Рейтинг книги:
5 из 10

УРОКИ ЛЮБВИ

Хедепол Бетти

Содержание

Глава 1

Скай Мак-Дэниэлс в который раз задумалась о том, что ей не с кем идти на Прощальный ужин, когда дверь класса медленно отворилась.

На пороге стоял высокий светловолосый парень в поношенных джинсах и изрядно потрепанной куртке. Он оглядел сидящих за партами ребят и перевел взгляд на учителя.

Мистер Эддисон оторвался от доски, с которой стирал тему вчерашнего урока — «Задачи правительства Америки». Все смотрели на незнакомца с нескрываемым любопытством, и Скай внезапно почувствовала жалость к нему, заметив, как он заливается краской. Все свои 16 лет она прожила в городке Сансет-Клиффс и теперь могла представить, как неуютно этому юноше, оказавшемуся в комнате, полной незнакомых людей.

— Я вас слушаю, — сказал мистер Эддисон, подходя к нему.

Взгляд Скай упал на ноги парня. На нем были ковбойские ботинки, такие старые, что нельзя было угадать их первоначальный цвет.

— М-мне ск-к-казали идти сюда, — ответил он, вытаскивая из кармана куртки измятый листок бумаги. Он произнес это, растягивая слова, и по его произношению сразу стало ясно, что он родом не из Калифорнии.

Мистер Эддисон подвел его к своему столу.

— Ребята, это Клейтон Бондс. Он перевелся к нам из Тамблуида, штат Техас. — Затем он обратился к новенькому: — Клейтон, добро пожаловать в Эмерсоновскую школу. Я надеюсь, вам у нас понравится. А теперь займите свободное место в третьем ряду. Сейчас я дам вам учебник.

Пока Клейтон шел на свое место, Скай не сводила с него глаз. Когда он сел, оказалось, что школьный стул маловат для него. Скай подумала, что Клейтон довольно привлекателен, пожалуй, даже красив особенной, грубоватой красотой. Он чем-то напоминал ей актера Роберта Редфорда, только был моложе и стройнее.

Она вздохнула и открыла книгу, подумав про себя, что для нее не имеет значения, красив он или нет.

Она знала всех мальчишек в Эмерсоновской школе, и все они были ее друзьями, но ей казалось, что никто никогда не испытывал к ней романтических чувств. Она была всего-навсего «старушка Скай», свойская девчонка, хороший друг, которому можно доверить любую тайну. Мечтательно глядя в окно, Скай думала, что придет день, когда она уедет из Сансет-Клиффс, чтобы учиться в колледже. Там она встретит ребят, которым покажется очаровательной. Может, однажды она вступит на политическое поприще. И даже, может быть, станет первой женщиной — Президентом Соединенных Штатов. Мадам Президент — как красиво это звучит…

— Мисс Мак-Дэниэлс, не соблаговолите ли вы прочесть вслух параграф третий на странице 198?

По классу прокатился смех. Скай вспыхнула. Хотя она была лучшей ученицей девятого класса и членом школьного совета, на уроках обществоведения она частенько забывала обо всем на свете. Особенно под монотонные монологи мистера Эддисона, которого она, впрочем, очень любила. Покусывая нижнюю губу, она лихорадочно листала книгу в поисках нужной страницы. Наконец она нашла нужный абзац и быстро прочитала текст. Потом, заставив себя сосредоточится, она слушала, как мистер Эддисон задает ученикам вопросы по содержанию этого абзаца. Ей надо быть повнимательнее. Скай поймала взгляд Ронни Вестфилд, своей лучшей подруги, и с улыбкой пожала плечами.

— Клейтон, прочтите, пожалуйста, два следующих абзаца, — услышала она голос мистера Эддисона.

Скай с интересом взглянула на нового ученика. Ей не терпелось еще раз услышать его протяжный техасский говор.

Но техасец молчал.

— Клейтон! — нетерпеливо проговорил мистер Эддисон еще раз. Светловолосый мальчик откашлялся.

— З-за… ко… но… да… те… законодательная… вл… влась…

Несколько учеников прыснули, но мистер Эддисон нахмурился, и смешки прекратились. Скай склонилась над книгой, порозовев от смущения. Да он ведь и читать не умеет! Казалось, чем больше он старался, тем труднее ему это удавалось. Прошла целая вечность, прежде чем Клейтон прочел один-единственный абзац.

