Содержание

Религиозные представления римской Австрии были весьма многообразны, многочисленные местные и чужеземные верования существовали здесь бок о бок. Почитание кельтских божеств сталкивалось с конкуренцией со стороны богов греко-римского мира, а благодаря римским легионерам в Норик проникли и другие культы. Однако зачастую дело не ограничивалось /31/ простым сосуществованием: египетские божества Исида и Осирис практически растворились в культе Нореи – местная богиня получила имя Исида Норея. Источники дают множество свидетельств о почитании Юпитера Долихена, существовавшем в I в. н. э. В честь его и его божественной супруги Юноны-Царицы возводились святилища, многие из которых ныне раскопаны. Одно из крупнейших и важнейших культовых сооружений находилось в городе Мауэр-ан-дер-Урль. Поклонение этим богам, восходящее к сирийскому культу Ваала, было особенно распространено среди военных. Принесенный легионерами на Запад образ восточного божества был отождествлен с Юпитером и изображался облаченным в военную одежду как Юпитер Оптимус Максимус. [10] Почитание его ограничивалось гарнизонами, так как он считался богом-покровителем солдат. Он изображался стоящим на спине быка с пучком молний в левой руке и двойной секирой в правой. /32/

10

Юпитер Наилучший Величайший (лат.).

Другой древний культ был связан с верованиями, распространившимися в наших землях несколько позднее и на многие столетия наложившими отпечаток на культурный облик Европы. Это почитание Митры, одного из восточных божеств света, принесшее «мысль о спасении» – позднее эту нишу займет христианство – и создавшее важную предпосылку для будущей христианизации Европы. С позднеантичной эпохи в Австрии сохранился целый ряд таких сооружений, связанных с поклонением Митре. Но триумф постепенно проникшего в регион христианства, первоначально являвшегося лишь одной из многих религий, в последний период римского владычества привел к разрушению храмов различных богов.

Религиозное многообразие было, однако, не самой сложной проблемой страны. После эпохи расцвета империи на территории сегодняшней Австрии все более ощущалось давление со стороны соседей, прежде всего, германских племен, пришедших в движение во II–III вв. н. э. Вследствие этого дунайский рубеж стал играть чрезвычайно важную роль для всей Римской империи. Марк Аврелий провел в Карнунте около трех лет, занимаясь подчинением маркоманов, квадов и язигов, и умер в 180 г., так и не решив до конца эту задачу. Смерть настигла его не в Виндобоне, как часто считают, а, скорее всего, в Бононии (Баностар в Югославии). После смерти Марка Аврелия дунайский регион вновь попал в лучи прожектора «всемирной истории», когда в 193 г. в Карнунте был провозглашен императором Септимий Север. Дальнейшее развитие характеризовалось возрастающей угрозой римскому влиянию в пограничной области. Наряду с этим, происходило внутреннее разложение империи, выразившееся в появлении череды солдатских императоров, что стало симптомом близившегося конца римской «мировой державы». Один из таких «антиимператоров», Регалиан, правил в Паннонии; после него остались монеты, весьма ценимые сегодняшними коллекционерами. При Диоклетиане (284–313/316), когда римское владычество несколько укрепилось, провинции были раздроблены на меньшие административные единицы (Реция I и II, Прибрежный Норик и Срединный Норик, Паннония I), за чем последовало разделение гражданского и военного управления. В эпоху Диоклетиана имело место еще одно важное политическое событие, происшедшее в австрийских землях: в 308 г. собравшиеся в Карнунте Диоклетиан, Максимиан и Галерий назначили Лициния императором Запада. /33/

Дальнейший период римского господства был отмечен постоянной угрозой со стороны пограничных племен. Их натиск достиг такой силы, что римлянам, в конце концов, пришлось отступить. В конце

V в. они покинули Прибрежный Норик. Это не привело к окончательному прекращению политического влияния Рима в дунайском регионе, чего нельзя сказать, однако, о культурном воздействии, тесно связанном с проживанием здесь римского населения. Теперь на историческую авансцену региона вышли новые силы и новые этнические группы. /34/-35/

Великое переселение народов и

поселение в стране германцев и славян

/35/ Уже в заключительный период римского владычества землям сегодняшней Австрии, расположенным к югу от Дуная, угрожали нападения «варварских» племен, однако лишь в эпоху переселения народов они окончательно превратились в своеобразный коридор, по которому проходили новые и новые группы участников этого грандиозного миграционного движения.

