Содержание

Известно также мнение рейхсфюрера СС о русском народе и будущем России, высказанное им в беседе с Феликсом Керстеном в Харцвальде (15 января 1943 года). Гиммлер тогда сказал своему врачу: «Когда в России будет искоренен большевизм, восточные территории перейдут под немецкое управление по образцу „марок“, которые Карл Великий учредил на востоке своей империи; методы управления будут аналогичны тем, с помощью которых Англия превратила свои колонии в доминионы. После полного восстановления мира и экономического процветания эти территории будут возвращены русскому народу, чтобы тот жил в полной свободе, и с новым правительством будет заключен мир и торговый договор на двадцать пять лет» [157] . Как замечает немецкий исследователь Бернд Вегнер, в сентябре 1942 года Гиммлер отвел будущей России «роль „форпоста“ в „решающей борьбе против Азии, которая рано или поздно непременно начнется“… На смену Великогерманскому рейху придет… Германо-Готский рейх, территория которого будет простираться до Урала». Двумя месяцами позже рейхсфюрер грезил, что «восточные земли… сегодня станут колонией, завтра районами переселения, а послезавтра будут присоединены к Рейху» [158] .

157

Цит. по: Керстен Ф. Пять лет рядом с Гиммлером. Воспоминания личного врача. 1940–1945 гг. М., 2004. С. 352.

158

Цит. по: Вегнер Б. Второй поход Гитлера против Советского Союза. Стратегические концепции и историческое значение / Вторая мировая война… С. 517.

Таким образом, Гиммлер высказывал по «русской проблеме» разные мысли, которые не всегда состыковываются с устоявшимися представлениями.

Приложение 1

Протокол совещания у доктора Б. Клейста по вопросам онемечивания, в частности, по Прибалтийским странам (4 февраля 1942 года)

На заседании вместе с другими присутствовала группа представителей заинтересованных учреждений.

Вел совещание доктор Клейст. Кроме него, от министерства по делам оккупированных восточных территорий присутствовали: доктор Кинкелин, профессор фон Менде, руководитель рабочей группы Вейтнауер, оберрегирунгсрат Лабе, асессор Шютте.

Ведомство рейхсфюрера СС было представлено следующими сотрудниками:

Главное управление имперской безопасности — оберштурмбаннфюрер Гуммич, представлявший штандартенфюрера Элиха (при этом интересно, что, хотя Гуммич представлял наиболее заинтересованное и наиболее влиятельное учреждение службы рейхсфюрера СС, — мне хотелось бы напомнить, что генеральный план «Ост» был разработан именно там, — он вообще не произнес ни слова), а также партайгеноссе Гиргензон.

Главное управление по вопросам расовой и переселенческой политики — штандартенфюрер профессор Б.К. Шульц.

От рейхскомиссара по укреплению немецкой расы — начальник отдела Бубер.

От института по изучению приграничной и зарубежной обстановки — доктор Тейх.

Кроме того, в совещании участвовал профессор Ойген Фишер — от института антропологии имени кайзера Вильгельма.

После вступительного слова доктора Клейста, обрисовавшего те проблемы, которые вытекают из предполагаемого онемечивания Остланда, а также выступлений по этому вопросу профессора Фишера и доктора Кинкелина, слово взял Б.К. Шульц, подчеркнувший необходимость проводить различие между теми частями населения Остланда, которые с расовой точки зрения пригодны для онемечивания, и теми, кого нужно отвергнуть. Из его высказываний следовало, что он явно склоняется к мнению, что большая часть населения не годится для онемечивания. Он выступил за то, чтобы нежелательные в расовом отношении части населения были эвакуированы на Восток, тогда как расово приемлемые прошли бы онемечивание в коренной части Рейха или же, возможно, в Остланде. Выступивший затем Шуберт в еще более резкой форме высказал эту же мысль, заявив, что нежелательные лица должны быть выселены в Западную Сибирь. В начале выступления он еще раз подчеркнул единоличную компетентность в этих делах рейхскомиссара по укреплению немецкой расы. Он исходил из того, что проверка поляков выявила всего 3 процента ценных в расовом отношении и поэтому пригодных для онемечивания людей. Как мне позднее заявил Б.К. Шульц, эти данные Шуберта были неправильными. Полученные до сих пор результаты обследования, которое охватывало только сельское население, дали 5 процентов. В отношении городского населения, в котором доля расово полноценных должна быть значительно выше, до сих пор расового обследования вообще не проводилось. Шуберт не может не знать этих данных. У прибалтийских народов, продолжал Шуберт, число расово полноценных также невелико. Заселение территории немцами не выглядит невозможным. В ответ на эти высказывания с нашей стороны были выдвинуты следующие возражения: если те или иные народы в результате отторжения расово нежелательных частей будут разделены путем принудительной высылки последних в восточные районы, и в частности в Сибирь, то следствием этого может стать лишь то, что также и расово полноценные части народа с учетом существующих связей с другими частями народа не захотят и думать о своем онемечивании. Если им к тому же придется переселяться на территорию коренного рейха, то положение может еще более усугубиться в результате того, что для этих людей может не найтись подходящих мест работы и их социальное положение ухудшится, из-за чего их готовность подвергнуться онемечиванию может сойти на нет. Нужно взвесить, нельзя ли в результате индустриализации прибалтийского пространства растворить расово нежелательные части населения. Если им дать достаточно высокую оплату труда, поднять их культурный уровень, то в этом случае можно будет, вероятно, ожидать снижения у них рождаемости.

