Содержание

ПРЕДИСЛОВИЕ

Эта книга знакомит читателя с жизнью и путешествиями Григория Николаевича Потанина, отважного исследователя природы и населения Внутренней Азии, а также Алтая и Киргизской степи — северной части современного Казахстана. Всем известно имя Н. М. Пржевальского, знаменитого русского путешественника, который первый проник в глубь Внутренней Азии, описал страну Ордос, снеговые цепи Нань-шаня, берега озера Куку-нор, пробирался в глубь Тибета, открыл озеро Лобнор и пустыню Такла-макан. Он положил начало русским исследованиям, которые за последнюю четверть XIX в. изучали обширные пустыни, многочисленные горные цепи, реки, озера Внутренней Азии и нанесли их на карту, познакомили нас с жизнью и нравами народностей, населяющих эти края.

Гораздо меньше известно широким кругам советских читателей имя Г. Н. Потанина, изучавшего Внутреннюю Азию в те же годы и совершившего пять путешествий по Монголии, Китаю и восточной окраине Тибета. По исследованию природы Монголии и Китая он сделал гораздо больше, чем Пржевальский, а в отношении монгольских и тюркских народностей Азии, их быта, обычаев, верований, сказаний, всей жизни собрал несравненно больше сведений. Он путешествовал без военного конвоя, жил подолгу в селениях, городах и монастырях. Потанин входил в тесное общение с населением, чему много способствовала жена, сопровождавшая Григория Николаевича в путешествиях (кроме последнего), подчеркивавшая своим присутствием их мирный характер и имевшая доступ в семейную жизнь, закрытую для постороннего мужчины.

Сын казачьего офицера на пограничной линии в Западной Сибири, Г. Н. Потанин уже в детстве видел приезжавших на линию кочевников Киргизской степи, слышал об их нравах и жизни. В кадетском корпусе в Омске, где он учился, рассказы товарищей, таких же детей пограничников, зародили в нем интерес к путешествиям. В качестве офицера он принял участие в военном походе в Среднюю Азию до подножия Заилийского Алатау, видел вечноснеговые горы, посетил китайский город Кульджу и потом служил некоторое время на Алтае. В 1863 г. он участвовал в экспедиции астронома Струве, изучавшей хребет Тарбагатай, пограничный с китайской Джунгарией, берега озер Зайсан и Марка-куль и составил подробное описание этих мест. В качестве исследователя Азии он начал работать раньше Пржевальского.

Но затем его научная деятельность была прервана надолго по политическим причинам. За пропаганду передовых идей и агитацию в пользу учреждения в Сибири университета для подготовки местных культурных работников Г. Н. Потанин был арестован, обвинен в «сибирском сепаратизме» и присужден, к каторжным работам. Он пробыл больше трех лет во время следствия в омской тюрьме, затем отбывал три года каторгу в Свеаборге и четыре года — ссылку в Вологодской губ. Только после этого перерыва он мог подготовиться к путешествию по Монголии.

Как культурный деятель Г. Н. Потанин работал позже в качестве правителя дел Восточно-Сибирского отдела Географического общества в Иркутске, в промежутке между путешествиями, и последние двадцать лет своей жизни — в Красноярске и Томске. Он организовал изучение быта и эпоса бурят и других сибирских народов, устраивал музеи и выставки, хлопотал об открытии новых отделов Географического общества, был в числе учредителей первых высших женских курсов в Томске и общества вспомоществования их учащимся; организовал в Томске Общество изучения Сибири и раздобыл ему средства для отправки экспедиции в Монголию по изучению русской торговли; принимал живое участие в сибирской передовой периодической печати.

По окончании путешествий он занялся также обработкой собранных материалов по верованиям и сказаниям тюркских и монгольских народов и пришел к интересным выводам о связи между восточными и западными легендами относительно сына божьего, изложенным в нескольких трудах.

Для широкого круга читателей большой интерес представляет жизнь Г. Н. Потанина — выдающегося исследователя стран и народов Внутренней Азии, культурного деятеля, много способствовавшего просвещению Сибири до Великой Октябрьской революции.

Автор

Глава I. ДЕТСКИЕ ГОДЫ (1835 -1846)

Родители Г. Н. Потанина. Казачьи станицы на пограничных линиях. Детство в Ямышеве, Семиярской и Пресновской. В отцовской избе и в доме полковника Эллизена. Рабыни-калманки. Цветники Эллизена

Григорий Николаевич Потанин, известный исследователь природы и населения Монголии, Китая и окраины Тибета, этнограф и сибирский общественный деятель второй половины XIX и начала XX века, родился 22 сентября 1835 г. в пос. Ямышевском на Иртыше, в Западной Сибири. Его отец, Николай Ильич Потанин, был хорунжим Сибирского казачьего войска из редута Островного Петропавловского уезда.

Сибирское казачье войско до половины XIX века несло охрану государственной границы на всем протяжении от Урала до Алтая. В Западной Сибири эта граница в середине XVIII века тянулась от крепости Звериноголовокой у восточного подножия Урала на восток до Омска и здесь поворачивала вдоль Иртыша на юго-восток через Семипалатинск до Усть-Каменогорска, отделяя Алтай с его серебряными рудниками, составлявшими собственность царской семьи, от Киргизской степи [1] населенной кочевниками, еще не подчиненными русской власти. Для охраны Алтая и его русского населения от набегов кочевников казачьи посты и остроги были сначала основаны вдоль всей иртышской линии от Омска до Усть-Каменогорска, а в 1755 г., для защиты южной части Тобольской губернии от набегов, правительство решило заселить казаками границу от Омска до Звериноголовской, создав новую казачью линию, получившую название Горькой. Был сделан клич по городам Тюмени, Тобольску, Таре и другим с вызовом желающих из числа городовых (т. е. живших в городах) казаков переселиться на новую линию.

1

Киргизская степь— прежнее название северной степной мелкогористой и равнинной части Казахстана.

Три казака братья Потанины согласились на переселение; двое поселились в редуте Островном около станицы Пресновской. Один из них, Андрей, был прадедом путешественника Потанина. Его сын Илья, дослужившийся до чина сотника, приобрел большое богатство; у него были огромные табуны лошадей и несметное число баранов, которые были рассеяны по всей степи. Когда он умер и три сына стали делить его скот, то коров и баранов пригнали в Островное и заняли ими обширный двор Ильи и два соседних, а табуны лошадей даже не пригоняли, а делили в степи.

arrow_back_ios