Все эти орды, прокатывавшиеся по ее территории, а также племена, ранее поселившиеся в ее пределах, вполне могли передать населению страны те или иные из своих биологических черт. По всей видимости, дело никогда не доходило до полного уничтожения прежних обитателей, а происходило постоянное перемещение и смешение старых и новых этнических групп. С IX столетия до н. э. в заселении территории будущей Австрии доминировали индоевропейцы, первоначально – гальштатское население, затем – кельты. Свидетельствами пребывания обеих групп являются топонимы, представляющие собой один из лучших источников по истории колонизации края. Названия рек Айст (Aist) и Эрлауф, а также тирольского региона Матрай (Matrei), возможно, имеют иллирийское происхождение, тогда как такими названиями, как Ишль, Лорх, Траун, Линц (Linz), Трайзен и Виндобона (позднее вытесненное нынешним немецким названием Вены – Wien), мы обязаны кельтам. В период римского господства на кельтов наслоился, по-видимому, сравнительно небольшой по численности романский слой.

В римские времена существовала четкая этническая граница: к югу от Дуная проживали поверхностно романизированные кельты, к северу – германские народы, прежде всего, маркоманы /36/ и квады, которые, в свою очередь, испытывали на востоке влияние кочевых сарматских племен – язигов. Их отношения ни в коем случае не следует понимать в духе националистических интерпретаций XIX и XX вв., поскольку эти сообщества не были организованы согласно «национальным» критериям нового времени, а представляли собой объединения, где связь и/или самоидентификация их членов с вождем имели гораздо большее значение, чем языковая или этническая принадлежность.

Во II столетии в результате миграций готов, бургундов и вандалов натиск с севера усилился, что привело к маркоманским войнам Марка Аврелия, продолжавшимся с 166 по 180 год. При его преемнике Коммоде лимес удалось восстановить, и северные германские соседи были включены в систему зависимых государств. Пограничная полоса сделалась

зоной римского управления и римской культуры, где были размещены солдаты самого разнообразного происхождения.

После вторжения в римские пределы гуннов (около 375), положившего начало Великому переселению народов, «союзные гер- /37/ манские народы» стали оседать непосредственно на территории Римской империи. В сегодняшней Австрии к югу от Дуная поселились маркоманы. Произошедший в 395 г. прорыв готов через Австрию и дальнейшие события на столетия вперед определили характер исторического развития значительной части Европы. Резко усилилась опасность со стороны гуннов для дунайских земель, римляне были вынуждены уступить им Паннонию, а после последовавшего вскоре распада гуннского государства доминирующей силой в регионе сделались готы. Наряду с ними, немалую роль в регионе играли и другие германские племена, например, обитавшие на территории Вальдфиртеля и Вайнфиртеля ругии. С конца V в., после ухода римлян с Дуная, восточноальпийская область была включена в состав готской державы Теодориха. Готы, однако, не оставили никаких следов в названиях местностей и населенных пунктов, а «маленький гот» – такое значение пытались придать топониму Гёсль (возле Бад-Аусзее) патриотично настроенные немецкие исследователи, – вероятно, восходит к славянскому слову «козел», хотя на этот счет имеются и другие предположения.

Новыми поселенцами около 500 г. стали лангобарды. Об их пребывании свидетельствуют поля погребений в окрестностях Холлабрунна, Кремса и особенно в Мария-Понзее, а также данные «Истории лангобардов» Павла Диакона. Впрочем, уже в 568 г. лангобарды ушли в Северную Италию и основали там государство с центром в Павии, позднее уничтоженное Карлом Великим.

Ни одно из перечисленных германских племен не оседало в регионе надолго, однако ситуация была столь нестабильной, что романское население стало покидать Верхнее Подунавье.

Сохранившиеся следы дальнейшего пребывания романцев на территории Австрии весьма разнятся по отдельным областям. В Форарльберге и Тироле многие романские или романизированные кельтские топонимы указывают на относительную плотность романского населения в этом регионе. Что романцы еще долго продолжали там жить, не подлежит сомнению: на это указывают топонимы с элементом walchen (например, Зеевальхен, Штрасвальхен и т. п.; старинное слово «валхи»/«велши» обозначало романцев), [11] /38/ сохранившиеся в некоторых местах типичные квадратные прихожие, а также романские имена в Зальцбургских поминальных книгах, встречающиеся еще в VIII и IX столетиях.

11

Аналогичное обозначение использовалось и в славянских памятниках: «волохи», «валахи», «влахи». Одно из романских княжеств на Дунае (часть будущей Румынии) называлось Валахия. В польском языке итальянец по сей день называется «Włoch», а Италия – «Włochy».

arrow_back_ios