Содержание

Илья Деревянко

Мордоворот

Приключенческая повесть

Я стою перед вратами вечности. Все позади. Я вижу свет. Его оттенок меняется от благостного до зловещего. Господи, прости, что я в тебя плохо верил! Прости, что жил не так, как ты завещал!

Перед взором моим мелькают как в калейдоскопе события минувшей жизни. Будет суд. Мне страшно. С пальцев капает кровь. Много крови. Имел ли я право проливать ее?

Пусть судит Бог, ибо сам я не знаю!

I. Олег Селезнев

Пыльный июльский день медленно приближался к концу. В спертом воздухе моей комнатушки, площадью 16 кв. м. ощутимо воняло свежей краской и сырыми обоями. Вот уж третий день, как я пытался привести свою холостяцкую берлогу в приличный вид. Сейчас работа близилась к завершению. Нащупывая в кармане пачку сигарет, я опустился на стул и уныло огляделся. Видавшая виды мебель выглядела на фоне новеньких обоев виновато и униженно.

— Вот вышвырну тебя на помойку, — злорадно сказал я старому дивану с потертой обивкой и скрипучими пружинами. Я блефовал. Зарплата молодого специалиста, ожидавшая меня после окончания института, не давала никаких оснований для столь решительного поступка. Я вновь остро ощутил свою неполноценность. Чувство это появилось у меня две недели назад, после знакомства с Инной Владимировной. До сих пор я был о своей персоне довольно высокого мнения. Как же, бугай, ростом 1 м 88 см, 56-й размер плеч, не плохо владеющий приемами каратэ. Что там еще? Институтские преподаватели, прочащие блестящую научную карьеру, приглашение в аспирантуру и т. д. Инна Владимировна дала мне понять, что все это ерунда. Нет, прямо она ничего не говорила. Вопрос о будущей зарплате, оценивающий взгляд, в котором сквозило пренебрежение, и обстоятельный рассказ, как удачно вышла замуж дочь ее подруги: у мужа машина, дача, трехкомнатная квартира. Честный труженик автосервиса. Я не дурак, и так все понял. Инна Владимировна — это Светкина мать, моя будущая теща. Светка — очаровательное существо: хорошенькая мордочка, густые каштановые волосы, огромные, зеленые глаза и фигура фотомодели. Я познакомился с ней пять месяцев назад и сперва совсем не собирался жениться. То что я влип выяснилось в июне, когда Света на две педели уехала в санаторий. В ее отсутствие я не находил себе места и чувствовал, что жизнь потеряла всякий смысл. Когда же она вернулась, я так обрадовался, что сразу предложил выйти за меня замуж. Через неделю мы подали заявку, а еще через три — Светка забеременела. Свадьба была назначена на 14 августа, и сейчас я спешно приводил в порядок свою берлогу. Но мое счастливое настроение отравляли мысли о зарплате в 130 рублей, особенно после знакомства с Инной Владимировной. Вот и сейчас, угрюмо созерцая старую мебель, я ломал голову: как можно прожить с молодой женой на такую сумму?

Мои размышления оборвал резкий звонок в дверь. От неожиданности я вздрогнул и, чертыхнувшись, пошел открывать. На пороге стоял Руслан.

— Здорово, дружище, — весело сказал он, протягивая руку. — Куда пропал? Никак жениться надумал?

— Ты что, ясновидящий?

— Да нет, — просто видел тебя на днях с очень симпатичной девчонкой. Ты смотрел на нее телячьими глазами и, как лунатик, не замечал ничего вокруг.

— Полегче на поворотах! — огрызнулся я. «Телячьи глаза» и «лунатик» мне явно не понравились. Руслан тем временем снял у порога кроссовки и прошел в комнату.

— Да, — вздохнул он, оглядываясь. На такой подвиг тебя могли толкнуть лишь чрезвычайные обстоятельства! Еще мебель заменить и будет совсем хорошо!

Не целясь, он угодил в самое больное место.

— Ну а как ты живешь? — попытался я сменить тему, — в армию не надумал возвращаться?

Вплоть до недавнего времени Руслан служил прапорщиком в войсках МВД, где мы с ним и познакомились, когда я был на действительной службе. Своим местом Руслан был недоволен и часто жаловался на низкую зарплату, придирки начальства и козни сослуживцев. Год назад он ушел из армии, но, приличную работу найти не смог, поскольку не имел никакой специальности. Некоторое время он перебивался случайными заработками, пытался спекулировать разной всячиной, но все коммерческие начинания заканчивались неудачей. Он не имел никаких способностей к бизнесу и постоянно оказывался в дураках. Последняя афера с жемчугом закончилась для Руслана столь сокрушительным провалом, что если бы не обеспеченные родственники жены, он бы по гроб жизни не вылез из долгов.

Сейчас, впрочем, Руслан выглядел весьма довольным жизнью. Дорогая импортная рубашка, фирменные «варенки» и явно не отечественного производства «дипломат» не оставляли никаких сомнений в том, что он процветает. Мое предположение, что он решится вновь служить за нищенскую зарплату выглядело наивно.

— Да нет, старик, какая там армия, — отмахнулся он. — Я теперь работаю в кооперативе и имею неплохие бабки. А ты как, закончил институт?

Я кивнул.

— Куда распределили? И сколько будут платить?

