Содержание

   Переселенцы с Земли на православную Русь в этой войне, продлившейся всего несколько месяцев, естественно, не участвовали, даже более того, узнали о ней уже после того, как та закончилась. Потом в этой части галактики были долгие столетия мира, пока шестьдесят семь лет назад Рукаве Ориона не появились космические беженцы. Их прияла Славия, жители которых относились к гуманоидам и ксеноидам куда доброжелательнее и дружелюбнее, чем к землянам. Сорок три года назад в область галактики, называемую на Земле Рукавом Ориона, а всеми гражданами Звёздного союза и славийцами Маураной, вторглись гигантские космические дредноуты и линкоры Звёздной империи Эолан. Наглые, спесивые и самоуверенные имперцы ожидали, что Маурана падёт в считанные месяцы, ведь в ней насчитывалось немало миров, населенных людьми и близкими к ним по внешнему облику и образу жизни гуманоидами, в которых те видели чуть ли не союзников, но не тут-то было.

   Славийские военные следователи, внимательно выслушавшие каждого из беженцев, составили подробный отчёт о преступлениях, совершенных военным космофлотом Звёздной империи Эолан. Девятнадцать отчих миров, колонизировавших свыше шестисот планет, объединившихся в Звёздный союз, успели хорошо подготовиться к войне в космосе и обороне планет, а потому смело бросили вызов Империи и Славия со своим космодесантниками-псиониками, не ведающими страха, и космическими спецназовцами, также псиониками, заслуженно считавшимися супердиверсантами, с первых дней стала одним из военных лидеров антиимперской военной коалиции. Ледарийцы, как и некоторые другие звёздные народы, оказались из рук вон плохими солдатами, но зарекомендовали себя самыми лучшими космолётчиками, хотя и полными психами. Поэтому, услышав, что ему предстоит отправиться куда-то на ледарийском крыле, Алексей зябко поёжился и с опаской спросил:

   - Фюрри, ты что же, смерти моей хочешь?

   Подполковник Шварцкопф насмешливо хмыкнул и безапелляционно заявил:

   - Пёс, не тебе бояться смерти. Тебя и так перцы приговорили к смерти, собаку бешеную.

   Алексея такой ответ не устроил и он прорычал:

   - Фюрер, от перцев я как-нибудь отобьюсь, не впервой. Меня куда больше страшит перспектива лететь незнамо куда с ледарийцами, но ещё больше пугает перспектива того, что меня за эту твою важную операцию могут запросто поставить рано поутру к стенке.

   - Относительно последнего не волнуйся, Лёшка.
- С мягкой улыбкой сказал Вильгельм - Хотя ты и не мой боец, к стенке, если что, я стану вместе с тобой. Правда, с другой стороны, если дело выгорит, то в результате этой операции мы можем заполучить координаты одного из миров перцев, а то и самого Эолана.

   Капитан Новиков недоверчиво улыбнулся и спросил:

   - Почему я, Фюрри? У тебя что нет в полку своих собственных отмороженных психов?

   - Есть, Лёшка, - кивая согласился Фюрер, - но среди них нет ни одного медвежатника и ни один из моих «видящих» психов не может заглянуть сквозь камень так глубоко, как ты. Просёк мою мысль, Бешеный Пёс?

   Алексей усмехнулся. Прозвищем Бешеный Пёс его наградила имперская служба пропаганды, объявив, заодно, злейшим врагом Звёздной империи. Естественно, что он рассматривал это, как награду, хотя и понимал, какую охоту объявил на него Генштаб имперцев, которых бойцы дивкорпусов сокращали до перцев. То, что сказал ему Фюрер, прямо указывало на какую-то важную информацию и он, пристально посмотрев на старого друга, спросил:

   - От кого ты получил информацию, Фюрри, и каков её смысл хотя бы в общих чертах?

   - Так ты согласен, Пёс?
- Насмешливо спросил Фюрер и добавил, поглядывая на часы - Учти, мало того, что лететь далеко, так контрики тебя ещё и запишут в дезертиры.

   Небрежно отмахнувшись, Алексей сказал:

   - Плевать.

   - Тогда слушай, Пёс.
- Принялся объяснять подполковник Шварцкопф - Вчера вечером ко мне заглянул на огонёк один парень. Он ледариец, Лёшка, родом из дальней разведки, командует эскадрой крыльев. В общем одно из его крыльев вчера вернулось из отдалённого района галактики, расположенного в стороне от зоны боевых действий. Так вот, когда его ребята проводили разведку в одной из звёздных систем, в ней появилось сразу шесть тяжелых крейсеров перцев, причём не обычных, а типа «Чёрный орёл».

   Капитан Новиков невольно присвистнул. Тяжелые имперские крейсера типа «Чёрный орёл» мало кто видел. Они предназначались для высшего комсостава перцев и в боях не участвовали, но исходя из сведений, полученных при допросе пленных, это были на редкость опасные пташки длиной в полтора километра. Крейсера имели такую энерговооруженность, что могли создавать сверхмощные силовые экраны, которым, по их словам, не были страшны любые, даже самые мощные системы вооружения союзного космофлота. Покрутив головой, Алексей спросил:

   - Что это за планета, Фюрри? Обитаемая?