Но еще дольше, наверно, длилось молчание, когда он наконец закончил. Казалось, даже мистер Эддисон потерял дар речи.

— Хорошо, Клейтон, спасибо, — выговорил наконец преподаватель и направился к доске.

Скай слышала, как за ее спиной Джим Оуэнс прошептал Пегги Миллс:

— Надеюсь, мистер Эддисон заставит его читать каждый день. То-то мы отдохнем: ведь больше уже ни на что времени не останется.

Пегги и другие ребята засмеялись, и Клейтон повернулся в их сторону. Его обиженный взгляд на мгновение задержался на Скай. Она улыбнулась ему, но его глаза сердито сверкнули. Он решил, что она тоже смеется над ним, подумала Скай. У нее неприятно засосало под ложечкой, и она облегченно вздохнула, когда прозвенел звонок.

Не дожидаясь Ронни, Скай побежала в коридор к своему шкафчику, чтобы забрать оттуда завтрак. Потом, опустив в автомат монетку, она получила пакет молока и поспешила во двор. Хоть день стоял довольно прохладный, на солнце было тепло. Скай залюбовалась горами вдали: белые пушистые облака нависали над их зазубренными вершинами.

— Скай, мы здесь, — позвала ее Ронни.

Скай подошла к Ронни и Сюзанне Пейдж, которые уже разложили свой завтрак на столике.

— Ронни как раз говорила мне, что у нас в школе новенький, — сообщила Сюзанна, едва Скай присела на скамейку и открыла свой коричневый портфель.

— Угу. — Скай порылась в портфеле и выудила оттуда блестящее красное яблоко и коробку с домашним печеньем. Она поставила печенье перед Сюзанной и Ронни, приглашая их угощаться.

— Ну и как он тебе? — не отставала Сюзанна. — Он пришел к вам на урок обществоведения, так?

Скай и Ронни обменялись быстрыми взглядами. Скай неохотно ответила:

— Ну… Он из Техаса.

— Мне это ни о чем не говорит, — заметила Сюзанна. — Все равно как если бы ты сказала, что он с Марса. Он симпатичный?

— Не знаю… Наверно…

— Так симпатичный или «наверно симпатичный»? — настаивала Сюзанна.

— Некоторые ребята смеялись над ним, потому что он не очень хорошо читает, — сказала Ронни, прожевав кусок бутерброда.

И снова у Скай появилось неприятное ощущение, когда она вспомнила Клейтона Бондса и его обиженный взгляд.

— С тобой все в порядке, Скай? — спросила Сюзанна.

— Мне просто жаль Клейтона, ведь он новенький. А над ним все смеялись. Как он, наверно, отвратительно себя чувствовал! А ведь очутиться в новой школе — в любом случае не просто.

— Но его одежда! — Ронни закатила глаза и провела рукой по своим рыжим волосам. — Все на нем такое старое и потрепанное! Если он хочет вписаться в наш коллектив, пусть не одевается как подручный ковбоя!

Скай поглядела на своих подруг. Они были в модных рубашках из жатого шелка и дорогих джинсах. Наверно, все в классе заметили, какие у Клейтона поношенные джинсы и ботинки. И она пожалела его еще больше.

* * *

Когда занятия окончились, Скай и Ронни, как всегда, поспешили на автостоянку, где они встречались с Майком Монтгомери, — он обычно подвозил их домой. Майк был другом и ближайшим соседом Скай и ухаживал за Сюзанной.

— Что это за чудовище рядом с машиной Майка? — воскликнула Ронни.

Скай скользнула взглядом по старомодной развалине. В этот момент на стоянке появился Клейтон Бондс.

— Это страшилище, оказывается, его машина, — хихикнула Ронни. — Что ж, каков хозяин, таков и автомобиль.

Глядя, как машина Клейтона с диким фырканьем и треском выезжает со стоянки, Скай едва удержалась, чтобы не броситься вслед и объяснить, что она вовсе не смеялась над ним на уроке. «Слишком поздно», — подумала она, когда машина свернула за поворот.

— И все-таки он довольно обаятельный, тебе не кажется? — спросила Ронни.

— А? Кто? — опомнилась Скай, изумленно подняв брови.

— Ну, новенький, Клейтон. Ему только надо купить новую одежду, и он будет очень даже ничего.

