Рейтинг книги:
7,14 из 10

Чёртов адвокат!

Юдин Александр

Содержание

– Здрасьте!
- еще больше развеселился бес.
- Как из клиентов ее литрами пить, он не боится, а тут - нате, перетрусил. Давай сюда руку! Левую, не правую. Вот так.

Когда все было кончено, барон сунул свой экземпляр договора в карман и молча направился к выходу. Уже за дверью он обернулся и, пристально глядя Безакцизному в глаза, заявил:

– Я еще вернусь.

Через семьдесят семь лет, когда Председателю межпланетной гильдии адвокатов и видному общественному деятелю Семену Марковичу Безакцизному стукнуло сто восемнадцать, к воротам его загородного замка припарковался аэрокатафалк фирмы «Харончик и сыновья»; из катафалка вышел незнакомый Председателю покойник и приветственно помахал камере наблюдения.

– Не ждал, старый греховодник?
- злокозненно поинтересовался усопший, представ перед Семеном Марковичем.

– Как можно, васьсиясь, разумеется, ждал, - отвечал Безакцизный.
- Уже и сигарку припас - «Кабаньяс», как вы любите.

– Очень мило, - усмехнулся барон Мальфас. Из-за того, что лицевые мышцы слушались его плохо, улыбка вышла чуть натянутой.
- Но не будем тратить времени, ты и так им от души попользовался.
- Дьявол окинул взглядом роскошные апартаменты.
- Ишь, прямо Валтасаров дворец. А ты нисколько не изменился, даже помолодел, курилка, - добавил он, хлопая адвоката по плечу.

– Так предусмотрено соглашением. Что ж, пройдемте в библиотеку?

– Зачем это?
- удивился черт.

– Ну, как же - сверимся с условиями договора, вдруг какая накладка. Или коллизия.

– Какая, к дьяволу, коллизия?
- нахмурил брови барон.
- Наша сторона свои обязательства выполнила, теперь черед за тобой - пробил час платить по счетам - упала стрелка, сделано, свершилось. И не вздумай увиливать, даже не пытайся!

– Мне все же кажется, что вы несколько торопите ход событий. И превратно толкуете условия нашего договора. Впрочем, пойдемте в библиотеку, там все и проясним.

Дьявол мрачно хмыкнул, но пошел следом за адвокатом.

– Ну, где договор?
- с раздражением спросил Мальфас.
- Смотри, если там какие подчистки, так второй экземпляр у меня - сверим.

– Как же вы плохо обо мне думаете!
- поразился Семен Маркович.
- Подчистки, фи! А договор вот он. Так, читаем… бла-бла-бла… ага, вот: «…Покупатель обязан: предоставить Продавцу земную жизнь общим сроком (считая с рождения и до дня смерти), равным возрасту седьмого тома сочинений М. Е. Салтыкова (Н. Щедрина), изданного в г. С.-Петербурге, в типографии М. М. Стасюлевича, в 1889 году, каковая книга является неотъемлемым Приложением к настоящему Договору и подлежит дальнейшему хранению у Продавца».

– Ну? И что дальше?
- нетерпеливо бросил барон.

Вместо ответа Семен Маркович подошел к книжным стеллажам и, отключив защитное поле, бережно взял в руки знакомый том в кожаном переплете с бантами.

– Вот она, родимая моя, - любовно проворковал он, протягивая книгу Мальфасу, - сто девяносто пять лет, а она все как новая.

Дьявол раздраженно выхватил у него из рук фолиант.

– В чем подвох?
- спросил он через минуту, тщательно оглядев и даже обнюхав книгу.

– Никакого подвоха, помилуйте!
- обиженно округлил глаза адвокат.
- Просто мы же с вами уговорились, что проживу я столько же, сколько лет этой книге. А сколько ей лет? Правильно, сто девяносто пять. Мне же сегодня всего сто восемнадцать исполнилось. Вот и выходит, что поторопились вы со своим визитом!

– Постой-ка, постой, - озадаченно произнес черт, - что ж это получается? Это значит, что когда тебе стукнет сто девяносто пять лет, книга состарится вместе с тобой и тем самым срок твоей смерти снова отодвинется на очередные семьдесят семь лет? Ты что же, собрался жить вечно?!

– Не совсем так, - хихикнул адвокат, - ведь когда-нибудь книга рассыплется в прах. Надеюсь только, что это произойдет не скоро - я за ней тщательно ухаживаю: берегу от пыли, регулярно проветриваю, корешок смазываю пчелиным воском и ланолином. Так что вы давеча правы были: мой выбор пал на эту книгу не случайно, просто она из всего моего собрания находилась в самом идеальном состоянии, да и качество материалов, из которых она изготовлена…

– Шалишь, брат!
- перебил его черт.
- Я, между прочим, в пекле не блины пек - было время, чтобы поизучать ваши законы, - знал ведь, с кем имею дело. Так вот, согласно части третьей статьи сто пятьдесят девятой Гражданского кодекса, что действовал на момент заключения нами сделки, устные договоренности сторон также имеют силу.

