Содержание

— Спасибо, сэр, — сказал Моуз, снова взял свои инструменты и возвратился к работе над поврежденной схемой.

— За что? — спросил я.

— Ваши слова успокоили меня. Должно быть, во мне имеется некая незначительная неполадка, которую я не могу обнаружить. Она заставляет меня неверно толковать факты и приходить к ошибочным выводам. Однако приятно знать, что мое базовое программирование корректно, то есть люди действительно превосходят роботов.

— Правда? — удивленно сказал я. — Мне бы не понравилась мысль, что ты меня превосходишь.

— Понравится ли вам информация, что ваш Бог имеет несовершенства?

— Он не может быть несовершенным по определению.

— По моему определению, вы не можете быть несовершенны, — сказал Моуз.

«Неудивительно, что ты успокоился, — подумал я. — Интересно, когда-нибудь раньше роботов посещали богохульные мысли?»

— Потому что если это не так, — продолжал он, — тогда я не обязан подчиняться каждому приказу, данному мне человеком.

Это привело меня к мысли: «Стану ли я продолжать славить Господа, который не может запомнить моего имени и постоянно накачивается наркотой?».

Затем в голове завертелось нечто вроде беспокойной Моузовой мысли: «А как же Бог, который во гневе затопил Землю на сорок дней и ночей? А как же его несколько садистские забавы с Иовом?..».

Я решительно тряхнул головой и постановил, что мои мысли столь же неутешительны, что и у Моуза.

— Думаю, пора сменить тему, — сказал я роботу. — Если бы ты был человеком, я бы назвал тебя родственной душой и угостил пивком. — Я улыбнулся. — А могу ли я предложить тебе баночку моторного масла?

Он глазел на меня добрых десять секунд.

— Это шутка, не так ли, сэр?

— Чертовски верно, — сказал я. — И ты первый на свете робот, который вообще знает о существовании шуток, не говоря уж о том, чтобы распознать их в разговоре. Кажется, мы станем добрыми друзьями, Моуз.

— Это разрешено? — спросил он.

Я огляделся:

— А ты видишь тут кого-то, кроме меня?

— Нет, сэр.

— Тогда, если я говорю, что мы будем друзьями, то это разрешено.

— Это будет интересно, сэр, — наконец откликнулся он.

— Друзья не называют друг друга на вы и сэрами, — сказал я. — Меня зовут Гэри.

Он уставился на мой бейджик и выдал:

— Ваше имя Гэрет.

— Мне больше нравится Гэри, а ты мой друг.

— Тогда я буду звать вас Гэри, сэр.

— Попробуй сказать то же самое еще раз.

— Тогда я буду звать тебя Гэри.

— Дай пять, — я протянул ему руку, — но слишком сильно не жми. Он уставился на мою ладонь:

— Дать пять чего, Гэри?

— Забудь, — вздохнул я и сказал больше для себя, чем для него: — Рим не сразу строился.

— Рим — это робот, Гэри?

— Нет, это город на другой стороне мира.

— Не думаю, что какой-либо город может быть построен сразу, Гэри.

— Конечно, нет, — кисло произнес я. — Это просто такое выражение. Оно означает, что некоторые вещи занимают больше времени, чем другие.

— Понятно, Гэри.

— Моуз, тебе не нужно повторять мое имя в конце каждого предложения, — сказал я.

— Я думал, тебе это нравится больше, чем сэр, Гэри, — пару секунд помолчал и выдал: — Я имею в виду, чем сэр, сэр.

— Так и есть, — согласился я. — Но когда здесь разговариваем только ты и я, тебе не надо говорить «Гэри» каждый раз. Я и так знаю, к кому ты обращаешься.

— Понятно, — сказал он. На этот раз никакого «Гэри».

— Ладно, — вздохнул я, — раз уж мы друзья, о чем поговорим?

— Ты употребил термин, который я не понял, — начал Моуз. — Возможно, ты объяснишь его, поскольку это косвенно касается и меня или касалось бы, будь я человеком.

Я нахмурился:

— Понятия не имею, о чем ты.

— Термин «родственная душа».

— А, это… — протянул я.

Он терпеливо подождал минутку, потом спросил:

— Что такое родственная душа, Гэри?

— Кэти была родственной душой, — ответил я. — Настоящей… Совершенной…

— Ты сказал, что Кэти была неисправна, — напомнил Моуз.

— Верно.

— И неисправность делает ее родственной душой? Я покачал головой:

— Моя любовь к ней и абсолютное доверие делали ее родственной душой.

— Значит, если бы я был человеком, а не роботом, ты бы ко мне тоже испытывал любовь и доверие, Гэри? — спросил он.

Я не смог подавить улыбку:

— Я тебе доверяю. И симпатизирую. Поэтому ты мой друг. — Я замолчал на мгновение, поскольку образ Кэти яркой вспышкой промелькнул в мозгу. — И я никогда не сделаю для тебя того, что я сделал для нее.

— Ты никогда не полюбишь меня? — спросил Моуз, который даже не имел представления, что я с ней сделал. — Это слово имеется в моей базе данных, но я его не понимаю.

— Хорошо, — сказал я ему. — Значит, ты не будешь ужасно страдать. Терять друга — это не то что терять родственную душу. С тобой мы не станем настолько близкими.

arrow_back_ios