Скай представила себе Клейтона в смокинге. На мгновение она даже задумалась, не пригласить ли его пойти вместе на Прощальный ужин. Но в глубине души она прекрасно понимала, что у нее никогда не хватит на это смелости. К тому же, — подумала она вдруг, — у него может быть, и нет ничего, кроме этой куртки и стоптанных башмаков.

Глава 2

У Скай свело желудок, когда в тот же вечер ее мама вытаскивала из духовки запеченного цыпленка с рисом. Сидя за кухонным столом с учебником по тригонометрии, она, изнывая от голода, смотрела, как мама режет шпинат к ужину.

— Папа сегодня поздно придет? — спросила Скай.

— Надеюсь, что нет, — проговорила мать, натирая деревянную салатницу зубчиком чеснока. — Иначе этот цыпленок совершенно высохнет.

В гостиной старинные напольные часы пробили 7 раз, и Скай захлопнула учебник, довольная, что ей удалось успешно решить целую страницу задач.

— А что, папа опять работает над большой статьей? — спросила она, стащив из салатницы листок шпината.

Мистер Мак-Дэниэлс был главным редактором и издателем «Сансет газетт». Он превратил этот незначительный провинциальный еженедельник в серьезное ежедневное издание, распространяемое не только в Сансет-Клиффс, но и в нескольких соседних городах. Отец Скай был известен своей активной жизненной позицией: то и дело он поднимал в редакторской колонке газеты важнейшие проблемы, включая его самую любимую — улучшение условий жизни коренного населения Калифорнии, — надеясь таким образом призвать общественность к действию.

— Нет, у него сегодня встреча с рекламодателем.

Скай потянулась за следующим листиком шпината, когда услышала шум подъезжающей машины.

— А вот и он! Прекрасно. Собирай свои книжки и накрывай на стол, — попросила мать. — Мы сегодня поужинаем на кухне.

— Чем-то пахнет, и пахнет вкусно, — сказал минуту спустя отец, заходя в кухню в куртке, накинутой на плечи. Он поцеловал жену и принюхался. — Какие изысканные духи у тебя, дорогая! Туалетная вода «Аромат чеснока»?

Мистер Мак-Дэниэлс лукаво подмигнул дочери.

Скай весело улыбнулась.

— Пап, ты же знаешь старую поговорку: путь к сердцу мужчины лежит через желудок. И через нос тоже!

— И твоя мама нашла самый верный путь, — подтвердил мистер Мак-Дэниэлс, похлопывая себя по плоскому животу.

Втроем они устроились за столом. Во время ужина Скай рассказала родителям о новичке в ее классе.

— Он только что переехал сюда? — спросил отец.

Скай кивнула.

— И что еще ты о нем знаешь? — поинтересовался мистер Мак-Дэниэлс.

— Практически ничего. Только то, что он из Техаса и почти не умеет читать.

— Да, дело плохо! — посочувствовал мистер Мак-Дэниэлс.

— Еще бы, — сказала Скай. — Он симпатичный, как мне кажется, славный парень, но вот как он одевается…

Мама нахмурилась.

— А как он одевается?

— Одежда на нем такая старая! Нет, она не грязная, ничего такого, — быстро добавила она. — Просто такое впечатление, что он носит ее сотню лет. И ботинки у него такие поношенные, а машина — ну просто рухлядь.

Мать и отец Скай обменялись взглядами.

— Кажется. ему несладко придется в Эмерсоновской школе, — заметил мистер Мак-Дэниэлс. — Боюсь, что внешний вид для вас значит слишком много.

Скай задумалась — неужели он прав?

— Ты считаешь, меня бы не выбрали вице-президентом девятого класса и Сюзанна, Ронни и Майкл не были бы моими друзьями, если бы у меня не было хорошей одежды и красивого дома?

В кухне повисла тишина. Затем отец сказал:

— Хороший вопрос, Скай. Но ни я, ни мама тебе на него не ответим. Что ты думаешь сама?

Скай оглядела светлую, аккуратную кухню.

— Я не знаю, папа. Честно говоря, я об этом не задумывалась. У меня всегда были хорошая еда, хороший дом и вкусная еда. Но мне показалось, что у Клейтона ничего этого нет.

— Есть довольно много людей, которым не так повезло в жизни, как нам, Скай, — заметила мать.

