Рейтинг книги:
7,22 из 10

Негодник

Кейз Элизабет

Содержание

– Дорогая, сначала я хочу услышать твой ответ. – Он провел большим пальцем по ее тубам. – А потом мы сможем поговорить о… обо всем остальном.

Вивиан на мгновение прикрыла свои чудесные карие глаза, и Джеймса в очередной раз ужалило желание. Ода, сегодня ночью он даст ей все, что нужно. И чем дальше, тем больше.

Но сначала пусть ответит на вопросы. Вивиан знала, что перечить ему – себе дороже. Он взял ее за плечи и легонько встряхнул:

– Отвечай же…

– Что ж, хорошо. – Она тихонько вздохнула. – Я приехала потому, что потеряла все. Все, что было у меня, пока был жив Шерман. Увы, все отобрали у меня его мерзкие отпрыски.

– Кого ты имеешь в виду?

– Натана и Фредерика. Неужели не понимаешь?! – В голосе Вивиан прозвучало раздражение. – Ты же знаешь, они никогда не принимали меня. И достаточно открыто давали это понять, хотя и старались изо всех сил, демонстрируя свое уважение к отцу. Бедный Шерман никогда ничего не понимал. Я и не заметила, когда они все это устроили. И как я только пропустила этот гнусный заговор?!

– Вивиан, объясни, в чем дело. Только кратко и без эмоций.

Отойдя от Джеймса, Вивиан протянула свои длинные изящные пальцы к камину.

– Шерман поделил все свои деньги, бизнес и дом в равных долях между сыновьями. Мне он оставил только мою одежду и украшения, которые купил мне за эти годы. А в придачу – пожелание найти себе другого мужчину, которого я бы осчастливила так же, как в свое время, осчастливила самого Щермана. – Вивиан повернулась к Джеймсу; во взгляде ее светилось плохо скрываемое раздражение. – Не сомневаюсь, будь у этих мерзавцев хоть малейшая возможность претендовать на мои драгоценности, они не постеснялись бы поснимать все с моих пальцев. Сняли бы все до последнего колечка! Но я ведь заработала этот дом! Я превратила эту развалину в настоящий дворец!

«Вот так дела. Итак, старый козел и его отродье в конце концов оставили Вивиан с носом. Вот уж в самом деле – день сюрпризов».

Расправив плечи, Вивиан вскинула голову и заявила:

– И естественно, я отправилась прямиком к тебе, моя любовь. Хотя для этого мне и пришлось продать изумрудное ожерелье, чтобы иметь деньги на дорогу от Бостона. Во всей этой истории только одно хорошо: теперь мое замужество больше не препятствует нам быть вместе. – Вивиан провела пальцем по подбородку Джеймса. – И ты уж точно задолжал мне кое-что за… задания, которые я выполняла для тебя несколько последних лет.

– Ты так считаешь? Стоит ли напомнить тебе, сколько удовольствия тебе доставляли эти… задания? Почти такое же, полагаю, какое получал я, читая твои отчеты об их выполнении.

Вивиан залилась краской смущения. Шагнув к Джеймсу, она проговорила:

– Хватит играть со мною, мой милый. Поверь, я была в отчаянии. Ты же знаешь, как я плохо переношу морскую болезнь. И все же я приехала. Приехала, потому что у меня не было другого выбора.

– Я знаю. – Джеймс провел по щеке Вивиан. – Дорогая, я действительно очень тебе сочувствую. А смерть Шермана… Она никак не вписывалась в мой план.

В прекрасных глазах Вивиан заискрились блестки слез, но было неясно, относятся ли эти слезы к памяти об ушедшем в мир иной Шермане или же к чему-то другому. Никогда нельзя было с уверенностью сказать, что руководит душевными порывами этой женщины. И эта особенность делала Вивиан чрезвычайно привлекательной.

– Ладно, дорогая. Как бы там ни было, ты здесь, и это самое главное. – Наклонившись, Джеймс нежно поцеловал Вивиан в губы.

Она ответила на его порыв и всем телом прильнула к нему. Растущее желание заставляло биться их сердца все чаще. Губы Вивиан снова раскрылись навстречу губам Джеймса. На какое-то краткое мгновение ему захотелось воспользоваться расположением Вивиан немедленно, здесь же, в гостиной. Но стоило Джеймсу представить изумление, которое появится на румяном лице дворецкого, если тот, зайдя в гостиную, застанет своего хозяина и безымянную даму в пароксизме страсти, как он отказался от своей затеи.

Оторвавшись от губ Вивиан, Джеймс увидел, что черты ее милого лица напряжены. Вивиан горела тем же страстным желанием, что и он.

– Возьми меня, – прозвучал ее призывный шепот. – Что же ты медлишь, Джеймс? Ах, поцелуй же меня, поцелуй…

– Сейчас, дорогая. – Он снова поцеловал любовницу, потом тихо проговорил: – Итак, запомни: ты моя родственница.

Очередной поцелуй.

– Моя… кузина, – продолжал Джеймс и невольно усмехнулся: ему показалось, что придумано неплохо. – Так вот, ты приехала из Америки. – Он прошелся ладонями по соблазнительным округлостям ее тела. – Только надо будет придумать тебе другое имя.

– М-м-м… – простонала Вивиан. Потом вдруг спросила: – О чем ты говоришь? Я не понимаю.

– Нам необходимо придумать разумное объяснение твоего пребывания в моем поместье, дорогая. Ведь ты будешь жить в моем доме без компаньонки, которые обычно сопровождают молодых девушек.

