, поэтому приходилось кутаться в бабушкину шаль. Но все еще теплое солнце и по-осеннему прохладный чистый воздух стоили того, чтобы пойти на прогулку. Случаются такие дни, когда хочется до предела напитаться природой, слиться с ней в одно целое. Сегодня как раз один из них.

Мне встретилась полянка с перецветами. Последние осенние цветы с шапками пурпурных соцветий и узкими темно-зелеными листочками. Пахли перецветы резко и горько, поэтому такой букетик редко у кого можно увидеть в доме, но мне подобные запахи нравятся.

Я шла, осторожно размахивая корзинкой с собранными цветами и тихонько мурлыча себе под нос какую-то мелодию, как вдруг увидела ЭТО… На первый взгляд — обычная горстка пепла, какая могла остаться, например, от горевшего недавно костра, но лишь на первый взгляд. От пепла исходило нечто странное, темное и вязкое, похожее на то, что мучило меня ночью. И еще — ощущение смерти. Тихий внутренний голос подсказывал, что эта кучка золы еще вчера была живой.

Сразу стало как-то неуютно. Лес вмиг потерял свое очарование. Я покрепче сжала ручку корзинки и бросилась бежать к дому. Сказать, что я не люблю бегать, значит, не сказать ничего. Просто терпеть ненавижу! Да и организм мой особой выносливостью не страдает. Так что когда я вылетела на опушку леса, у меня довольно ощутимо кололо в правом боку. Пришлось остановиться, чтобы отдышаться.

Но, по-видимому, подлая судьбина решила сегодня оторваться на мне по полной. Мой домик вдруг с какой-то радости засветился голубым светом (я здесь ни при чем, даже не пыталась колдовать!), вздрогнул всеми бревнышками и полыхнул огромным костром. А я только бессмысленно хлопала глазами. Нет, мысли-то у меня в голове были, только какие-то пустые: от «какой большой костер получился» до «там же мой диплом многострадальный остался». Ну, в том, что в экстренной ситуации я полный тормоз, теперь не сомневаюсь…

arrow_back_ios