Содержание

Блэйкер работал на MD1, тайный отдел, занимавшийся разработкой секретного вооружения для партизанской войны, которым предполагалось снабжать группы сопротивления на территории оккупированной Европы. Вскоре после мало ободряющих результатов он получил другое назначение, а «бейби-бомбарда» перешла по наследству к другому офицеру MD1, майору (позднее генерал-майору) Миллсу Джеффрису, который переделал запал гранаты, а также произвел некоторые усовершенствования в конструкции самой установки, и в феврале 1942 г. она вновь прошла испытания. На сей раз результаты оказались более оптимистичными, и спустя месяц военное министерство сделало запрос Джеффрису в отношении возможности разработки, наряду с противотанковой, осколочно-фугасной противопехотной, а также дымовой гранаты для нового оружия. Однако позднее с этой идеей распростились, и оружию дали скучное и невыразительное название: «противотанковое метательное устройство для применения силами военнослужащих пехоты», сокращенно PIAT (Projector, Infantry, Anti-Tank), давать которые всегда были такими мастерами британские военные. К концу августа 1942 г. PIAT «получил добро» и был запущен в производство, чтобы оставаться противотанковым оружием британской пехоты на протяжении следующих десяти лет. При этом нельзя сказать, что PIAT когда бы то ни было пользовался популярностью у применявших его солдат. Термины, которыми можно описать его, внушают мало оптимизма: неуклюжий, тяжелый, неповоротливый и даже идиосинкразический. Одним словом, от тех, кому приходилось работать с ним, требовалось терпение, умение и, если угодно, вера в свое оружие. Один пехотинец отозвался о PIAT в следующих словах:

«Что такое PIAT? Это всего лишь стальная труба с чертовски мощной пружиной и со здоровенным стальным шкворнем внутри нее, служившим бойком. Пружина толкала вперед этот боек, который выстреливал гранату. Это должна была быть чертовски крупная и крепкая пружина, потому что отдачей от взрыва боек отбрасывало назад с огромной силой. При этом штуковину надо было держать изо всех сил, иначе боек, того и гляди, не зафиксировался бы для следующего выстрела. Потому приходилось удерживать ее, прижимать плотно, чтобы плечо не оторвало отдачей, вместе с тем и лежать, упираясь в что-нибудь ногами, тоже не рекомендовалось, чтобы иметь возможность немного двигаться под действием отдачи. Инструкторы стращали нас рассказами об одном малом, который уперся подошвами в дерево, что, мол, ему спину сломало, ну, и все такое прочее рассказывали. Заливали, скорее всего, но как тут не зальешь, когда перед тобой «зеленые» мальчишки.

Однако же главное в PIAT - взвести эту мощную пружину для первого выстрела. После этого она сама встает на место и фиксируется, но вот перед этим ее надо зарядить, а это настоящее убийство. Кладешь ее на землю прикладом - то есть тыльной стороной вперед, становишься обеими ногами на плечевой упор, хватаешь штуковину и делаешь полуповорот. Так ты отцепляешь базу от тыльной части и запираешь боек, фиксируя его на последней. Потом наклоняешься, крепко берешься обеими руками за предохранительную скобу спуска и тянешь основную часть вверх. Поскольку стоишь ты на тыльной части, а боек крепится к ней, по мере того как ты разгибаешься, происходит сжимание пружины до тех пор, пока ты не сожмешь ее так, чтобы боек щелкнул, фиксируясь на спусковом механизме. Затем остается просто опустить базу к тыльной части и полуповоротом зафиксировать все изделие снова.

Все хорошо, если ты крупный парень. А что, если ты ростом поменьше и тебе просто не хватает силенок справиться с пружиной? Смотришь на такого - вот-вот почти уже дотянул… раз, и сил не хватило! Еще чуть-чуть - но не идет. А он все краснеет. Того и гляди, лопнет от натуги. В итоге пружина его пересиливает и перетягивает. Ну и, конечно, особенно удобно проделывать все это на переднем крае, когда ты лежишь в узкой траншее на спине, а треклятый PIAT на тебе, и тяни его, пока не щелкнет. Я уверен, что и по сей день тут и там разгуливает полно доходяг на костылях. И знаете почему? Да потому, что они в свое время просто малость завозились со своим PIAT.

Но вот ты выстрелил и смотришь, как она медленно летит, словно бы ныряя на волнах, -летит себе и никуда не спешит. И ты думаешь: «Черт бы тебя побрал! Да танк давно уедет, пока ты туда долетишь!» Но уж если ты попал - звони в колокола. Только не забудь пригнуться и голову руками прикрой, потому что нередко случалось, что куски бомбы летели обратно в того, кто стрелял. Потому что расстояние-то всего сто ярдов».

