Содержание

Предисловие издательства

В серии «Лабиринты истины» мы представляем вторую книгу Ганса-Ульриха фон Кранца – исследователя, специализирующегося на самых секретных сторонах истории Третьего рейха. Кранц – этнический немец, отец которого, будучи офицером СС, после войны бежал в Аргентину, чтобы избежать судебного преследования. Лишь после смерти отца он узнал, что тот был причастен к деятельности самой загадочной организации нацистской Германии – института «Аненэрбе». И с этого момента добропорядочный буржуа превратился в неутомимого и талантливого исследователя, настоящего сталкера, охотника за сенсационными секретами.

Если прочесть книги Кранца, а затем посмотреть на его фотографию, возникает весьма странное ощущение. Перелистывая страницы «Наследия предков», «Свастики во льдах» или «Свастики на орбите», представляешь автора молодым, подтянутым человеком с волевыми чертами лица и стальным взглядом – такой жесткой динамикой, такой захватывающей интригой наполнена каждая строчка этих книг. С фотографии же на нас смотрит обычный пятидесятилетний человек, загорелый блондин с глубокими залысинами, склонный к полноте, со спокойным, безмятежным лицом. Такое «раздвоение личности» далеко не случайно. Фон Кранцу долгие годы, пока он не решился выпустить в свет свою первую книгу, пришлось вести фактически двойную жизнь. И мало кто мог заподозрить, что под внешностью примерного буржуа, типичного менеджера средней руки или университетского профессора, скрывается человек, который готов разрушать стереотипы и вытаскивать на свет Божий факты, которые ранее старательно замалчивались или скрывались.

Да-да, именно замалчивались или скрывались. Зачем? – удивится читатель. Ведь Гитлер давно покончил жизнь самоубийством, а Третий рейх давно рухнул, проклятый всем цивилизованным миром! По крайней мере, так учат в школе, так говорят с экранов телевизоров. Что ж, каждый из нас волен сделать свой выбор самостоятельно: верить ли ему, «голубому экрану», или искать истину. У читателя книг Кранца появляется возможность вместе с автором отдернуть полог лжи и полуправды и посмотреть в глаза подлинной истории гитлеровской империи, истории, которая не закончилась с капитуляцией Германии. Потому что рядом с Гитлером и за его спиной стояли весьма могущественные силы, которые действуют по сегодняшний день, стремясь скрыть сам факт своего существования. Именно этим силам и посвящена первая из книг Кранца – «Наследие предков» – которую наше издательство не так давно впервые опубликовало на русском языке.

В отличие от нее, «Свастика во льдах» посвящена только одному, зато самому захватывающему и таинственному из проектов гитлеровской империи. Речь идет о создании секретных баз в Антарктиде, которые – автор в этом убежден – существуют по сегодняшний день.

Впрочем, пересказывать содержание книг Кранца было бы неблагодарной работой. Поэтому оставляем вас, уважаемый читатель, наедине с блестящим произведением Кранца, которое, без сомнения, заставит вас по-новому взглянуть на многие, казалось бы, давно известные факты.

К моим читателям

Антарктида… Страна ледников, морозов и пингвинов. Страна, где вечно царит холод. Где нет людей, кроме нескольких сот ученых-полярников, живущих на разбросанных по всему континенту станциях. Так представляют себе Антарктиду все. Так думал и я – по крайней мере, в течение первых пятидесяти лет моей жизни. Но с тех пор мне открылась другая Антарктида. Территория, на которой расположены тайные базы нацистов, куда сходятся все нити от огромной сетки, опутавшей весь земной шар.

Я по-настоящему счастлив представить читателям мою новую книгу, посвященную этой неизвестной стороне Антарктиды. Счастлив, потому что первая книга не осталась незамеченной и вызвала пусть и совершенно разные, но живые отклики. Теперь ей уже не угрожает участь кануть в безвестность. И это не может не радовать. Счастлив, потому что вторая книга кажется мне гораздо удачнее первой – в конце концов, я не профессиональный литератор, и всему приходится учиться методом проб и ошибок. Ну и, наконец, потому, что открывать новые, неизвестные страницы истории всегда чертовски приятно.

Поскольку о своей жизни я уже рассказывал в предисловии к моей первой книге, подробно останавливаться на ней не буду. Но некоторые моменты все же уточню, чтобы читателям, не знакомым с «Наследием предков», все было понятно.