Стараясь увидеть, что написано на лице Джеймса, Вивиан немного отстранилась от него. Затем, помрачнев, пробормотала:

– Но я…

– Тсс! – Джеймс приложил палец к губам любовницы. Возможно, Вивиан приехала сюда, чтобы обсудить возможность их женитьбы, но у. Джеймса имелись свои планы, связанные с необычайной привлекательностью Вивиан. – Я все тебе объясню. Сейчас же только запомни, кто ты такая.

– Твоя кузина, – прошептала Вивиан.

– И нам надо извлечь тебя из этого траурного тряпья.

– Тогда отведи меня наверх.

– Терпение, терпение и еще раз терпение, дорогая. – Джеймс улыбнулся, довольный той простотой, с которой. Вивиан всегда принимала неожиданные изменения обстоятельств. Разжав объятия, он повел любовницу к двери. – А сейчас, дорогая кузина, давай позовем прислугу и поместим тебя в подходящих апартаментах. После столь долгого путешествия не хотела бы просмотреть свою комнату? Мне кажется, сегодня я лягу пораньше.

Вивиан хихикнула, а Джеймс, потянувшись к колокольчику, вызвал Мрррисона.

Спустя час Вивиан с помощью слуг обосновалась в отведенной для нее комнате, расположенной в том же крыле, что и покои Джеймса, только на противоположной стороне. Экономка Джеймса миссис Малруни прекрасно знала свое дело.

Джеймс рассказал экономке, о том, как несправедливо повела себя фортуна по отношению к Вивиан в первый же год после смерти ее мужа. В результате миссис Малруни очень посочувствовала «бедняжке» и лично принесла в ее комнату поднос с чаем и тостами. На подносе имелся графинчик с шерри, поставленный предусмотрительной экономкой на случай, если вдове понадобится более действенное снотворное средство. Они распаковали только дорожную сумку, в которой находились ночные принадлежности Вивиан. Прочий багаж мог подождать и до утра.

– Благодарю вас, миссис Малруни. Я помогу кузине, устроиться, а потом выпью бренди у себя в кабинете. Не пришлете ли вы и туда поднос? На сегодня это все.

Вивиан играла свою роль, в этом представлении, понуро сидя на краешке дивана и теребя кружевной носовой платочек.

– Да, сэр. Всего хорошего, миледи.

Экономка сделала реверанс и, облегченно вздохнув, поспешила удалиться. Отведенные Вивиан апартаменты состояли из просторной гостиной, обстановка, которой должна была развеять любые возможные, подозрения миссис Малруни. Джеймс позаботился о том, чтобы пожилая экономка не знала о небольшой спальне, находившейся в глубине гостиной, – туда допускался только дворецкий. Выждав минуту-другую, Джеймс запер дверь на задвижку и провел Вивиан в спальню, предусмотрительно, закрыв на защелку и эту дверь.

– Иди ко мне… кузина, Я знаю, чего ты хочешь. Я всегда это знаю. Покажи, как ты скучала по мне. Распусти волосы.

Вивиан привычным движением вытащила из прически заколки, и роскошные черные волосы рассыпались по ее плечам. С дразнящей улыбкой, на сочных, губах она шагнула к Джеймсу…

* * *

В какой-то момент, оторвавшись от любовницы, Джеймс вдруг обнаружил, что за окном непроглядная темень, а шторы на окнах не задернуты. Если кто-нибудь из прислуги вздумал совершить вечерний моцион, он мог видеть их игры как на ладони. Вивиан обернулась к нему с сияющим лицом – было очевидно, что она вполне довольна происходящим. Но Джеймс, погруженный в свои мысли, молчал, и она, снова улыбнувшись, проговорила:

– Знаешь, а это твое приветствие было гораздо лучше предыдущего.

Джеймс рассмеялся:

– Очень рад, дорогая, что тебе понравилось. Может, ты предпочтешь мое исключительное внимание?

– Кстати, об исключительном внимании. – Вивиан тоже засмеялась и поцеловала Джеймса в шею. – Кто это – вторая вдова, про которую ты упоминал внизу?

– Дорогая, об этом позже.

Джеймс улыбнулся: он испытывал особое удовольствие от полной покорности Вивиан его воле. Он бы мог провести с ней всю ночь, если бы не пересуды, которые могли возникнуть среди прислуги. Одно дело – увидеть что-то мельком в незашторенное окно, и совсем другое – открытое пренебрежение условностями. Разумеется, он должен был покинуть половину Вивиан, но у него еще оставался час-другой. Джеймс снова обнял любовницу, и она спросила:

– Если об этом позже, то что же сейчас?

– Видишь ли, у меня есть еще несколько свежих идей, которыми я хотел бы поделиться с тобой: Возможно, ты найдешь их интересными.

Любовники обменялись долгим и страстным поцелуем.

– Ах, дорогой, я обожаю твои «интересные идеи»! Расскажи мне про них.

– Обязательно. Вот первая.

«А потом, утром, можно будет взяться за настоящую работу», – подумал Джеймс.

Глава 3

«Было чудовищной ошибкой приезжать сюда. Как и все, что я делала в моей жизни».

Дурные предчувствия, терзающие душу Бетани Делейни, сопровождались таким глубоким разочарованием, которое она ни за что бы не хотела испытать вновь. И как только ей в голову могла прийти мысль, что Ирландия и Гленмид могут принести что-нибудь, кроме несчастий?

Бетани взглянула на маленькую фигурку сына, спавшего под мягким стеганым одеялом в противоположном конце просторной детской, и поплотнее закуталась в шерстяную шаль.

arrow_back_ios