Наверное, самый примечательный эпизод, как-то связанный с PIAT, имел место в мае 1944 г. в Италии, когда фузилер Джефферсон бросился вперед, держа гранатомет наперевес, и выпалил из него в «Тигр», потом хладнокровно перезарядил оружие и также «от бедра» поразил второй танк. Солдат получил «Крест Виктории», а все на фронте считали, что он заслужил эту награду просто за то уже, что стрелял из PIAT из положения наперевес, а вовсе не за какие-то там два танка*.

• Упомянутый автором англичанин Фрэнсис Артур Джеффер сон (1921-1982), награжденный «Крестом Виктории» за боевое отличие на итальянском фронте, совершил свой подвиг 16 мая 1944 г. во время

К началу 1942 г. военные США стали осознавать, что нуждаются в противотанковом оружии ближнего боя. До сих пор они возлагали надежды на 0,5-дюйм. (12,7-мм) пулемет Браунинга, но между тем танковое бронирование становилось все толще и делалось неуязвимым перед бронебойными пулями «Браунинга», каким бы превосходным тот сам по себе ни был. Первое, что пришло в голову экспертам из армии США, - кумулятивная винтовочная граната, выстреливаемая из того же пулемета Браунинга, а посему из Швейцарии в качестве технического советника выписали Маттиаса. Хотя гранату сделать и удалось, все устройство получилось слишком неуклюжим, да еще и не очень точным, потому проект положили под сукно.

Тем временем близился час полковника Скиннера из армии США, который всю жизнь интересовался ракетами и в свободное время развлекался тем, что строил и испытывал подобного рода «игрушки». В 1940 г. руководство армии вдруг заинтересовалось им и вызвало его в США с Гавайских островов, выделило ему в качестве мальчика на побегушках солдата и озадачило созданием некоего «ракетного оружия». В течение года он разработал, построил и испытал примитивный реактивный снаряд, запускавшийся из трубы с плеча. Единственное, чего не хватало, так это подходящей боеголовки, способной принести действенный результат, и как раз в этот момент в армии США обнаружили вдруг, что у них полным-полно гранат, которые не из чего запускать. В начале 1942 г. о неистощимых запасах проведал и Скиннер, который занялся скрещиванием гранат со своим гранатометом. Он подогнал трубу под размер гранаты, переделал свой снаряд и получил в итоге 2,36-дюйм (60-мм) установку с примитивной электрической системой запуска от двух сухих батарей, которые присоединялись к реактивному снаряду замыкающим проводом со скрепкой. Сделав несколько выстрелов болванками и убедившись, что устройство действует, Скиннер привез его на Абердинский полигон в Мэриленде, чтобы попробовать уже с настоящими боеголовками.

По прибытии туда Скиннер обнаружил, что попал, что называется, с корабля на бал - на полигоне как раз шли испытания какого-то другого оружия, стрелявшего по движущейся танковой мишени. Скиннер вместе со своим солдатом, никому и ничего не говоря, пробрались на край огневой позиции. У гранатомета отсутствовал прицел, потому смастерили некое импровизированное приспособление из куска проволоки, и солдат выстрелил, сразу же попав в танк. Затем Скиннер сам вооружился гранатометом, выстрелил и записал на счет своей маленькой команды второе очко. Высокопоставленная публика, собравшаяся ради демонстрации другого устройства, в котором что-то не ладилось, поспешила к Скиннеру, чтобы посмотреть, что же за оружие он привез. Некоторые сами попробовали пострелять реактивными снарядами и тоже добились попаданий прежде, чем закончились боеприпасы. Гранатомет тут же запустили в производство, поскольку среди присутствующих на испытаниях находился (и первым попробовал оружие) генерал Варне - начальник Управления Разработок сухопутных сил армии.

Поступившее на вооружение как 2,36-дюйм. реактивный гранатомет Ml оружие скоро получило кличку, которая приклеилась намертво, причем не только к нему, но и ко всем его потомкам, - базука. Название это ему подарил самодельный духовой инструмент, на котором «играл» популярный тогда в Штатах комик, Боб Берне. Его базука отличалась особой замысловатостью и непредсказуемостью, а потому слово казалось вполне

четвертого сражения при Монте-Кассино (в ходе наступления союзников против немецкой «Линии Густава»). Тогда он служил рядовым во 2-м батальоне Ланкаширского фузилерного полка, входившем в состав 11-й пехотной бригады (бригадира Роберта Кита Эрбетнота) британской 78-й пехотной дивизии генерал-майора Чарлза Фредерика Кейтли.
- Прим. ред.

arrow_back_ios