Содержание

Когда Маленькая Разбойница рассказала Линор о том, какую работу она нашла, та долго смеялась. Закончив хихикать, подруга начала отговаривать девушку от опрометчивых поступков, аргументируя тем, что воровство и грабеж в Городе жестоко караются.

— Да я не думала ни о чем таком! — возмутилась бывшая разбойница. — Просто мне во Дворце предложили поработать помощницей в лавке ювелира, а я не стала отказываться. Что в этом такого, а? Ты меня за кого принимаешь?

— За человека, склонного к грабежам, насилию и разбойному образу жизни! — объяснилась Линор.

— Гм, в твоих словах есть правда. Но я действительно не собираюсь грабить старика. Пока, — утешила ее подруга.

Она успела проработать там месяца два-три, когда заметила одну странность.

В лавку ювелира почти каждую неделю приходил один и тот же человек. Человек был худ и печален, он молчаливо подходил к витрине и минут пять рассматривал выставленные там украшения. Затем он морщился, тяжело вздыхал и, нехотя открыв дверь лавки, входил внутрь, будто какой-то жестокий кукольник тянул его за невидимую нить.

Кожа у человека была белая, как мел, волосы — черные и кудрявые, а в чертах лица наблюдалась асимметричность, которая, впрочем, не мешала встречным девушкам на него заглядываться. Самой Маленькой Разбойнице он не очень нравился, она предпочитала мужчин более мужественных, а этот был какой-то андрогинной наружности.

Человек молча мялся несколько минут, а потом, безо всяких предисловий, подходил к хозяину и говорил:

— Я хочу купить у вас вот это, — он указывал на интересующий его предмет длинным пальцем.

Обычно он брал кольца. Правда, ни Разбойница, ни хозяин, ни разу не видели, чтобы тот их надевал. Ювелир как-то поделился с девушкой своими тревогами — он вообще больше ничего не слышал о судьбе своих творений, купленных этим типом. Вначале ювелир заподозрил было, что тот скупает их и перепродает в своей части Города, но когда старик навел справки, оказалось, что это не так. Украшения никогда больше никто нигде не видел. Это делало неубедительной и версию Маленькой Разбойницы о том, что у человека было множество жен или любовниц, которым он и дарил украшения. Ведь жены поспешили бы надеть их куда-нибудь, а об этом ювелиру бы обязательно рассказали. Так что они с хозяином лавки пришли к единственно возможному выводу — человек хранил их все дома и любовался на камни в одиночестве, никуда украшения не надевая и никому не показывая. Что же, он имел на это полное право, хотя старику, очевидно, было очень обидно — он был прекрасным мастером и любил, чтобы его вещи видели на людях.

И еще одно было непонятно — откуда у него деньги? В Городе не было богачей, способных на такие траты, об этом ювелир знал точно. Да и Разбойница тоже.

В общем, человек изрядно интриговал — было ясно, что с ним что-то не так, но в чем дело, ни девушка, ни старик не могли догадаться. Отказаться от клиента, который приносил ему половину месячной выручки, ювелир тоже не мог — в Городе его услуги не пользовались особым спросом.

Но, по его словам, человек заходил в лавку каждую неделю, ни одной не пропуская, уже несколько лет, и старик постепенно свыкся со странным посетителем.

Брюнет обычно появлялся ближе к закрытию, когда клиентов уже не было, а если в лавке кто-то находился, то ждал снаружи, пока тот не уходил. Старик ему вопросов не задавал, он не любил лезть в чужие дела. Маленькая Разбойница тоже помалкивала до поры до времени, хотя ее любопытство разгоралось все больше. Но однажды хозяин все же не выдержал:

— Простите, — спросил он мужчину. — Вы мой давний клиент, каждую неделю приходите.

— Рад, что вы заметили, — сухо ответил тот.

— Да, — продолжил ювелир. — И я хотел вам задать один вопрос.

Мужчина выжидающе посмотрел на него.

— А зачем вам все эти украшения? — старик улыбнулся самой своей вежливой улыбкой, рассчитанной на придирчивых клиентов.

— А почему это вас волнует? — спросил мужчина холодно. Видно было, что расспросы ему не по душе, но старик не сдавался.

— Любого взволновал бы вопрос, зачем кому-то раз в неделю покупать по перстню с камнем и откуда у него деньги на такое! Совсем не удивительно, что у меня это вызвало любопытство.

— Меня это удивляет. Меня вообще удивляют люди, которые лезут не в свое дело! — грубо отрезал незнакомец, и старик обижено замолчал.

На этом их диалог закончился. Когда брюнет заявился в лавку на следующей неделе, он ни слова не промолвил, просто ткнул пальцем в интересующее его кольцо.

— 30 монет, — зло сказал старик, выкладывая украшение на витрину.

Мужчина отсчитал нужную сумму, взял кольцо и вышел наружу.

— Вот наглый сын вшивой коровы! — в сердцах выругался ему вслед ювелир, и Маленькая Разбойница удивленно посмотрела на старика.

Во-первых, она никогда не слышала, чтобы тот ругался, а во-вторых, о том, что у коров бывают вши, она не знала.

— Полностью согласна, — поддержала она начальника.

