Рейтинг книги:
5 из 10

Мы пугалю тётю Раю

Варгин Алексей

Содержание

«Мы пугали тётю Раю…»

Мы пугали тётю Раю. Но не потому, что злая, — Просто было скучно нам Иногда по вечерам. А у этой тёти Раи Дом стоит в деревне с краю, И живёт она одна, И собака не слышна. Словом, всё удачно очень… Мы дождались тёмной ночи, У колодца собрались, В край деревни подались. Говорю я: «Ты, Андрюшка, Ставишь к раме колотушку, Петька хрюкает свиньёй, Ванька машет простынёй. Полезай на крышу, Вовка, Среди нас ты самый ловкий, И вопи в её трубу, Как упырь в своём гробу. Если выйдет тётя Рая, Я мяукать начинаю. И чтоб сразу — тишина! А когда уйдёт она, Я из-за угла залаю — Значит, снова начинаем». …Как хозяйке ни спалось, Представленье началось. Застучала колотушка В тишине на всю избушку, И под этот страшный гул В окна призрак заглянул. Вот свинья во мраке рыщет, Хрюкает, поживу ищет. А в трубе, как сто собак, Дико воет вурдалак. Самому мне страшно стало: Что не мало, то не мало. Если б правды я не знал, Сам со страху убежал. Вот досталось тёте Рае!.. Только вдруг из-за сарая Чья-то тень к крыльцу плывёт,
Косу на плече несёт. Замолчала колотушка, Взвизгнула от страха хрюшка, Только на трубе никак Не уймётся вурдалак. Смерть косу с плеча снимает И над Ванькой подымает… Ванька простыню сорвал, Да запутался, упал, Заорал что было мочи!.. Смерть тогда как захохочет, Чёрный капюшон сняла… Тётя Рая… Ну, дела!.. Нам бы двинуть по дороге, Да не слушаются ноги, И на крыше вурдалак Всё вопит ещё, дурак. …Тётя Рая нас простила, Даже чаем угостила. И никто до этих пор Не узнал про наш позор.

«Как-то раз в досужий час…»

Как-то раз в досужий час Мы решали, кто из нас Самый храбрый в нашем классе. — Я, — сказал хвастливый Вася. — Да? А если ты не врёшь, Ночью на погост пойдёшь? На могилку к дяде Филе, Что вчера похоронили? И на ней поставишь кол — Будет видно, что дошёл. …Не любили в нашем классе Задавакистого Васю, И решили, что сполна Мы проучим хвастуна. В тот же вечер, как стемнело, Вася собрался на дело. Мы ему вручили кол, И Васятка наш пошёл. Да не знал, что на могиле Ждут его у дяди Фили. Васька, может, был и гусь, Да попробуй-ка не струсь В жуткой тишине погоста — Тут и взрослому не просто… В общем, из последних сил Он добрался до могил. Всё, конец мученьям Васи: Кол воткнуть — и восвояси. Вот он, Филин бугорок, Ну, ещё один шажок… Только мы готовы были, Как на все лады завыли!.. Сбросил Васька кол с плеча, Дал такого стрекача!.. …Утром мы к нему пришли: — Кол мы, Васька, не нашли. — Да какой, ребята, кол!.. Хорошо, живым ушёл. Вот, ей-ей, клянусь, не враки: Там сидели вурдалаки Под кладбищенской стеной, Так и кинулись за мной… Там нетопыри летали, Мертвецы в гробах стонали, И меня один мертвец Чуть не сцапал под конец. Как он скрежетал зубами, Как он грохотал костями!.. Я свой кол в него воткнул, Чтоб с собой не утянул. Так что я не виноватый, Что пропал тот кол, ребята. Я же дрался до конца, Хоть спросите мертвеца! …До сих пор над этим Васей Все смеются в нашем классе. Вот храбрец из храбрецов — Победитель мертвецов!..

