Содержание

Нетрудно видеть, что Чернов объясняет здесь свою позицию по вопросу о копирайте: текст не должен быть искажен, и следует сослаться на источник. Требования неизменности имени автора Чернов незаметно убирает — ведь подлинным автором «Голубого сала» является «Робот Сергей Дацюк™», который, разумеется, является автором всего вообще. Об этом, впрочем, можно прочитать в интервью Чернова.

Чернов внес еще одно исправление: заявил, что никогда не выкладывал в Сеть текст «Голубого сала». В свете последующих событий эта мелкая деталь оказалась довольно важной, потому что через несколько месяцев Александр Иванов подал на Чернова в суд — видимо, отчаявшись наехать на него на SAABax.

Шесть вопросов перед судом

«Неофициальная Москва», осень 1999 г.

28 октября начнется судебный процесс, который без преувеличения можно назвать беспрецедентным. Издатель Александр Иванов и писатель Владимир Сорокин подали в суд на программиста и веб-мастера Андрея Чернова, на странице которого размещена ссылка на лежащий в Интернете текст романа Сорокина «Голубое сало». Они требуют от Чернова убрать ссылку и заплатить им около трех с половиной тысяч долларов компенсации.

История этого процесса началась несколько месяцев назад, когда в Сети появился текст романа «Голубое сало», выложенный туда без разрешения автора и издателя. В течение нескольких недель происходил напряженный обмен мнениями, во время которого обсуждались юридические, философские и этические проблемы, порождаемые подобными действиями. Чернов, на странице которого стояла ссылка на текст романа, в ходе дискуссии резко выступил против приравнивания выкладывания текста в Сеть к публикации (предлагая модель «библиотеки») и против идеи авторского права вообще. Одновременно он несколько раз написал, что на его сервере нет и никогда не было текста романа «Голубое сало». Вся история вызвала множество откликов — в том числе в «Русском журнале», «Газете. ру», «Сегодня», «Независимой газете» и других электронных и бумажных СМИ. И вот в начале октября Александр Иванов подал в суд на Андрея Чернова, требуя от него убрать ссылку, принести публичные извинения и заплатить компенсацию.

Разбор этого случая грозит быть достаточно сложным, потому что на самом деле мы имеем дело не с одной проблемой, а с несколькими.

Первый вопрос (теоретический): является ли выкладывание текста на Сеть (называемое в просторечье «публикацией») собственно «публикацией» с юридической точки зрения? Поскольку Интернет в России юридически не считается СМИ, ответ на этот вопрос представляется далеко не очевидным.

Второй вопрос (финансовый): нанесла ли «публикация» «Сала» урон автору и издателю? Боюсь, что в данном случае ответ «нет»: сам Иванов неоднократно утверждал, что получил потрясающую рекламу, из-за которой продажи сильно повысились. Существует также письмо главного редактора издательства «Ад Маргинем», в котором Чернову высказана благодарность за помощь в рекламной кампании романа.

Кроме того, совершенно неверно утверждение, что «никто не будет покупать книгу, если в Сети есть текст»: читать с экрана очень неудобно (особенно текст типа и размера «Голубого сала»), а распечатка на принтере требует заметных затрат времени и материалов. В любом случае, проще взять книгу в библиотеке и отксерокопировать.

Третий вопрос (этический): хорошо ли выкладывать текст против воли автора? Ответ на этот вопрос тоже неочевиден. С одной стороны, мнение автора можно бы и уважить, с другой — никто не просит согласия автора на помещение его книг в библиотеку.

Четвертый вопрос (фактический): выкладывал ли Чернов когда-либо текст в Интернет, как утверждают истцы, или только дал ссылку, как утверждает он сам?

Пятый вопрос (юридический): допустима ли юридическая ответственность за ссылку? Мое мнение (совпадающее с нормами, принятыми на Западе): единственное требование к ссылке — ее текст должен описывать то, на что ссылаются (то есть ссылка «Голубое сало» не должна вести на «Войну и мир»). Возлагать юридическую ответственность на Чернова за то, что, воспользовавшись его ссылкой, пользователь Интернета получает доступ к незаконно опубликованному тексту, так же странно, как возлагать ответственность на автора статьи о рынке на «Горбушке» за то, что его читатель может поехать туда и купить контрафактную продукцию. Продолжая эту логику, можно привлечь авторов статей о рейдах милиции по задержанию наркодилеров в районе улицы Миклухо-Маклая по статье о распространении наркотиков.

Шестой вопрос (практический): каковы будут последствия в случае удовлетворения иска? Ответ: плачевны, прежде всего для тех, кто открыто выкладывает тексты с явного или молчаливого согласия автора. Например, любому автору книг, выложенных в огромной «Библиотеке Максима Мошкова» достаточно написать ему письмо, чтобы его книга была убрана из библиотеки (смотри вопрос номер три). Если же автор получит возможность вместо этого подать на Мошкова в суд, не приносящая ни цента прибыли библиотека тут же закроется. Пострадавшими окажутся и читатели, и авторы, лишившиеся бесплатной рекламы (отмечу, что, к примеру, коммерчески успешный Пелевин не возражает против выкладывания его текстов на Сеть). Я уже не говорю о том, что введение ответственности за ссылку может парализовать деятельность Интернета (даже на сайтах крупнейших западных СМИ типа Би-би-си стоит замечание, что они не несут ответственности за содержание страниц, на которые ссылаются).

Я оставляю в стороне философский вопрос о применимости авторского права в постмодернистскую эпоху «смерти автора» как явно слишком общий для данного конкретного случая. Надо, кстати, отметить, что именно теоретические высказывания Чернова на эту тему фигурируют в исковом заявлении («… у Сорокина никаких прав на его текст нет, он не может даже, оставаясь интеллектуально честным, утверждать, что именно он является автором данного текста…»).

Отмечу, что только ответ «да» на первый, второй, четвертый и пятый вопросы может привести к удовлетворению иска. Учитывая, что в исковом заявлении — сознательно или случайно — эти вопросы перемешаны, остается надеяться, что суд будет чрезвычайно внимателен и не подменит ответ на один вопрос ответом на другой. В этом заинтересованы и ответчик, и истцы. А больше всего — Закон и мы все: читатели, авторы и пользователи Интернета.

Можно добавить, что в этот момент я непосредственно оказался вовлечен в конфликт.

В своем иске Иванов писал:

Журналист Сергей Кузнецов пишет: «В данном случае он (Андрей Чернов. — Примеч. истцов)выложил на Сеть отсканированныйи вычитанный текст романа Владимира Сорокина «Голубое сало», ранее опубликованный в издательстве «Ad Marginem». Кроме того, Кузнецов воспроизводит мнение ответчика по поводу того, что «выкладывание текста на Сеть можно и не считать публикацией», «текст не принадлежит автору» (статья «Сало попало в сеть», еженедельное приложение к «Независимой газете» «Ex Libris НГ» № 26, июль 1999 г.). В другой публикации Кузнецов описывает произошедшее следующим образом:

«Несколько месяцев назад в издательстве «Ad Marginem» выходит новый роман Владимира Сорокина «Голубое сало» (подробности — у Славы Курицына). Спустя некоторое время после того, Аполлинария Тумина выкладывает отсканированный и невыверенный текст романа у себя на Церкви свободного полета. Недели две назад Андрей Чернов вычитывает текст и выкладывает его сюда» (статья «Идолы и реальные вещи», интернетовское издание «GAZETA.RU», 29 июня 1999 г.).

arrow_back_ios