Родился я в Аргентине в 1950 году. Мой отец эмигрировал (вернее сказать, бежал) сюда из Германии после поражения во Второй мировой войне. Дело в том, что он был офицером СС. Но не тем, которые стояли на сторожевых вышках многочисленных концлагерей. И не тем, которые сражались на фронте в составе элитных частей. Когда нацисты пришли к власти, мой отец был молодым, но подающим большие надежды ученым, занимающимся историей и традициями древних германцев. Достаточно быстро все эти исследования забрало под свое покровительство всемогущее СС Генриха Гиммлера. Перед моим отцом встал очень непростой выбор: либо стать эсэсовцем, либо отказаться от изучения любимой темы. Он выбрал первое. История показала, что это был неверный выбор, но можем ли мы сегодня обвинять в этом отца?

О своем прошлом отец рассказывал мало и неохотно. С друзьями, бежавшими в Аргентину вместе с ним, общался, что называется, за закрытыми дверями. Иногда у него бывали странные посетители, с которыми он запирался в своем рабочем кабинете. Об этой стороне его жизни мы, дети, не знали ровным счетом ничего, тем более что такие вещи случались очень редко.

Наверное, именно нежелание отца рассказывать о Третьем рейхе подстегнуло мой интерес к этой части германской истории. Начиная со студенческих лет, я жадно читал книги, посвященные гитлеровской Германии и Второй мировой войне. Однако ни в одной из них я не смог прочесть того, что поведали мне документы, найденные после смерти отца в простеньком металлическом сейфе, хранившемся с незапамятных времен на чердаке нашего дома.

Эти бумаги, посвященные самым загадочным сторонам истории Третьего рейха, заставили меня взяться за исследования. В них я прочел о неизвестных мне ранее шокирующих вещах: о таинственном проекте «Аненэрбе» («Наследие предков»), о связях нацистского руководства с оккультными силами, о секретной антарктической базе, о прорывных научных исследованиях, результаты которых не были превзойдены даже 20 лет спустя после окончания войны… Их держали в секрете и побежденные, и победители. Потому что эти тайны были способны полностью взорвать наши представления о нацистской империи. Ведь долгое время историки внушали нам образ нацистского режима как полного банкрота, терпевшего крах во всех своих начинаниях. Может быть, на каком-то этапе это было правильным, но нельзя же десятилетия подряд кормить людей одной и той же сказкой! Потому что в действительности этот чудовищный, демонический, преступный режим достиг в некоторых областях таких успехов, которые и не снились остальному человечеству. Об этом ясно говорили, буквально кричали документы, доставшиеся мне в наследство.

И я начал расследование, продолжавшееся двенадцать лет. За это время я многократно рисковал своим добрым именем и даже жизнью, попадал в различные переделки, терял и снова находил концы тоненьких нитей, ведущих к скрытой во мраке истине. Но, оглядываясь назад, я не жалею о том, что избрал этот путь. И от всего сердца надеюсь, что плоды моих усилий не пропадут бесследно.

Итак, давайте вместе откроем полог тайны, за которым – история нацистских баз на шестом континенте Земли…

Глава 1. Загадочный континент

Это было жарким летним днем. Кажется, в воскресенье. По небу над бескрайней равниной, видневшейся из окна нашего домика, плыли редкие белые облака. Ослепительно сияло солнце. Жизнь в селении в эти часы замирала – за полвека немцы смогли оценить и перенять у аргентинцев обычай полуденной сиесты.

Я сидел на чердаке и перебирал документы, извлеченные из сейфа моего отца. На этот раз мне попалась пачка писем. На самом верху лежал синеватый конверт без обратного адреса. Имя моего отца, равно как и его адрес, были отпечатаны на машинке. На машинке оказалось отпечатанным и письмо – весьма лаконичное и не очень информативное. Кто-то запрашивал у отца некоторые данные, связанные с его прежними научными изысканиями. Меня сразу поразил тон письма – одновременно вежливый и повелительный, как если бы сочинявший его знал, что за его плечами стоит огромная сила, и привык отдавать распоряжения.

А потом я взглянул на подпись. И испытал настоящий шок. Под текстом письма было размашисто написано: «Рудольф Гесс».

Впрочем, довольно быстро шок уступил место предположениям. В конце концов, Гесс – фамилия достаточно распространенная. И, наверное, немало Гессов зовут Рудольфами. Речь могла идти просто о тезке помощника Гитлера, который являлся старым знакомым моего отца. Впрочем, о таких его знакомых я почему-то не слышал. Чтобы проверить свое предположение, я начал лихорадочно перелистывать стоявшие у меня на полках книги, посвященные Третьему рейху. В одной из них я наконец нашел и подпись Рудольфа Гесса, заместителя фюрера. Сравнил ее с подписью на письме – и поразился: они в точности совпадали!

