Содержание

Напомним, что железное судостроение России находилось в периоде своего становления.

2. Становление броненосного судостроения в России

В 1864 г. подступы к столице на море защищали десять однобашенных и три двухбашенные броненосные лодки, четыре башенных фрегата, три плавучие батареи и два броненосных фрегата с деревянными корпусами. Все эти корабли имели на вооружении десять 280-мм, тридцать 229-мм, семьдесят одно 203-мм и одиннадцать 152-мм орудий. Этот состав оборонительного флота признавался достаточным.

Недостроенными оставались спущенные на воду броненосные фрегаты «Князь Пожарский» и «Минин». Проект, по которому начинали строить оба корабля, вобрал в себя все лучшие качества казематированного фрегата «Беллерофон» — знаменитого творения Э. Рида. При разработке чертежей МТК обратил особое внимание на улучшение их мореходности и маневренности. Кроме того, против прежних бортовых броненосцев уменьшили число орудий для установки вместо них нескольких более мощных внутри своеобразной бронированной цитадели со срезанными углами. Первоначально проектируемая для них артиллерия состояла из восьми 229-мм нарезных орудий. Но потом ее состав изменили, планируя разместить в цитадели восемь 203-мм нарезных, а на верхней палубе в носу и корме по одному 152-мм нарезному орудию на поворотных платформах.

Корпуса обоих фрегатов набрали двухдонными, по бракетной системе, бывшей также одним из новшеств Э. Рида. На кораблях предусматривалась установка развитого рангоута, а отношение длины к ширине, большее, чем у аналогичных английских кораблей, и наличие съемных гребных винтов говорило о желании МТК сделать их хорошими «ходоками» в крейсерстве не только под действием машин, но и под парусами.

«Князь Пожарский», заложенный еще в 1864 г. на верфи Галерного островка и строившийся заводом Митчеля, вступил в состав флота в 1869 г.

Броненосный фрегат «Князь Пожарский».

Сильно перегруженный, корабль после первых неудачных испытаний вынудил МТК прибегнуть к некоторым изменениям. Под руководством контр-адмирала Н. А. Попова на корабле уменьшили рангоут и путем перемещения части внутренних грузов изменили центр тяжести, что заметно улучшило его мореходные качества. После чего «Князь Пожарский» стал первым броненосным кораблем русского флота, совершившим дальнее плавание. В 1873 г. он ушел в Средиземное море, пробыв там в качестве стационера два года, и только осенью 1875 г. вернулся в Кронштадт.

Результатом плавания явилось последующее усовершенствование корабля как крейсера. В Кронштадте подводную часть покрыли деревом и цинком, взамен шести котлов установили восемь, что повлекло и изменение его силуэта — к одной постоянной трубе добавили вторую подъемную. Это увеличило его скорость до 11,7 уз, которая, конечно же, считалась недостаточной.

Совсем по другому создавался фрегат «Минин». Строительство корабля началось в августе 1865 г. на Невском судостроительном и механическом заводе Семянникова и Полетики. В 1866 г. МТК коренным образом изменил проект, предложив достроить его башенным, что, по мнению комитета, заметно усилило бы его наступательные качества. В итоге «Минин» становился вполне мореходным кораблем, имевшим приподнятый бак, две двухорудийные башни Кольза с четырьмя 229-мм орудиями и 178-мм броневым поясом. С увеличением мощности машин до 4000 л. с. скорость планировалась 14 уз, а развитое парусное вооружение на треногих мачтах еще более улучшило бы ходовые качества.

Броненосный фрегат «Минин».

Для воплощения этой идеи пришлось удлинить корпус и внести изменения, которые отодвинули спуск корабля до октября 1869 г. В самый разгар строительства в 1870 г. в Бискайском заливе произошла известная катастрофа с английским броненосцем «Кэптен» — творением Купера Кольза, бывшим почти однотипным с «Мининым». Эхо этого события сразу же докатилось и до МТК, который забил тревогу, и, несмотря на то, что на «Минине» надводный борт предусмотрительно сделали выше, чем у «Кептена», а треногие мачты имели меньшие размеры, строительство остановилось и в дальнейшем велось совершенно по другим, кардинально переработанным чертежам. Переделка корпуса потребовала много времени и средств. Только в 1874 г. МТК разработал новую спецификацию корпуса, по которой достройку корабля вел уже Балтийский завод. Спустя четыре года фрегат прибыл в Кронштадт. Испытания, проведенные в том же году, показали отличную скорость нового крейсера — 14,5 уз. Сразу же по готовности «Минин» ушел в Средиземное море.

Время проектирования А. А. Поповым «монитора-крейсера» и переоборудования «Минина» в башенный фрегат относится к периоду создания крейсерского флота России, необходимость в котором назревала все более и более. Идеальными океанскими крейсерами в мировоззрении судостроителей всех стран оставались все же безбронные корабли, эталоном которых тогда являлись английский «Инконстант» и американский «Вампаноа», имевшие большие скорости 15,5 и 17,7 узла.

Свои взгляды на строительство крейсерского флота в феврале 1868 г. изложил капитан 2 ранга Н. В. Копытов. «Русский военный флаг, водворенный на океанах Вашим Императорским Высочеством, в будущем никогда уже не покинет этого своего полезного поприща», — писал он в докладной записке на имя генерал-адмирала Константина Николаевича. Н. В. Копытов предлагал строить специально проектируемые корабли с броневым поясом шириной семь футов (2,1 м) только по ватерлинии, уменьшив «надводные тяжести», установив на них «самые сильные» механизмы и имея при этом развитую парусность. Корпуса крейсеров в целях облегчения следовало строить композитными, которые «… должны быть крепкими и с большими таранами».

Предлагаемый Н. В. Копытовым к строительству крейсер должен иметь водоизмещение 7718 т, мощность машин 7200 л. с, длину 91,4 м, броню батареи 203–229 мм и артиллерию из 12 229-мм орудий, находившихся не на верхней, а в батарейной палубе и стрелявших четыре в носовой сектор, шесть на борт и два в корму.

Предложение Н. В. Копытова рассмотрели в МТК. Занимавшийся этим вопросом полковник М. М. Окунев признал неоправданным наличие композитного корпуса с тараном. Все остальные предложения и являлись тактико-техническим заданием для крейсеров-корветов, к проектированию одного из которых приступили в МТК под руководством А. А Попова, творчески использовавшего при этом свой опыт строительства «Князя Пожарского».

Броненосный корвет «Герцог Эдинбургский».

Главным при составлении чертежей нового океанского крейсера явилось наличие более сильной артиллерии, чем на американских и английских крейсерах, для чего корабль должен был иметь 203-мм артиллерию, предложенный Н. В. Копытовым 152-мм пояс шириной 1,8 м и скорость большую, чем у рангоутных и башенных броненосцев, полный трехмачтовый рангоут, большую автономность и удобное размещение экипажа. Все эти условия являлись неотъемлемыми при проектировании наших броненосных крейсеров в конце прошлого века.

arrow_back_ios