Рейтинг книги:
8,78 из 10

Камера, мотор… поцелуй

Логан Никки

Содержание

Глава 1

«Четверо на одного. Неплохо».

Ава Ланге смотрела на мужчин в одинаковых деловых костюмах, сидевших по обе стороны от Дэниела Арнота в его сиднейском офисе. Они были настолько напыщенны и уверены в себе, что буквально лопались от удовольствия.

— И это даже не запрещено законом? — строго спросила она. — Они в состоянии это сделать, Дэн? До какого числа действует мой контракт?

Ава намеренно сказала «они», словно провела демаркационную линию между двумя воюющими сторонами, одной из которых была она, а другой — все эти люди. Сама линия представляла собой невидимую колючую проволоку — чувства, которые Ава испытывала в эту минуту. Особенно по отношению к мужчине, сидевшему в центре, чьи карие глаза внимательно наблюдали за ней.

— Да, Ава.

Эти слова, отчетливо выразившие, на чьей он стороне, не вызвали в ней ничего, кроме разочарования. Когда Аве сообщили, что ее вызывает руководство, она не на шутку встревожилась. Она опасалась, что ей собираются сообщить о скором увольнении, но никак не предполагала, что ее повышают в должности.

Узнав, какого рода повышение ей предстоит, Ава пришла в ярость Она даже подумала о том, что увольнение было бы предпочтительней.

Ава нарочито медленно положила руки на стол, внутренне удивившись собственной выдержке.

— Ты хочешь сказать, что теперь от того, соглашусь ли я встать перед камерой, зависит, буду ли я продолжать свою работу в «Городском ландшафте» в качестве дизайнера-консультанта?

Прежде чем Дэниел успел ответить, вмешался «костюм номер один».

— В вашем контракте есть оговорка, что «Аусван» может изменить некоторые условия…

Дэн искоса взглянул на юриста. Поймав его взгляд, мужчина запнулся. Дэн взглянул Аве прямо в глаза.

— Если ты помнишь, не далее, как в прошлом году мы отсняли материалы, посвященные съемкам телепередач. Ты появилась там в одном из эпизодов всего на несколько минут, но в редакцию пришла масса положительных откликов. Мы хотим попробовать тебя в роли телеведущей.

О! Эти карие глаза смотрели на нее так внимательно, так завораживающе… На мгновение Ава почувствовала, что еще чуть-чуть и она снова поддастся чарам этого человека. Но нет! Она не может позволить себе снова потерять голову.

— У меня нет желания показываться на телевидении.

Подбородок Дэниела напрягся, и неожиданно для самой себя Ава порадовалась оттого, что ее ответ совсем не пришелся ему по душе и что-то для него все-таки имеет значение. Ава знала, что сейчас за этим последует такое, что может ей совсем не понравиться. Об этом говорили его глаза: чем непроницаемей они были, тем усиленней работал его мозг.

— Ава, такой шанс представляется раз в жизни, — сказал он.

Она убрала руки с полированной поверхности стола. Судя по выражению лица Дэниела, ее слова ничего для него не значили и он намерен был переубедить ее. Пульс Авы учащенно забился, плечи распрямились.

— У меня нет желания показываться на телевидении, Дэн. Мой ответ — «нет».

«Костюм номер один» снова поспешил вмешаться:

— Если вы откажетесь, то тем самым нарушите условия договора.

Ава взглянула на него, чтобы понять, чем для нее может обернуться ее упрямство. В этот момент он был похож на гончую, почуявшую запах крови. Она представила себе, каким он может быть в суде и сколько лошадей придется продать ее отцу, чтобы нанять ей хорошего адвоката. Ава судорожно сглотнула, стараясь не выдать охватившей ее дрожи.

Дэниел откинулся на спинку кресла. Не произнося ни слова, он поднял два пальца, и трое адвокатов встали как один. Если бы Ава не была такой разъяренной и вместе с тем испуганной, она бы рассмеялась.

Она не сводила глаз с Дэниела все время, пока адвокаты не скрылись за дверью. Когда они остались вдвоем, он провел ухоженной рукой по волосам, уложенным в стильную прическу.

Стильная прическа? У Дэна? Нет. Это не про него.

Дэниел Арнот, которого она помнила, уделял таким вещам столько же внимания, сколько политике, то есть почти нисколько. Он не обращал внимания на то, что его не интересовало. Когда-то Ава мечтала о том, что он всерьез увлечется ею. И вот теперь этот момент настал: Дэниел Арнот уделяет ей все свое внимание, только почему-то ей хочется бежать от него со всех ног.

— Ава… — начал он.

— Нет!

Она вскочила, слишком хорошо помня этот удивительный голос, который становился таким каждый раз, когда Дэн хотел от нее чего-то добиться. Неужели он все еще имеет над ней власть? Ава отошла на несколько шагов. Обернувшись через плечо, она бросила на него предупреждающий взгляд.

— Думаешь, я не понимаю, к чему ты клонишь? Ты отточил свои навыки ведения переговоров на мне и на моем брате.

— Ава, если ты откажешься, то нарушишь условия договора и дашь отличный повод пираньям, которые сейчас за дверью, растерзать тебя в суде. Ты этого хочешь?