— Вот бы узнать, что он со всем этим делает, — произнес старик, искоса посмотрев на Разбойницу.

— Да и мне бы хотелось… — снова поддержала она его. А потом до нее дошло, что от небольшого частного расследования ее ничто не удерживает.

Со стариком-то было все понятно — он не мог следить за клиентом, ни его старые ноги, ни репутация не выдержали бы такого. Она же, с другой стороны, вполне могла посмотреть хотя бы, где странный тип живет. А потом, как бы ненароком, покрутиться поблизости, поспрашивать соседей…

— Мы скоро закроемся? — спросила она хозяина.

— Да, я уже сейчас буду запирать, — кивнул он, — можешь быть свободна!

— Тогда до завтра! — быстро пробормотала девушка и бросилась наружу.

Мужчина как раз собирался скрыться за углом, так что Маленькая Разбойница припустила следом что есть духу. Она успела вовремя для того, чтобы заметить тень, исчезающую в темном переулке, и побежала вдогонку. Вскоре она нагнала мужчину и пристроилась за ним шагах в двадцати. Будучи разбойницей, жертвы она преследовать умела прекрасно.

Брюнет решительной походкой шел к центру. Дойдя до парка, он направился к озеру, и Разбойница уж испугалась было, что он идет во дворец Дракона. Неужели этот тип работал на правителя Города, втайне скупая излишки производимой продукции и таким образом поддерживая экономику в равновесии? Нет, это было бы слишком банальным!

К счастью, ее опасения не оправдались — мужчина пошел не к Дворцу, а к Храму, и поднялся по широким ступеням. Разбойница кралась следом.

Он долго блуждал по огромным залам храма, уставленным статуями богов и богинь всех видов и размеров, так что скоро Разбойница перестала понимать, где они и откуда пришли. У нее даже закралось подозрение, что мужчина давно ее заметил и пытается оторваться от погони, блуждая по кругу.

Наконец, он исчез в темном извилистом коридоре в той части Храма, о существовании которой Маленькая Разбойница даже никогда не подозревала.

Впрочем, судя по обилию пыли и паутины, сюда вообще редко кто заходил.

Девушка осторожно пошла следом, ориентируясь на тихий топот впереди. Но через какое-то время она поняла, что вокруг стоит абсолютная тишина — шаги мужчины больше не были слышны. Проклиная чрезмерную осторожность, Разбойница поспешила вперед, надеясь, что все же не потеряла добычу.

Коридор вывел ее в маленький круглый зал с полудюжиной статуй. Мужчины в зале не было. Другого выхода тоже.

Разбойница озадаченно осмотрелась — следы в пыли вели к одной из статуй и у нее обрывались.

— Видимо, здесь потайной ход, — пробормотала девушка, и подошла к изваянию.

То было подозрительно похоже на незнакомца, которого она преследовала. Удивительно похоже.

Девушка потянулась рукой к статуе и тут же удивленно вскрикнула — рука прошла сквозь изваяние, будто то было иллюзией. Она недоверчиво хмыкнула и попробовала еще раз, с тем же результатом. Тогда она смело зажмурилась и сделала шаг вперед, сквозь статую.

Когда Маленькая Разбойница открыла глаза, она обнаружила себя в той же комнате, только стояла она теперь к изваянию не лицом, а спиной. Девушка удивленно помотала головой, борясь с наваждением. Но нет, все правильно — перед ней была та же круглая комната со статуями, только теперь она казалась какой-то более чистой и новенькой. Разбойница оглянулась — за спиной у нее стояла та самая статуя, сквозь которую она прошла. Да, статую определенно лепили с брюнета. Сейчас в Храме заметно посветлело, и черты лица было видно отчетливо.

Девушка недоуменно пожала плечами и прикоснулась пальцами к холодному мраморному носу. Статуя теперь была совершенно материальная, насквозь не пройти. Поэтому Разбойница направилась туда, откуда пришла, надеясь, что вспомнит обратную дорогу. Но то ли у нее внезапно развился пространственный кретинизм, то ли это все же была не та комната, а ее копия, — только через несколько минут Разбойница поняла, что не знает, куда идти. Коридоры и залы казались совершенно незнакомыми, некоторые статуи напоминали ей виденные ранее, но стоило ей подумать, что она помнит место, как девушка замечала новые, никогда ранее не виденные детали.

Один раз она наткнулась на статую Ареса, которая, она была уверена, стояла совсем недалеко от выхода из Храма. Справа от статуи должна была быть дверь, а за дверью — холл, ведущий к выходу. Дверь там была, но за ней открывалась череда залов, которые Маленькая Разбойница никогда раньше не видела.

Девушка, и правда почувствовав себя очень маленькой, грустно села на пол, обхватив колени руками, и грязно выругалась. Как в детстве, когда боялась оставаться одна в лесу.

И тут откуда-то слева раздался звук шагов. Бесшумно вскочив, девушка бросилась в ту сторону. Сердце радостно забилось — может быть, это был жрец, и тогда он показал бы ей, как выбраться из этого чертового заведения, а может, это тот мужчина — тогда она хоть силой, но заставила бы его показать дорогу наружу.

arrow_back_ios