Содержание

Армада, которая в мае 1588 г. наконец отплыла в Ла-Манш, на вид представляла собой внушительную мощь. Главные боевые силы с обеих сторон не уступали одна другой: 60 – 70 галеонов с ядром из примерно 20 очень мощных кораблей. Самые крупные с каждой стороны были водоизмещением около 1000 тонн. Правда, у испанских судов были более высокие надстройки, что делало их менее маневренными по сравнению с более низко посаженными английскими галеонами. И что очень важно – английские моряки были опытнее в парусном деле.

Да и английское командование превосходило командование неприятеля. Номинально командующими были герцог де Медина Сидония и лорд Говард Эффингем. На деле испанским командующим был Диего де Вальдес, опытный моряк, но неспособный руководить подчиненными. У англичан был Дрейк, тогда в расцвете своих способностей.

В вооружении флотов существовали значительные различия, соответствовавшие различиям в тактике. Тактической целью испанцев было обстрелять противника с близкой дистанции, с тем чтобы повредить такелаж и подорвать боеспособность экипажей, а затем сблизиться, взять на абордаж и высадиться на борт неприятельского корабля. Соответственно они вооружили галеоны примерно 40 недальнобойными тяжелыми орудиями. Цель же англичан состояла в том, чтобы обстрелять суда на развороте с как можно более дальней дистанции, имея в виду их потопление. Поэтому они вооружили свои суда главным образом легкими в обращении дальнобойными кулевринами.

19 июля 1588 г. Армада появилась близ мыса Лизард. Какое-то время юго-западный ветер удерживал английский флот в Портсмутской гавани, офицеры развлекались игрой в шары. Но 20 июля английские корабли выбрались из гавани и двинулись навстречу Армаде. Дрейк решил перехватить инициативу, зайдя к испанцам с наветренной стороны. Первый раз англичане проявили превосходство в мастерстве кораблевождения, когда их флот на коротких галсах прошел сквозь строй противника, оказавшись, как и намечалось, с наветренной стороны. Дрейфовавшая полумесяцем Армада теперь по воле англичан была вынуждена вести арьергардные бои на всем протяжении Ла-Манша.

На деле так оно и было в следующие пять дней. Англичане решили использовать свое превосходство в маневренности и дальнобойности орудий и день за днем топили с тыла ближайшие испанские корабли. Сначала налетали небольшими группами, позднее флот разбили на четыре эскадры – начало тактики взаимодействия. Англичане снова и снова превосходили противника в скорости. Но избранная ими тактика оправдывала себя не в большей мере, чем неприятельская. Английские орудия оказались слишком легкими, чтобы причинить серьезный ущерб противной стороне со считавшейся безопасной дистанции. Испанская тактика, бывшая всего лишь адаптацией средневековых методов галерной войны, потерпела неудачу, ни один испанский корабль не смог сблизиться с английским.

Англичане взяли верх благодаря превосходной мореходной практике и явной неумелости испанцев. С самого начала захватив инициативу, Дрейк держался наветренной стороны благодаря неизменно дувшему «протестантскому» ветру. Предвидя возможные незначительные перемены ветра и течения, он 25-го вынудил испанцев пройти мимо Солента и двинуться дальше по проливу, лишив их в дальнейшем возможности встать на якорь, в чем они нуждались, поскольку Парма не согласовал по времени сбор своих войск на фламандском побережье. Решающий момент наступил, когда перед рассветом 29-го англичане с помощью брандеров рассеяли Армаду у Грейвлинз. Испанцы запаниковали, и англичане наконец смогли вклиниться в их ряды – у испанцев из-за их неопытности кончались боеприпасы. Но самые большие потери Армада понесла от штормов, когда разбитый флот бежал, огибая с севера Шотландию.

В оставшиеся 15 лет войны все плоды английской победы из-за отсутствия решительной стратегии были утрачены. За поразительно короткий срок богатства Испании позволили создать новый огромный флот галеонов. За это же время, как часто бывает после большой победы, английские расходы на военно-морской флот были урезаны, в море отправлялись позорно недоукомплектованные экспедиции. Что до прославлявшейся операции Гренвиля у Флорес на Азорских островах в 1591 г., то лучше бы ее не было. Когда в 1603 г. настал мир, Англия утратила добытое ей Дрейком господство на морях. Мечта каперов захватить испанский флот с сокровищами так и не сбылась.

Это не так уж много значило, ибо к тому времени к упадку Испании вели другие факторы, особенно инфляция. Бремя управления такой необъятной империей и защиты ее от посягательств хищников изо всех стран было изнурительным. За разгромом Армады последовало подорвавшее боевой дух испанцев поражение, полученное от голландцев. Тем не менее, еще какое-то время боевые качества испанских войск, как на море, так и на суше, продолжали пользоваться всеобщим уважением.

Конструкция и принцип действия ручного огнестрельного оружия – аркебуза, мушкета и пистолета. Аркебуз и мушкет имели тлеющий запальный фитиль, а пистолет – искровой колесцовый замок

Глава 12

ЕВРОПЕЙСКИЕ ВОЙНЫ В XVII В.

Предметом этой главы являются военные действия во время Тридцатилетней войны, гражданской войны в Англии и англо-голландских войн на море. Этот период дал одного из великих полководцев – короля Швеции Густава Адольфа. Он также дал Валленштейна, Паппенгейма и Руперта, Конде и Тюренна, Кромвеля, Тромпа и Блейка. Это был век, когда впервые успешно создавались наступательные тактические системы, включавшие применение огнестрельного оружия. Кроме того, значительно расширились, по числу участников и по территории, масштабы военных действий – в стратегии, в формировании войск, влиянии на жизнь государства.

Филипп II господствовал в Западной Европе, имея армию в 40 тысяч человек, а Людовику XIV для этого потребовалось 400 тысяч. Первоначально рост численности армий явился результатом стратегического размаха и роста богатств государств. Началась гонка вооружений, так что даже Бранденбург за 100 лет поставил под ружье 80 тысяч человек вместо прежних 900. Кроме того, армии становились постоянными. Чтобы поставить гарнизоны на границах и быть готовыми к зимним кампаниям, большинство государств взяло за правило держать лучшие войска на постоянной круглогодичной основе. Во всяком случае, новая тактика требовала более длительной военной подготовки.

arrow_back_ios