   - Доберёшься до неё, увидишь сам, Пёс.
- Насмешливо ответил подполковник - А теперь о главном. Ты полетишь с теми же ребятами, которые вчера вернулись из полёта. Твоя задача стартовать прямо из ангара в режиме невидимости, долететь до Соньки и выйти на эту орбиту в нужной точке.
- Фюрер достал из нагрудного кармана инфокристалл с координатами для навигационного компьютера и передал его Алексею - Крыло тоже будет лететь в режиме невидимости и до тех пор, пока не уйдёт в подпространство, никто и ничего не заметит. Обо всём остальном ты узнаешь уже на борту «Лиминора». Ну, всё, Пёс, проваливай и постарайся с толком потратить оставшееся время. Учти, скорее всего тебе придётся проторчать на той планете не одну неделю, не вылезая из кокона.

   Подполковник Шварцкопф встал, хлопнул друга по плечу и молча вышел. Капитан Новиков поднялся со скамейки и вошел в одну из гигиенических кабинок. Он стянул с себя длинные, просторные трусы, сунул их в отсек для стирки белья и включил душ. Жесткие, колючие струи с яростью набросились на его мощное, мускулистое тело тяжелоатлета, покрытое, как и лицо Фюрера Вилли, множеством шрамов. В тренажерном зале ему делать было уже нечего и он зашел в него только за тем, чтобы забрать свою голубую тельняшку, а затем отправиться в раздевалку. Надев форменный комбинезон космодесантника, он пошел к ближайшей станции пневмотранса.

   База Трёшки располагалась в недрах Большого Уральского хребта в южной приполярной зоне Славии. От вражеских налётов её защищала почти семикилометровая толща горных пород. Неподалёку, в семидесяти километрах, находился шестимиллионный Норильск, родной город капитана Новикова, накрытый силовым куполом. Перебравшись на Православную Русь, которая имела почти на четверть больший диаметр, чем Земля и вдвое большую поверхность суши, русские, украинцы и другие европейские народы, по сути дела воссоздали на ней добрую половину земных городов и со временем перевезли на неё почти все свои архитектурные шедевры и прочие памятники. Так эта планета сделалась их отчим миром, хотя Земля и считалась Митрополией, а потому была представлена в Звёздном союзе, а вот Славия считалась её колонией. Зато Славия, оказавшаяся на пути перцев и ставшая первым миром Маураны, встретившим врага, так и не была захвачена огромным военным космофлотом Империи.

   Славия была едва ли не главной военной базой Звёздного союза и центром его обороны. Земля в этом плане являлась глубоким тылом. Правда, при этом именно Генштаб Земли разруливал все венные дела на Славии, ещё бы, она же Митрополия, хотя эта планета никогда не была её колонией. Произошло это потому, что в Звёздном союзе, полноправным членом которого Земля стала через двести сорок три года позднее того дня, когда гигантские космические корабли совершили посадку на Православной Руси, действовало строгое правило майората. По нему только отчие и материнские миры имели права решающего голоса и вето, что больше всего бесило Алексея. Не Земля, а Славия приняла у себя почти два миллиарда беженцев из четырнадцати захваченных перцами миров. Не Земля, а Славия в считанные месяцы перевела всю свою промышленность на военные рельсы и это военный космофлот Славии первым начистил рожу спесивым имперцам.

   Сегодня на Славии находилось помимо двенадцати с половиной миллиардов славийцев и уже более, чем трёх миллиардов беженцев и их детей, почти два миллиарда солдат Звёздного союза. В том числе на Славии обосновалось свыше ста восьмидесяти миллионов землян. Все они также были военными, вот только служили почему-то в контрразведке, разведке, военной полиции и Генштабе, большая часть которого была передислоцирована с Земли на Славию, считавшуюся землянами чуть ли не линией фронта. Дело доходило даже до того, что земляне награждали офицеров и генералов орденами только за то, что те провели на Славии полный год. Алексей, хорошо знавший подлинную, а не тщательно отредактированную историю Земли, называл такие награды медалями за оборону Ташкента. В том числе и поэтому он не очень-то любил землян. За исключением небольшого их числа, ставшего космодесантниками, космолётчиками и даже космическим спецназом - диверсантами.

   Не отличалась Митрополия и сколько-нибудь полезной военной промышленностью, поставляющей космофлоту атакующие боевые системы. Вся она была нацелена на производство сугубо оборонительных комплексов, что, однако, не спасло от порабощения жителей пяти земных планет-колоний. Зато сама Земля и вся солнечная система была в настоящее время защищена по высшему разряду. По сути дела из двадцати трёх планет, населённых людьми, активное и самое непосредственное участие в этой войне принимало всего семь и все семь были колониями Славии. Из всех миров, членов антиимперской военной коалиции, одна только Славия смогла создать двенадцать корпусов по тридцать полков в каждом, в которых воевали псионики, хотя точно такими же пси-способностями обладали многие миллионы землян. Увы, но земляне предпочитали служить в контрразведке и полоскать мозги всем тем солдатам и офицерам, которые имели полное право называться фронтовиками.

arrow_back_ios