Содержание

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Кейт Грегори не могла поверить, что сестра обращается к ней с такой просьбой.

— Нет уж, — твердо сказала она, снова придвинув скрипучий деревянный стул к столу и повернувшись спиной к сестре. — Я не стану участвовать в твоем нелепом плане.

— Но, Кейти, — захныкала Бьянка у нее за спиной, как она делала в детстве двадцать лет назад, будто и не повзрослела. — Причина уважительная. Подумай об этом… это романтично.Разве у тебя в душе нет хотя бы капли романтики?

Кейт повернулась на стуле и оказалась лицом к лицу с сестрой. Вот на этотвопрос она легко могла ответить.

— Нет. Даже капельки. — Нет уж. Романтика была азартной игрой, а она по горло сыта азартными играми.

— Кейт! — Бьянка пришла в ужас. — Ты не то хотела сказать.

— О, именно то. — Кейт улыбнулась и снова повернулась к гроссбухам Грегори Фармз, техасского бизнеса ее семьи, считавшегося — далеко не бесспорно — лучшим в области разведения скаковых лошадей на Западе.

Вообще-то эти гроссбухи — матафорический ответ на вопрос Бьянки. Последние сорок лет семья Грегори жила разом густо, разом пусто, в зависимости от родословной лошадей, условий беговой дорожки, погоды, здоровья жокеев и их пристрастия к выпивке, а также от вуду и множества других переменных величин, не поддающихся контролю.

Кейт не терпелось уехать. Она уже скопила довольно много денег и собиралась, как только добьется своего, переехать в Даллас — достаточно близко от отца и сестры, если она им понадобится, но достаточно далеко, чтобы не участвовать в бизнесе, — а там найти себе другое занятие. Вероятно, она станет учительницей начальной школы. Возможно, жители Эйвон-Лейка удивились бы, узнав, что она получила в колледже степень бакалавра в области начального детского образования.

Некоторые, может быть, назвали бы увлекательной жизнь скачек, но только не Кейт. Хотя она любила животных, но до сих пор помнила трудные годы, когда ее семья питалась рисом и фасолью и жила под постоянной угрозой лишиться дома. Мать плакала, отец нервничал, па детей не обращали внимания… это была очень напряженная жизнь.

Тогда Бьянка была совсем маленькой, и ей посчастливилось забыть худшее, Бьянка думала, что в ее жизни всегда присутствовали счастье и процветание.

Откровенно говоря, из-за этого она иногда вела себя как довольно избалованный ребенок.

Вот и сейчас…

— Кейти… — Бьянка повернула сидевшую на стуле Кейт лицом к себе. — Пожалуйста.

— Нет.

— Сделай это для меня.

Кейт покачала головой, не в силах поверить, что сестра способна на такой эгоизм.

— Нет, Бьянка. Я не выйду замуж ради тебя. — Невероятно, какие вещи ей приходится говорить, причем не один раз.

— Тебе незачем по-настоящемувыходить замуж, — поспешно уточнила Бьянка. — Просто скажи папочке, что выходишь. Пока он будет занят твоимзамужеством, я могу планировать моюсвадьбу.

Кейт уронила руки на колени и холодно посмотрела на сестру.

— Значит, сказать папочке, что я выхожу замуж.

Бьянка нетерпеливо закивала.

— Верно.

— Выдумать жениха, запланировать поддельную свадьбу, переехать в воображаемый дом, притвориться, по-видимому, на ближайшие тридцать или сорок лет, будто рожаю и воспитываю детей, после чего удалиться от дел с несуществующим мужем и качать на коленях внуков, которых у меня никогда не будет.

— Ну… — Похоже, Бьянка начала понимать. — Наверное, ты права.

Кейт подняла руки.

— Аллилуйя. Она наконец поняла.

Бьянка кивнула. И на миг показалось, будто сестра действительно поняла глупость своего намерения. Но потом она сказала:

— Нам надо будет найти настоящего парня. — Она задумчиво потерла подбородок.

—  Что?

— Или, может быть, нанять актера.

У Кейт округлились глаза. Она с минуту подождала, но Бьянка так и не рассмеялась и не сказала, что шутит.

— Ты слышишь, что говоришь? Теперь ты хочешь нанять актера? И чтобы я притворилась, что выхожу за него замуж?

— Ну…

— И все для того, чтобы переиграть папу в его старомодном, ограниченном, высокомерном консерватизме? Нет уж.

Генри Грегори настаивал, чтобы его старшая дочь вышла замуж раньше младшей. Она знала, что это шло оттуда же, откуда шли многие его представления о мужчинах и женщинах: старые традиции, приверженность строгому воспитанию.

Пока мать Кейт не умерла, именно она занималась детьми. Отец иногда играл с девочками и всегда им улыбался и подмигивал, даже если у них возникали проблемы.

Но после смерти Хелен он стал похож на заблудившееся животное. Он потерянно кружил по комнатам и тщетно пытался понять девочек, которые до сих пор были для него лишь игрушками. Начав в одиночку воспитывать Кейт и Бьянку, отец слишком серьезно отнесся к своим обязанностям и не проявлял к ним былой мягкости.

— Что же мне делать?