На всякий случай я еще раз проверил датировку письма. Сентябрь 1956 года. Рудольф Гесс к этому моменту уже несколько лет томился в тюрьме Шпандау, осужденный Нюрнбергским международным трибуналом на пожизненное заключение. В принципе, если бы письмо отправили из Берлина, все еще оказалось бы более или менее объяснимым. Хотя, откуда Гесс, улетевший в 1941 году по собственной инициативе в Англию для ведения мирных переговоров, мог знать моего отца, в ту пору молодого ученого – сотрудника института «Аненэрбе»?

Впрочем, письмо было отправлено не из Берлина. Почтовый штемпель указывал на то, что его отправили из Рио-де-Жанейро. Передавать письмо из Шпандау с тем, чтобы его бросили в почтовый ящик в Рио, было абсолютной бессмыслицей. К тому же в таком случае не совсем ясна была причина отсутствия обратного адреса. Очевидно, предполагалось, что мой отец знает, куда писать, или сообщит информацию каким-то иным способом.

Вскоре мне стало ясно: человек, отправивший письмо, находился не в Шпандау. Значит, Гесс (предположим, что это был действительно Гесс) был на свободе и укрывался от правосудия. Тогда становилось объяснимым и отсутствие обратного адреса на письме.

На самом деле и до меня некоторые исследователи выдвигали предположение, что перед Нюрнбергским трибуналом предстал не Гесс, а его двойник. Многие исследователи указывали на ряд странных обстоятельств, сопровождавших полет Гесса в Англию. Например, с аэродрома в Аугсбурге, откуда стартовал наци № 3, взлетел один самолет, а в Англии приземлился (вернее, разбился) совсем другой. Неадекватным казалось и поведение Гесса на Нюрнбергском процессе. Тогда же врачебный осмотр показал, что с тела «Гесса» удивительным образом исчезли старые шрамы, полученные им в молодости. В общем, косвенных улик хватало.

Но где же в таком случае мог находиться настоящий Гесс? Первый пришедший мне в голову ответ – да где угодно! – был отвергнут сразу же. Лицо наци № 3 было известно чуть ли не каждому жителю планеты, и запросто скрыться где бы то ни было Гесс не мог.

Возможно, речь шла о какой-то немецкой колонии, расположенной на территории южноамериканских государств? Но члены таких колоний достаточно хорошо знали друг друга и постоянно общались. Слухи о присутствии Гесса – а если бывший наци № 3 отправлял свои послания сам, то долго сохранить инкогнито ему бы не удалось – распространились бы достаточно скоро. Так что и этот вариант отпадал.

Где же в таком случае мог укрываться Гесс? Очевидно, не так уж далеко от Аргентины – иначе письмо (которое он, конечно, отправлял не собственноручно) проще и удобнее было бы опустить в почтовый ящик в другой стране. Или если приходилось ехать в дальнее путешествие, то тогда уж передать моему отцу лично.

Какие укромные уголки имеются недалеко от Аргентины? Первое, что мне пришло в голову – это может быть какой-то необитаемый остров. Но южные воды Атлантики довольно пустынны. Фолклендские острова, хотя на них практически нет постоянного населения, тем не менее находятся под постоянным контролем и наблюдением персонала расположенной там военной базы. Только к югу от Аргентины расположена большая группа необитаемых островов – впрочем, они уже находятся вплотную к Антарктиде и поэтому изначально исключаются из рассмотрения…

Хотя почему? Мне сразу же вспомнился интересный факт, вскользь упомянутый автором одной из биографий Гесса. В 1938–1939 годах в Антарктиду была отправлена крупная научная экспедиция, и Гесс являлся ее главным куратором. Он выказывал особый интерес к Ледовому континенту, поощрял его исследования. Кроме того, к этим исследованиям оказался причастен институт «Наследие предков».

Я еще раз развернул письмо, адресованное отцу. И обнаружил то, на что не обратил внимания при первом прочтении: заданные в письме вопросы касались Антарктиды, а именно легенд о ее древних обитателях.

Итак, единственный тонкий след вел меня к Южному полюсу. Конечно, эта ниточка была очень тонкой, но никакой другой у меня попросту не было. И я решил потянуть за нее.

arrow_back_ios