После ужина мистер Мак-Дэниэлс отправился к себе, чтобы еще поработать. Скай пошла в свою комнату доделывать уроки, но мысли ее все время возвращались к Прощальному ужину, который девятый класс по традиции устраивал для выпускного, десятого. Раз у нее не хватило духу пригласить Клейтона и никто другой не пригласил ее, похоже, что она будет единственной ученицей в Эмерсоновской школе, которой не с кем будет пойти на праздник. Скай закрыла учебник английского и вышла на кухню, где мама загружала посудомоечную машину.

— Почему ребята меня не любят? — уныло спросила она.

— Разве тебя не любят? — удивилась миссис Мак-Дэниэлс. — Вы же дружите с Майком всю жизнь.

— Я не о друзьях говорю, мам. Я имею в виду — ребята не влюбляются в меня. — Она плюхнулась на стул. — Мальчики воспринимают меня как друга. Может, это из-за моих волос? Они, наверное, слишком короткие? Или из-за того, что я не очень женственная…

— Ты не права, дорогая, — мягко возразила мать.

Скай подавила тяжкий вздох.

— Я, наверно, останусь старой девой, — сказала она в отчаянии.

Миссис Мак-Дэниэлс не сдержала улыбки.

— Послушай, Скай, термином «старая дева» перестали пользоваться еще в пятидесятых годах. Я надеюсь, ты не мечтаешь выскочить замуж в 16 лет!

— Конечно, нет. Но мне не помешало бы немного романтики в жизни, — ответила Скай.

— Она будет, дорогая. Ты симпатичная, умная девушка. Просто тебе еще не встретился тот парень, что влюбится в тебя.

— Ну, конечно. Ты моя мать. Что тебе еще остается говорить?

Миссис Мак-Дэниэлс сердито покачала головой и вышла из кухни. Скай со скорбным видом уставилась в окно.

— Салют, малыш, — раздался голос снаружи.

— Ой, привет, Майк, — воскликнула Скай. — Заходи.

Майк Монтгомери вошел в кухню через черный ход и уселся рядом со Скай.

— Слушай, ты решила десятую задачу по тригонометрии? — спросил он. — Я понимаю, как не хорошо многоопытному старшекласснику вроде меня обращаться за помощью к малявке, но у меня задачка никак не выходит.

Он улыбнулся Скай; глядя на его загоревшее лицо и красивые белые зубы, она в который раз подумала: «До чего же он хорош собой!»

Но Майк был для нее кем-то вроде старшего брата, и она воспринимала их отношения как нечто само собой разумеющееся. Он так часто бывал в их доме, что родители Скай могли бы с полным правом причислять его к своим домочадцам.

— Конечно, Майк. Ешь пока пирог, а я принесу книжку.

Пока Скай бегала в гостиную за учебником, Майк с довольным видом принялся за яблочный пирог миссис Мак-Дэниэлс. Когда она вернулась, он уже допил остатки молока из стакана.

— Как ты думаешь, Майк, я привлекательная? — спросила она.

В его карих глазах мелькнуло изумление.

— Ну конечно, Скай. Ты такая миниатюрная, симпатичная.

— Но влюбиться-то в меня можно? — настаивала она.

— Вполне. Что с тобой стряслось? Ты что — сама в кого-нибудь влюбилась?

— Нет. И, как мне кажется, в меня тоже никто никогда не влюбится. Если я такая симпатичная и обаятельная, то почему парни не назначают мне свидания?

Майк заерзал на стуле.

— Ну, если хочешь знать правду, малыш, то они тебя побаиваются, — выдавил он наконец. — Пойми — ты заставляешь нас казаться себе глу-пы-ми. Вот посмотри на меня. Я пришел, чтобы попросить тебя помочь мне с тригонометрией. Правда, я не комплексую так, как остальные ребята, поскольку всю жизнь тебя знаю.

— Не хочешь ли ты сказать мне, что у меня была бы куча поклонников, если бы я была беспомощной дурехой?

— Ну, не то чтобы дурехой, Скай. Просто мужчине необходимо знать, что у него что-то получается лучше, чем у тебя. — Он откусил большой кусок пирога.

— В тебе очень развито чувство соперничества…

Скай раздраженно стукнула ладошкой по столу, свирепо глядя на Майка.

— Об этом и разговаривать нечего! Я не буду изображать из себя беспомощную дуру, даже если у меня в жизни не будет ни одного свидания!

arrow_back_ios