— Вы с Виктором просто должны пожениться. Без спросу. Папа переживет.

— А если нет? Что, если я это сделаю, а он отречется от меня и уволит Виктора?

Виктор Блум был женихом Бьянки и лучшим тренером ее отца.

— Он наверняка не уволит Виктора, тот слишком ценен. А то, что он от тебя отречется, — глупость.

— Почему ты так уверена?

— Потому что он тебя любит, Бьянка, и хочет, чтобы ты была счастлива. Даже если это означает отказ от его безумных устаревших представлений о приличиях, взятых из шестнадцатого века.

— Что, если ты ошибаешься?

— Не ошибаюсь. — Кейт посмотрела на сестру и решительно покачала головой. — Послушай, честное слово, он просто петушится.

Похоже, она не убедила Бьянку.

— Ну, если подумать, он ведь заботится о тебе. Не хочет, чтобы ты осталась одинокой старой девой. Он бы успокоился, если бы ты его убедила, что с кем-то помолвлена.

Кейт долго и сурово смотрела на сестру. Потом повернулась к столу и взяла ручку. На такое глупое утверждение не стоило отвечать.

— Разговор окончен, Бьянка. Выйди и закрой за собой дверь, хорошо? — Она снова посмотрела на гроссбух и нашла то, что искала. Пункт под названием «Экстракт Огня» с депозитной суммой, равнявшейся четыремстам двадцати пяти тысячам долларов.

По мере того как уменьшался запас замороженной спермы замечательного скакового жеребца Огненный Полет, сумма росла. Отличная возможность убедить отца вложить деньги во что-то серьезное. Тогда у него появились бы сбережения на черный день и он не зависел бы от скачек.

Она собиралась немедленно поговорить с ним об этом, пока он не решил снова вложить деньги во что-нибудь рискованное. Он богател на риске — а это ее сильно тревожило.

Она начала звонить отцу, но Бьянка нажала на рычаг.

— Как насчет… — снова завела свое Бьянка, стараясь говорить как можно убедительнее. — Что, если ты просто попробуешь ходить на свидания? Встретишься с парой парней, посмотришь, что будет дальше. Может, проблема решится сама собой, естественно и честно.

Кейт рассмеялась.

— Какой альтруизм с твоей стороны.

— Можешь не верить, Кейти, но я на самом деле забочусь о тебе. Вероятно, тебе пошло бы на пользу, если бы ты немного походила на свидания, а не работала все время.

Кейт усмехнулась.

— Я встречалась со всеми подходящими парнями города — со всеми четырьмя — и, отдавая им должное, скажу: спасибо, но нет, спасибо.

— Не со всеми, — настаивала Бьянка. — Например, вернулся Бен Девиер. Ты никогда не встречалась с ним, хотя, — се голос стал заговорщическим, — честно говоря, по-моему, он всегда был к тебе неравнодушен. Просто ты боишься риска.

При упоминании Бена Девиера Кейт рассердилась. К чему говорить, что она не хочет рисковать?! Она когда-то поставила на него и проиграла.

Отщепенец из порядочной семьи, владевшей земельной собственностью рядом с Грегори Фармз.

Бен Девиер считался трудновоспитуемым ребенком и даже довольно опасным. Помнится, он запускал фейерверки в сторону их владений, а когда Кейт, испугавшись, заплакала и попросила его остановиться, он только рассмеялся и поджег следующий.

В средней школе ом ездил на своем джипе по всем пастбищам, что бесконечно раздражало как отца Кейт, так и его отца, но ему было на это наплевать. Он был хулиганистым парнем в отличие от серьезной Кейт, и они нередко конфликтовали. В предпоследнем классе он прозвал ее Серьезной Салли, а ее немного пугала его неукротимость.

Но, кроме того, Кейт отлично помнила, как он застрелил своего пса, забежавшего в выгул. Придя в ужас, она убежала не оглядываясь и поклялась всегда обходить ранчо Девиер стороной. Этот случай подтвердил то, что она уже начала подозревать: Бен совсем не такой, каким казался. Конечно, его считали обаятельным и умным, а несколько девочек были влюблены в него за его шарм. Но Бен Девиер был темной лошадкой.

Этот вывод несколько успокоил Кейт относительно того, что между ними произошло.

В средней школе и вообще в городе Бена считали записным плейбоем. Девушки не могли рассчитывать на то, что он, проведя с ними вечер, позвонит им утром, но тем не менее хотели с ним рискнуть. Если верить тому, что о нем рассказывали, перед его обаянием не устояло множество женщин. Даже Кейт как-то поцеловалась с ним на вечеринке летом после выпускного класса. Это был потрясающий поцелуй, и несколько следующих недель она надеялась, что он позвонит и что, может быть… Потом она поняла: для Бена это был лишь минутный гормонный прилив.

Может бытьтак и не пришло, и Кейт пожалела, что призналась ему в любви. Если верить его другу Лу Паркеру, он целовался с Кейт только в шутку,как бы в ответ на вызов. Лу стал за ней ухаживать, и оскорбление показалось ей еще сильнее.

Вскоре после этого Бен Девиер уехал из города, и Кейт обрадовалась его отъезду. Она надеялась, что он никогда не вернется.

arrow_back_ios