Чудовищно дорогое и публичное рассмотрение дела в суде? Ни за что! Все, чего ей хотелось, — это потихоньку развивать свой бизнес и прочно встать на ноги. Сейчас она просто не может допустить, чтобы это произошло, ведь в таком случае ее репутации конец. Нет, это будет слишком дорого, тем более, что каждый заработанный цент она вкладывала в свой бизнес.

В углу кабинета стояла кадка, в которой рос большой черный бамбук. Ава бросила на него взгляд. Наверное, корням этого бамбука было тесно, но стенки мешали им вырваться наружу. Она почувствовала себя таким же растением, потому что тоже попала в западню.

Ава порывисто обернулась:

— Разве ты не знаешь меня, Дэн? Почему ты так уверен, что я соглашусь?

— Здравый смысл. У тебя нет выбора.

Ава снова подошла к столу:

— Я люблю свою работу! Мне нравится находиться за сценой, разрабатывать дизайн…

— Ты будешь продолжать все это делать, но стоя перед камерой. Иногда придется повторить какие-то съемки по нескольку раз, для получения более качественного кадра. Остальное останется без изменений.

Дэниел в задумчивости потер подбородок, и Ава вдруг забыла, о чем они говорят, так как ясно представила себе, как ее ладонь касается жестких волосков его щетины. Она слегка тряхнула головой, словно приходя в себя после транса.

— Разве что только я буду пропадать все время на съемочной площадке, вместо того чтобы работать над дизайном в моем домашнем офисе.

Взмахом руки Дэн отмел ее опасения:

— Предоставим тебе мобильный офис.

Скорость, с которой он предложил ей шестизначную сумму в качестве заработной платы, ошарашила ее. Ава никогда не сомневалась в том, что его финансовая состоятельность в разы отличалась от ее тщательно продуманного бюджета, но даже ей подобная щедрость показалась подозрительной. Склонив голову, Ава изучала его лицо.

— А какая тебе от этого выгода? — осведомилась она и тут же заметила, как он напрягся. — Я не люблю, чтобы мое имя трепали все, кому не лень.

— Ава… — Тот же бархатный голос… — Будь благоразумна.

Ава ощутила прилив гнева.

— Ты просишь меня оставить дом, свою работу, забыть про все свои дела, и все только потому, что это нужно тебе. Так, что ты получишь? Деньги? Повышение? Угловой офис?

Последний удар попал точно в цель. Дэниел слегка вздрогнул, но это было все, что он себе позволил.

— Один сезон, Ава. Тринадцать шоу. После этого срок твоего контракта истекает, и ты сможешь возобновить его на своих условиях.

Ава фыркнула. А ведь когда-то она была свободна, это было шесть месяцев назад, как раз до того, как подписала договор с «Аусван». Тогда стабильный годовой доход и возможность пополнить портфолио показались ей заманчивым предложением. И пока у нее не было причин сожалеть о принятом решении.

Но это?.. После всего того, что ее семья сделала для него?

Почему он так изменился?

Холодная ярость и фамильное упрямство Ланге сделали свое дело.

— И это ты называешь переговорами? Как ты думаешь, что бы сказал мой отец, если бы узнал, на что ты меня толкаешь?! — в бешенстве бросила Ава.

Дэниел вскочил с кресла, обошел стол и встал напротив нее. Теперь их разделяло всего несколько сантиметров. Ава встретила его взгляд и сделала вдох и выдох ртом, чтобы его головокружительный запах не ударил ей в голову.

Девять лет не изменили ничего.

— Он скажет: «Спасибо, Дэн, что ты беспокоишься о будущем моей дочери и она не умрет с голоду, а вместо этого получит возможность заниматься тем, что ей нравится». — Его карие глаза приобрели шоколадный оттенок. — И это не говоря о том, какую широкую рекламу ты можешь себе создать.

Он буквально излучал кипевшую в нем ярость, но этот жар странным образом возбуждал ее. Аве пришлось сделать над собой усилие, чтобы не поддаваться эмоциям. Не думать о том, что прошедшие годы только добавили ему шарма и зрелости.

— Я не думаю, что эта работа поможет мне достичь высот в ландшафтном дизайне. Наоборот, эта известность не принесет мне ничего хорошего.

Его щеки побагровели.

— Ты говоришь о том самом шоу, которое позволило тебе получить кредит, чтобы основать свой бизнес, я правильно понял? На самом деле ты думаешь, что это шоу совершенно бесполезно?

Теперь к чувству возбуждения прибавился стыд. Она использовала его телепередачу в качестве трамплина, чтобы основать свое дело, и они оба это знали. Ава привыкла думать о себе, как о человеке честном, поэтому мысль о том, что сейчас она ведет себя как лицемерка, была ей неприятна.

Черт бы его побрал!

— С таким же успехом ты мог бы нарядить меня в бикини и посадить на капот дорогой машины, — сказала Ава.

Его глаза вспыхнули и снова стали непроницаемыми.

— Как ты думаешь, сколько компаний захотят заключить со мной договор по оформлению территорий, когда узнают, что я служила моделью на телевидении?

Услышав, как дрожит ее голос, она постаралась выиграть время, наполнив стакан водой из декоративно оформленного графина. Ава медленно сделала глоток, а остатки воды вылила в кадку с бамбуком.

arrow_back_ios