Содержание

Эмиль Брагинский, Эльдар Рязанов

Убийство в библиотеке

Телефонный звонок разбудил следователя Ячменева ровно в полночь. Если бы телефонный звонок не разбудил следователя, то разговор бы не состоялся и было бы очень трудно начать это печальное повествование.

- Ячменев, это ты?

- Кто говорит?

- Это говорит убийца!
- спокойно сообщил незнакомый голос.

- Неостроумно!
- обозлился Ячменев, положил трубку на рычаг и перевернулся на другой бок. Телефон стоял у него на столике возле постели, чтобы следователя была удобно будить.

Однако нахал не поленился позвонить второй раз.

- Ты чего трубку швыряешь?
- строго спросил он.

- Кто это?
- тупо повторил Ячменев.

- Вообще-то я привидение, но ты же марксист и в это не поверишь!

- Кого же ты убило, привидение?
- спросонья спросил Георгий Борисович Ячменев.

- Кого надо! Труп рядом валяется. И звоню я тебе из библиотеки, из Академии школьных наук, где я все это и совершил!

- Кто же этот несчастный?
- окончательно проснулся следователь. Неизвестный охотно ответил:

- Академик Зубарев!

- Сергей Иванович?
- переспросил Ячменев.
- Тот самый?

- Тот самый!

- Почему же ты убил гордость нашей науки?
- Ячменев пытался определить по голосу, кто из приятелей безобразничает.

Ответ был неожиданным:

- За беспринципность! Чтоб другим неповадно было!

Следователь засмеялся.

- Не вижу в этом ничего смешного!
- рассердился таинственный собеседник.
- И звоню я тебе, чтоб ты не совал свой любопытный нос в это кровавое дело! Иначе и тебе не поздоровится!

- Высказался?
- Ячменев по-прежнему был убежден, что его разыгрывают.
- Может быть, ты для порядка на зовешь, наконец, и свою фамилию?

В ответ раздался жуткий смех.

- Надоел ты мне!
- Ячменев не испугался и хотел было положить трубку, но в этот момент услышал игривый женский голос:

- Георгий, распорядись, чтобы убрали покойника! Он нам опротивел!

- Дайте поспать!
- взмолился Георгий Борисович.
- Мне ведь с утра на работу! Будьте людьми!

- Мы не можем стать людьми, мы привидения!

Тут Ячменев не выдержал, разъединил телефон и накрыл голову подушкой. Но уснуть ему не удалось, Не потому, что его растревожил нелепый ночной разговор. О нем он больше не вспоминал. У Ячменева была единственная дочь в возрасте 19 лет. Этой причины вполне хватало, чтобы страдать хронической бессонницей. Как многие сверстницы, дочь Ячменева вздумала выйти замуж, и это не радовало отца. Мысль о том, что какой-то чужой человек станет для дочери важнее родителей, поселится в доме и станет бриться его, Ячменева, электрической бритвой, потом забывая, конечно, выдувать из нее остатки своих волос, приводила Ячменева в бешенство.

- Но почему он будет бриться твоей бритвой?
- мыс ленно слышал он возражающий голос жены, которая на самом деле мирно спала на соседней кровати.
- У него есть своя бритва!

- Дело не в бритве, а в принципе!
- спорил Ячменев.
- Я вообще не хочу, чтобы дочь выходила замуж!

Пусть сначала кончит институт!

- Но они любят друг друга…

- А если они завтра перестанут любить друг друга?… Мысленный диалог с женой прервал очередной телефонный звонок. Следователь взглянул на часы. Было четыре часа утра.

- Георгий Борисович!
- услышал он взволнованный голос своего помощника Зиновия Фомина.
- Произошло очередное преступление!

- Убийство!
- поморщился Ячменев.

- В библиотеке обнаружен труп мужчины!
- докладывал Фомин.

- Академика Зубарева, - продолжал следователь, думая о том, что современные браки, к сожалению, легко рушатся.

- Откуда вы все знаете?
- Фомин никогда не уста вал поражаться гениальности начальника, то есть был гениальным подчиненным.
- Я дежурю по городу, и мне только что позвонила комендантша академии.

- А мне звонили убийцы еще четыре часа назад!
- Ячменев спустил ноги с кровати и на ощупь нашел шлепанцы.
- Сейчас я приеду!
- пообещал он, ухитряясь надеть рубаху, не выпуская из рук телефонной трубки.

- Они, конечно, не назвались?
- огорченно спросил Фомин.

- Отчего же, - с усмешкой возразил следователь.
- Они назвались привидениями.

- Понятно!
- смышленный помощник с ходу попытался выдвинуть первую версию: - Наверно, убивали, завернувшись в белые простыни. Надеялись, что суеверные люди примут их за призраков!

- Зиновий, не надо, - попросил Ячменев.
- Пожалуйста, пришлите за мной машину!

- Нету машины!
- огорченно сообщил Фомин.
- Она в Болшево ушла. Там ларек ограбили!

- Можно ли сравнить грабеж с убийством?
- уже влезал в брюки.

- К сожалению, ограбили раньше, чем убили!
- Зиновию было жаль начальника, но он ничем не мог ему помочь.

- Вызовите но талону такси!

- Конец месяца. Талоны кончились!
- отнял последнюю надежду Фомин.
- Придется вам самому ловить машину!

arrow_back_ios