Содержание

Оружейные лавки империи Ишер

(перевод К. Плешкова)

Пролог

1
Маг гипнотизировал толпу?

11 июня 1951 года. Полиция и журналисты Миддл-Сити полагают, что вскоре их город будет объявлен очередным пунктом турне выдающегося мага. Они готовы оказать гостю теплый прием, если он снизойдет до того, чтобы объяснить, каким именно образом ему удалось одурачить сотни людей, заставив их поверить, что они видят перед собой странное здание — судя по всему, нечто вроде оружейного магазина.

Здание якобы появилось на том месте, где всегда располагались и располагаются сейчас бар «Обед у тетушки Салли» и портновское ателье Паттерсона. Внутри упомянутых заведений находились лишь их служащие, и никто из них не заметил ничего подозрительного или необычного. Фасад оружейного магазина, столь чудесным образом возникшего из ниоткуда, украшала большая, ярко светящаяся вывеска, которая сама по себе являлась первым доказательством того, что произошедшее — не более чем мастерская иллюзия. Под каким бы углом вы на нее ни смотрели, вы все время видели прямо перед собой слова:

ОРУЖИЕ ВЫСШЕГО КАЧЕСТВА.
ПРАВО ПРИОБРЕТАТЬ ОРУЖИЕ — ПРАВО БЫТЬ СВОБОДНЫМ

Витрина в окне здания была уставлена разнообразным оружием довольно странной формы, как длинноствольным, так и короткоствольным, а вверху светилась надпись:

САМОЕ СОВЕРШЕННОЕ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ ВО ВСЕЙ ВСЕЛЕННОЙ

Инспектор Клейтон из следственного отдела попытался войти в магазин, но дверь не поддалась. Несколько мгновений спустя К. Дж. (Крис) Макалистер, репортер «Бюллетень-газеты», без особого труда открыл дверь и вошел внутрь.

Инспектор Клейтон последовал за ним, но вновь наткнулся на непреодолимую преграду. Судя по показаниям нескольких свидетелей, Макалистер прошел через все здание и вышел позади него, после чего странное сооружение исчезло столь же внезапно, как и появилось.

По утверждению полицейских, они потрясены способностью мага создать столь совершенную иллюзию, продержавшуюся столь долгое время на глазах у столь большой толпы. Они готовы рекомендовать зрителям его будущее шоу без каких-либо оговорок.

(Примечание автора. В заметке не упоминается о том, что раздосадованные полицейские пытались связаться с Макалистером, чтобы допросить, и нигде не смогли его найти. Прошло несколько недель, но репортера и след простыл.

Что же произошло с Макалистером после того, как он обнаружил, что дверь оружейного магазина не заперта?)

Что-то странное было в этой двери. Она не то чтобы поддалась от первого же его прикосновения — она просто отошла в сторону, словно ничего не весила. Макалистеру показалось, будто дверная ручка сама скользнула в его ладонь.

Он изумленно замер на месте, вспомнив, что еще минуту назад инспектор Клейтон обнаружил дверь запертой. В то же мгновение за спиной послышался голос инспектора, словно прочитавшего его мысли:

— Отлично, Макалистер. Дальше я как-нибудь сам.

За дверью царила кромешная темнота, к которой никак не могли привыкнуть глаза. Повинуясь репортерскому инстинкту, Макалистер шагнул навстречу тьме, начинавшейся сразу за прямоугольником дверного проема, и краем глаза заметил, что рука инспектора Клейтона тянется к ручке двери, которую он сам отпустил лишь мгновение назад. Внезапно он понял, что ни одному репортеру не удастся проникнуть в здание, если инспектор сумеет этому помешать. Не отводя взгляда от полицейского, Макалистер собрался было сделать еще шаг в сторону темноты за дверью, и вдруг произошло нечто неожиданное.

Дверная ручка не позволяла инспектору Клейтону до нее дотронуться, странным образом ускользая от него и приобретая нечеткие, словно размытые, очертания. Что же касается самой двери, то Макалистер вдруг почувствовал, как она легко, почти невесомо коснулась его пяток — хотя никакого движения не было заметно, — и, прежде чем он успел сообразить, что происходит, его по инерции втолкнуло внутрь, в темноту. По его нервам словно пробежал электрический разряд, а затем дверь захлопнулась за спиной, и все неприятные ощущения исчезли столь же быстро, как и появились. Впереди был ярко освещенный магазин, позади — нечто невероятное.

Макалистер ошеломленно стоял в неудобной позе, с трудом воспринимая окружающее и ощущая странную пустоту в голове, пока наконец не осознал, что именно находится за прозрачной панелью двери, через которую он только что прошел.

От темноты не осталось и следа. От инспектора Клейтона тоже. Исчезла толпа зевак и ряд неопрятных забегаловок вдоль улицы. Даже улица изменилась. Улицы вообще не было — вместо нее вокруг простирался уютный парк. Дальше, на фоне полуденного солнца, вдоль горизонта тянулись очертания большого города.

— Желаете пистолет? — нарушил тишину за его спиной мелодичный женский голос.