На это профессор Фишер возразил, что идея растворения представляется ему сомнительной, поскольку более высокий жизненный уровень может легко привести к повышению рождаемости (это высказывание Фишера представляется правильным только в том случае, если речь идет о явно асоциальных элементах расово неполноценных частей населения Остланда). Возражения против идей растворения были выдвинуты и со стороны представителей СС. Шуберт утверждал, что фюрер уже отдал приказ об их эвакуации. Партайгеноссе Гиргензон от Главного управления имперской безопасности после этого долго распространялся о том, что хотя принудительная эвакуация из Прибалтики расово неполноценных частей населения представляется крайне сомнительной и должна быть отвергнута, однако уже при царском режиме эстонцев, латышей и других народов наметилась тенденция к добровольному переселению в глубинные русские районы, если им там будут предоставляться надежные рабочие места. Он убежден в том, что и сегодня можно многого добиться путем такого рода добровольного переселения. Практика теперь показала, что с помощью русских кадров невозможно создать территориальную администрацию. Поэтому с учетом недостаточности в любом отношении немецких сил придется действовать с привлечением представителей других народов. Ему поэтому представляется весьма целесообразным внедрить туда расово нежелательных представителей прибалтийских народов в качестве среднего сословия. Этим людям нужно будет установить хорошую для их положения зарплату. Русификации вряд ли можно ожидать. Б.К. Шульц заявил на это, что у него тоже появились большие сомнения относительно принудительной эвакуации людей из этих стран в Сибирь. Нужно попытаться побудить их к добровольному переселению. К этой точке зрения присоединился и Шуберт. Он заявил, что немцы должны играть роль спартанцев, средняя прослойка из латышей, эстонцев и других — роль периэков, а русские занимать положение илотов. Мнение Гиргензона о том, что расово неполноценные части народов следует перемещать в глубины русского пространства по возможности добровольно, явно встретило одобрение у участников совещания. При этом был поднят также вопрос о чехах и поляках. Было высказано мнение, что чехов, если они окажутся нежелательными, можно было бы, вероятно, включить в состав средней прослойки, с условием, что дело не будет касаться подозрительных в политическом отношении лиц. Для поляков же, как отмечалось, можно рассматривать лишь возможность переселения в Западную Сибирь. К концу совещания для всех стало как бы то ни было ясным, что поселение немцев может происходить лишь таким способом, что сначала должны быть заселены близлежащие территории Вартсткого округа и т. п., а что касается Остланда, то необходимо сперва провести точную проверку расового состава населения, которая должна быть проведена не как расовый отбор, а замаскирована как гигиеническое обследование или нечто в этом роде, чтобы не вызвать беспокойства среди населения. Участникам совещания было также ясно, что все вопросы переселения на территории Остланда представляют собой задачи, к решению которых нельзя приступить немедленно.

Доктор Ветцель

См.: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Том 3. Кн. 1. Крушение «Блицкрига». 1 января — 30 июня 1942 года. М., 2003. С. 588–590.

Приложение 2

Письмо Г. Гиммлера У. Грайфельду об осуществлении в Прибалтике генерального плана «Ост» (12 июня 1942 года)

По вопросу: Генеральный план «Ост» — правовые, экономические и территориальные основы преобразования восточного пространства.

Дорогой Грейфельд!

Я ознакомился с генеральным планом «Ост», который мне в целом нравится. В подходящий момент я хотел бы представить этот план фюреру. Для этого необходимо, однако, чтобы мы подготовили сводный план колонизации, который обобщал бы ранее составленные планы для Западного Данцига, Пруссии, Вартского округа и Верхней Силезии, Юго-Восточной Пруссии, а в общих чертах для Богемии и Моравии, равно как для Эльзас-Лотарингии, Верхней Краины и Южной Штирии. Все это нужно объединить в общем плане, в частности также в целях изготовления карт и производства общих расчетов.

Мне кажется, что в одном пункте меня неправильно поняли. Этот двадцатилетний план должен включать в себя тотальное онемечивание Эстонии и Латвии, а также всего генерал-губернаторства.

Мы должны осуществить это по возможности за 20 лет. Я лично убежден, что сделать это возможно.

Теперешнее положение покрыть территорию генерал-губернаторства и всего Остланда только опорными пунктами не соответствует моим мыслям и желаниям. Сложнее обстоит дело с Литвой. Здесь мы меньше сможем рассчитывать на онемечивание имеющегося населения. Правильнее разработать общий план колонизации и заселения этих территорий. И это должно быть сделано.

До того как мне будет представлен сводный план в той же форме, что и генеральный план «Ост», я прошу переслать мне для ознакомления проект, из которого была бы ясно видна наша потребность в людях, рабочей силе, денежных средствах и т. д. и, кроме того, указывалось, сколько и чего нам понадобится в каждом из годов четырехлетнего плана. Лишь после этого мы сможем решить, от чего можно отказаться, если что-либо окажется неосуществимым.

Хайль Гитлер!

Ваш Генрих Гиммлер

См.: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Том 3. Кн. 1. Крушение «Блицкрига». 1 января — 30 июня 1942 года. М., 2003. С. 625–626.

arrow_back_ios