«От прожорливых ворон…»

От прожорливых ворон В огороде нам урон. Я гонял их то и дело, Наконец мне надоело, И решил от воронья Пугало поставить я. Отыскал в чулане шляпу, Старое пальто из драпа, Крест из палок сколотил, Постарался — нарядил. Получился страшный дядя — Хоть анфас гляди, хоть сзади. Ну, горластые, держись! Наконец наступит жизнь. Занял дядя оборону, А проклятые вороны Тут как тут, и даже две — У него на голове!.. Видно, пугало моё Не пугает вороньё. Ничего не понимаю!.. Сам я шляпу одеваю И облезлое пальто, Руки в стороны — ну что? Даже клювом не ведут… Что ты будешь делать тут? Надо тактику менять, Ведь не век же их гонять. Выпросил ружьё у папы, Снова нахлобучил шляпу, Влез в дырявое пальто, Встал с ружьём — вот это то! Хоть одна бы подлетела Да ко мне на грядку села. Чуют, подлые, ружьё… Снова пугало своё Я поставил между грядок, Дал ружьё ему — порядок! Отвернулся — тьфу, опять В огороде эта рать. Что за хитрое созданье, Ну, не птица — наказанье! …В огороде я хожу, На плече ружьё ношу, И в ружье моём патроны: Нет врага страшней вороны!

«Ночь в лесу темнее тучи…»

Ночь в лесу темнее тучи. Кто так жалобно мяучит? Может, кошка из села В лес дремучий забрела? — Эх, пустая голова, Это я кричу, сова! — В тёмной чаще воет кто-то… Волки вышли на охоту? Ох, идёт о них молва… — Это снова я, сова! — А откуда, вот вопрос, Появился паровоз? И шипит он, и пыхтит, И пронзительно гудит… — Сам ты, парень, паровоз, Рассмешил меня до слёз. Снова не узнал сову! Спишь ты, что ли, наяву? — А сейчас кто это свищет? Не разбойники ли рыщут? Я от страха жив едва… — Это я свищу, сова! — Ох, и страшно, нету мочи. Кто же это так хохочет? Неужели снова ты Так кричишь из темноты? — Верно, это я кричу, Напугать тебя хочу. — Уж до смерти напугала, А теперь бы помолчала. И печален, и высок Слышу чей-то голосок. Это маленький ребёнок, Заблудился пострелёнок… Ну а ты всю ночь орёшь, Хоть кого с ума сведёшь! — Что за глупые слова! Это плачу я, сова! Я одна за всех стараюсь, До рассвета развлекаюсь. — Я же думал, ты во мгле Только ухаешь в дупле… — Эх, пустая голова! — Мне проухала сова.

«Значит, дело было так…»

Значит, дело было так: Мышь забралась на чердак. Огляделась: что такое? Вниз ушастой головою Кто-то в сумерках висит, То ли помер, то ли спит. — Эй, проснитесь, незнакомка! — Пропищала мышка тонко. — Что вы делаете тут? Как, скажите, вас зовут? Незнакомка шевельнулась, Покачнулась и проснулась. — Ну чего ты так орёшь? Или мышь не узнаёшь? Очень мышка удивилась: — Ты зачем туда забилась И, как чучело, висишь, Если ты и вправду мышь? — Здесь я просто отдыхаю, Тёмной ночи поджидаю. Ночью кушать захочу — На охоту полечу. — На охоту? Полетишь? Да какая же ты мышь! Ну а если ты летаешь, Как ты зёрна собираешь? — Зёрна — это ерунда, Повкуснее есть еда. Комары — вот это блюдо! — Ну и сказки, ну и чудо! Мыши ловят комаров И едят за будь здоров! Словно я не понимаю: Ночью темнота такая… Как же, глупая ты мышь, Комара тут углядишь? — Что ж, шепну тебе на ушко, Да поверишь ли, подружка? Вовсе ни к чему мне свет, У меня и глаз-то нет. Мышку словно ветром сдуло, Только хвостиком вильнула, Разобиделась совсем: — Так-то можно верить всем! Ишь чего насочиняла, Только не на ту напала. Не обманешь нас, шалишь, Никакая ты не мышь.