Макалистер машинально повернулся на голос, и образ города почти сразу же исчез, словно происходящее — всего лишь сон. Взгляд репортера сосредоточился на молодой женщине, которая медленно приближалась к нему со стороны задней части магазина. Он понимал, что нужно что-то сказать, но едва не лишился дара речи при виде стройной, изящной девушки, мило ему улыбавшейся. Карие глаза гармонировали с волнистыми каштановыми волосами. Простое платье и сандалии казались на первый взгляд настолько обычными, что он не стал придавать им особого значения и с трудом выговорил:

— Одного не могу понять — почему тому полицейскому не удалось сюда войти. И куда он делся?

К его удивлению, девушка посмотрела на него с легким сожалением.

— Мы знаем, что многим наша древняя вражда кажется глупой и бессмысленной. — В голосе ее зазвучали решительные нотки. — Мы даже знаем, что пропаганда постоянно подчеркивает бессмысленность нашей позиции. И тем не менее мы никогда не пустим сюда никого из ее людей — ибо крайне серьезно относимся к собственным принципам.

Она замолчала, ожидая от него какой-то реакции. По ее все более озадаченному виду Макалистер понял, что на лице у него сейчас та же тупость, что и в мыслях.

«Ее людей!»

Девушка говорила так, словно имела в виду некую конкретную личность, причем непосредственно отвечала на его упоминание о полицейском. А это означало, что ее люди, кем бы она ни была, — полицейские и их в эту оружейную лавку не пускают. Потому дверь и вела себя враждебно по отношению к ним, не давая войти внутрь. Макалистер вдруг ощутил, что у него в желудке начала образовываться такая же пустота, как и в голове, — ощущение падения в неизмеримую бездну, первые признаки осознания того, что все идет совсем не так, как следовало бы. Девушка продолжала уже резче:

— Вижу, вы понятия не имеете о том, что в наш век разрушительной энергии уже много поколений существует гильдия оружейников — единственная защита рядового человека от порабощения. Право приобретать оружие… — Она сделала паузу, сузив глаза и изучая его взглядом, затем продолжила: — Если подумать, в вас есть нечто весьма странное. Ваша чужеземная одежда… вы ведь не с северных равнин, верно?

Макалистер молча покачал головой, с каждой секундой испытывая все большее беспокойство из-за того, как реагировал на происходящее его организм. Но он ничего не мог поделать. Напряжение внутри нарастало и становилось невыносимым, словно кто-то накручивал до предела некую жизненно важную пружину.

Девушка снова заговорила, на этот раз быстрее:

— И если подумать, меня еще более удивляет, что полицейский попытался открыть дверь — и не сработала сигнализация.

Рука девушки шевельнулась, и в ней блеснул металл — ярко, словно сталь на ослепительном свете солнца. В голосе ее не слышалось ни малейшей снисходительности:

— Стойте где стоите, сэр, пока я не позову отца. В нашем деле, учитывая его ответственность, никогда нельзя рисковать. Что-то тут не так.

Как ни странно, именно в это мгновение в голове у Макалистера прояснилось, и одновременно с девушкой у него возникла та же мысль. Каким образом этот оружейный магазин появился на улице в 1951 году? Как он сам оказался в этом фантастическом мире? Что-то и в самом деле было не так.

Внимание его привлекло оружие в руке девушки — маленькое, в форме револьвера, но из его слегка утолщенной казенной части выступали полукругом вверх три кубика. При взгляде на это Макалистеру стало не по себе — смертоносное устройство, блестевшее в смуглых пальцах, было столь же реальным, как и сама его хозяйка.

— Господи, — прошептал он, — Что это за дьявольская штуковина? Уберите ее, и давайте попробуем выяснить, в чем, собственно, дело.

Казалось, девушка его не слышала. Заметив, что она то и дело бросает взгляды куда-то влево, он посмотрел туда же и увидел вспыхнувшие на стене семь миниатюрных белых лампочек. Странные огоньки! Его захватила игра света и тени, которые переходили с одного крошечного шарика на другой, и шарики становились на невообразимо малую долю то ярче, то темнее, словно реагировали на показания некоего сверхчувствительного барометра. Внезапно огоньки замерли. Репортер снова перевел взгляд на девушку — она, к его удивлению, убрала пистолет. Похоже, она заметила выражение его лица.

— Все в порядке, — холодно произнесла девушка. — Вы под контролем автоматики. Если мы ошибаемся насчет вас — будем рады извиниться. А пока, если вас все еще интересует наше оружие — с удовольствием вам его продемонстрирую.

Значит, теперь он под контролем автоматики, подумал Макалистер, и от этого ему отнюдь не стало легче. Что бы из себя ни представляла эта автоматика, радоваться было нечему. Уже то, что девушка убрала пистолет, несмотря на все свои подозрения, немало говорило об эффективности новых «сторожевых псов». В любом случае нужно как-то отсюда выбираться. Тем временем девушка явно полагала, что человек, пришедший в оружейную лавку, в обычных обстоятельствах пожелает купить оружие. Макалистер вдруг понял, что больше всего ему сейчас хочется увидеть один из этих странных пистолетов, сама форма которых подразумевала весьма много интересного.

arrow_back_ios