Услышав мой ответ, он покачал головой.

— Плохи твои дела, дружище!

— А вот это не твое собачье дело! — вдруг взорвался я. Мне до смерти надоели все эти сочувствующие взгляды, липший раз подчеркивающие мое незавидное положение. В то же время я понимал, что он прав и это бесило еще больше.

— А может и мое? Откуда ты знаешь? — загадочно улыбнулся Руслан и внимательно посмотрел на меня.

— Выпить хочешь? — неожиданно предложил он и не дожидаясь моего согласия достал из дипломата бутылку дорогого коньяка.

После нескольких хороших глотков обстановка в комнате разрядилась.

— Как каратэ, не все еще забыл? — снова спросил Руслан, закуривая сигарету,

— Да нет, кое-что помню, могу на тебе продемонстрировать, — пошутил я. После стакана коньяка настроение у меня заметно улучшилось и на Руслана я больше не сердился.

— Тут вот какое дело, — Руслан затушил сигарету и повернулся ко мне, — я не даром спросил про твою зарплату и поверь, вовсе не хотел тебя обидеть! Есть хорошая работа и нам нужен такой парень как ты, не трусливый, умеющий драться и, главное, надежный!

— Если ты имеешь в виду рэкет… — насторожился я.

— Да нет, не перебивай и послушай, что скажу.

Суть его предложения сводилась к следующему: кооператив, где работал Руслан, занимался строительством. Доход это давало неплохой, но председатель кооператива, Рафик Балаян, хотел чего-то большего. Недавно он решил расширить сферу деятельности и заняться торговлей импортными компьютерами. Их в большом количестве провозили через границу иностранные студенты. Государственные организации, предприятия и НИИ, не располагавшие наличными средствами, не могли приобрести их сами. Поэтому они обращались в посреднические кооперативы, которые, получив по безналичному расчету деньги, снимали их со своего банковского счета, покупали компьютеры и доставляли заказчику, оставляя себе хорошие комиссионные. Однако кооператоры, не имевшие надежной охраны, становились легкой добычей грабителей, не говоря уже о профессиональных рэкетирах. Особенно опасным был момент, когда они, имея на руках огромные суммы денег, ехали за товаром. Одного из знакомых Рафика уже ограбили во время такой поездки. Теперь на нем висел долг в 200 тысяч и он кусал локти, не зная куда деваться. Сам Рафик, всегда отличавшийся предусмотрительностью, не желал попадать в подобную ситуацию. За охрану мне предлагали долю в прибылях. По моим понятиям сумма была астрономическая.

— Это, конечно, хорошо, — неуверенно начал я, — ну, а если за него возьмется мафия? С ними мне связываться не хочется.

— Ты не понял. Охранять Рафика нужно только от случайных налетчиков и от «диких» рэкетиров, а с мафией он договорится сам. Под «дикими» рэкетирами Руслан подразумевал банды вымогателей, действующие самостоятельно и не контролируемые мафией. Судя по слухам, они составляли около 60% всего рэкета в Москве.

— С мафией тебе не придется иметь дело! — еще раз повторил Руслан, разливая по стаканам остатки коньяка. Мы выпили.

— Ты не торопись, подумай. Время терпит. — Руслан поднялся с дивана.

— Слушай, а не выпить ли еще? — сменил он тему разговора, — а то я завелся. Пойдем, где-нибудь посидим.

— Ладно, ладно. Какие счеты между друзьями, — отдашь потом, когда разбогатеешь!

На улице стало заметно прохладнее. Косые лучи заходящего солнца золотили пыльный асфальт и отражались в стеклах домов радужными зайчиками. Во дворе нашего дома громко визжали ребятишки, лаяла бродячая собака и резались в домино пенсионеры. Небрежным жестом Руслан остановил такси и взгромоздился рядом со мной на мягкое сиденье.

Из окна машины я наблюдал за шумной суетой на московских улицах. Закончившие работу люди, вламывались в переполненные автобусы, штурмовали магазины и душились в длинных очередях за чем придется. Над этим содомом величаво плыл колокольный звон, доносившийся из ближайшей церкви. Наконец-то хоть верить в Бога разрешили.

Я размышлял над предложением Руслана. Оно казалось заманчивым, но вместе с тем мне было страшновато. Жизнь — это не кино, где один супермен расправляется с множеством врагов и мне совсем не хотелось в 26 лет получить пулю в лоб. В то же время перспектива существования на нищенскую зарплату, особенно в условиях бешеного роста цен, пугала еще больше. Я так и не пришел к определенному решению, когда мы прибыли к цели нашего путешествия. На стеклянных дверях ресторана висела табличка «Мест нет» и толстый швейцар виднелся в глубине за ними. Он всем своим видом давал понять, что внутрь можно попасть только через его труп. Однако купюра, которую Руслан показал «Церберу» через стекло, оказала магическое воздействие.

Двери распахнулись. Толстая морда расплылась в приветливой улыбке и мы беспрепятственно вошли в зал. Он, вопреки утверждению таблички, оказался наполовину пуст. Играла негромкая музыка, на зеленых скатертях ослепительно белели салфетки в вазах и здоровенный азербайджанец, сидевший с худосочным приятелем за одним из столов, масляно поглядывал на всех женщин подряд.

arrow_back_ios