«Нам в лесу в денёк погожий…»

Нам в лесу в денёк погожий Повстречался как-то ёжик. Захотелось нам с собой Принести его домой. — Ёж, у нас изба большая, А мышей-то тьма какая!.. Будешь весел ты и сыт. Тут нам ёжик говорит: — Мышки — свет очей моих, Вы не обижайте их. Только ведь и здесь их вволю, Так зачем идти в неволю? — Почему в неволю, ёж? Не понравится — уйдёшь. — Как уйдёшь? В селе собаки, Искусают забияки. — Ладно, если надоест, Отнесём обратно в лес, Вот на эту же поляну… А у нас ещё сметана И парное молоко! — Отказаться нелегко… — Да ещё зимою в стужу Сон тебе не будет нужен. В доме круглый год тепло, И просторно, и светло. — А вы знаете, зачем Я мышей так много ем? Чтобы сытым спать всю зиму. Ну а если лес покину, Лёгкой станет жизнь моя, Не охотник буду я. Сами скажете: ты, ёж, Что мышей не стережёшь? — Что ты, ёжик, мы не скажем! Мы тогда коту покажем, Как ему мышей не знать, Не ловить и не гонять!.. А захочешь — в лес пойдём Да ежиху позовём. Станет всем изба богата: Ёж, ежиха и ежата. То-то славно будем жить, Будем жить и не тужить! — Так и быть, перезимую. Но к весне я затоскую… Это значит, детвора, Возвращаться мне пора. Этот лес — мне лучший дом, Здесь не поят молоком, Да леса другим богаты… Лето, жаль, коротковато. А когда оно пройдёт, Лист на землю упадёт, Ветры зимние проснутся — Обещаю к вам вернуться.

«Если в доме нет людей…»

Если в доме нет людей, Ходики стучат слышней, В окна сумерки вползают, Тяжело шкафы вздыхают. Половиц печальный стон Вторит ветру в унисон. В кухне всхлипнет умывальник, Вздрогнет закопчённый чайник, Скрипнет ставенка с трудом И опять затихнет дом. Если есть в нём кто живой — Только старый домовой. Караулит тишину, Вспоминает старину… Книжки толстые листает, Сказки добрые читает, А потом их по ночам Тихо напевает нам. А ещё он верно служит И с вещами в доме дружит, Продлевая им года… Даже лечит иногда. Может, правда, из буфета Утащить себе конфету… В остальном же очень мил Наш мохнатый доможил. Перед сном так сладко слышать, Как он ходит, как он дышит. Чтобы крепок был наш сон, Мягкой лапой гладит он. …Взрослые, скорей всего, Позабыли про него. Ну а если вспоминают, Непременно нас пугают: Мол, и страшный он, и злой, Этот самый домовой. Потому-то он и тужит, И ни с кем из них не дружит, Вспоминая в тишине О минувшей старине… Ну а я б с тобой дружил. Слышишь, милый доможил?!

«Я давно хочу щенка…»

Я давно хочу щенка, Только не везёт пока. Я родителей просил, Я ручьями слёзы лил. Папа мне в ответ вздыхает, Мама же не уступает. «Нам собака не нужна!» — Строго говорит она. Вот тогда я вытер слёзы и у Дедушки Мороза Попросил под Новый год: Пусть щенка мне принесёт. Хоть совсем недорогого, Хоть дворняжку, хоть какого!.. Ну а Дед Мороз принёс Мне в подарок паровоз. Я проплакал всю неделю, Даже щёки похудели, Даже уши меньше стали… А родители сказали: «Чтоб собаку завести, Нужно, Петя, подрасти. И запомни, Дед Мороз Не выносит детских слёз». Как послушаешь, так прямо Дед Мороз — вторая мама. Я за год ещё подрос — Он мне азбуку принёс. И теперь мне так обидно, Света белого не видно. Не люблю я Новый год, Пусть хоть вовсе не придёт!
arrow_back_ios