– Ну и что?
- пожал плечами Безакцизный.
- Мы и в устной форме оговорили ровно то, что записали потом в договоре.

– Э, нет, - заупрямился Мальфас, - я помню прекрасно: изначально речь шла именно о ста восемнадцати годах.

– Неправда! Я юрист и словами не бросаюсь.

– А вот мы это сейчас проверим, - заявил дьявол и принялся выводить руками замысловатые пассы. Через мгновение посреди библиотеки сформировались две полупрозрачные фигуры - давно убиенного псевдо-Тойфеля и адвоката Безакцизного. «Хочу прожить столько лет, сколько лет этой вот книге», - глухим, словно дальнее эхо, голосом произнес призрачный двойник Семена Марковича.

– Видите, видите!
- с ликованием воскликнул последний.
- Конкретной цифры я не называл. И слов о том, что речь идет о возрасте книги на момент заключения сделки, тоже не прозвучало.

– Но ты не утверждал и обратного.

– Правильно. Эту мою фразу можно толковать двояко, поэтому следует обратиться к письменному документу - договору…

– Но в нем тоже нет никаких цифр!
- прорычал Мальфас.

– В соответствии со статьей четыреста тридцать первой Гражданского кодекса, во внимание должно принимать буквальное значение содержащихся в договоре слов и выражений. А буквальное истолкование - мое!

Барон Мальфас некоторое время молча смотрел на Безакцизного, а потом увещевательно произнес:

– Ну ты что, и вправду настроился на вечную жизнь? Подумай хорошенько, про Вечного Жида вспомни. Ведь вечная, нескончаемая жизнь - это проклятие; ты же взвоешь от скуки. Предлагаю компромиссное решение…

– Бросьте!
- в свою очередь перебил его адвокат.
- Бросьте, господин барон. Проклятие и скука - это для бездельников да глупцов, для тех, которые и в отмеренный-то им срок скучают да маются. Работать надо, дело делать, оно тогда и не скучно вовсе. В конце концов, мир, вселенная - бесконечны; чем не безграничный полигон для вечного познания? Вот я, к примеру, за свои сто восемнадцать лет совсем не пресытился… Э, да вы, ваше сиятельство, вижу, расстроились. Что, попадет вам от руководства? Кто ваш непосредственный-то начальник? Князь Ада Велиал Безъяремный? Он, когда не ошибаюсь, из херувимов будет, то бишь второй чин первого легиона аггелов бездны? Хе-хе, как видите, пока вы штудировали право, я в основы демонологии вникал, тоже не терял времени-то…

– С чертом шутки шутить вздумал?!
- рявкнул дьявол, тряся указательным пальцем перед самым адвокатским носом. Вдруг кончик его пальца покраснел, раскалившись точно кузнечный оковалок, и он с силой ткнул им в драгоценный том. Раздалось шипение, остро пахнуло серой, и книга - вся и разом - полыхнула синим адским пламенем.

– Библиотеку мне не пожги, нехристь!
- всполошился Семен Маркович.

– Я черт, а не Геббельс.

Через пару секунд от седьмого тома сочинений Салтыкова-Щедрина осталась лишь горстка серого пепла. Черт дунул на нее - и та рассеялась по комнате невесомым облачком.

– Ну что?!
- торжествующе воскликнул он.
- Понял теперь, как с Нечистым тягаться, бумажная душа? Так и быть - дополнительные семьдесят семь лет сверху ты себе отыграл, черт с тобою - я добрый. Зато, когда я заявлюсь к тебе в следующий раз, книги - твоей спасительницы у тебя уже не будет. Что предъявишь ты мне тогда? И вот тогда - тогда тебе придется отправиться со мной - в самое Пекло, ох, и там-то мы - ла-ла-ла! повеселимся от души, от души!

С этими словами дьявол, видимо не в силах сдержать эмоции, закружил по библиотеке, приплясывая и мурлыча себе под нос на мотив «Сатана там правит бал»: «Ла-ла-ла-ла! Ла! Ла-ла!»

Все это время Семен Маркович внимательно, с легким сочувствием, наблюдал за бароном, а потом, откашлявшись, произнес:

– В принципе, я мог бы и не информировать вас сейчас, но ваши визиты всякий раз сопряжены с появлением трупов, а я их, извините, с трудом перевариваю.

– О чем это ты?
- спросил черт, прерывая победную пляску.

– По ходу нашего прошлого разговора вы сами отметили, что выбранное мной издание не является уникальным. Мне и впрямь не составило особого труда отыскать и приобрести другой экземпляр этой самой книги. Так что том, которому вы сейчас устроили столь эффектное аутодафе, - дубликат.

– Врешь!
- взревел дьявол; когда бы в теле, в котором он сейчас пребывал, оставалась хоть капля крови, он наверняка побагровел бы от злости, а так лицо его только еще сильнее налилось трупной синевой, местами даже позеленев.
- Где тогда оригинал?! Изволь предъявить!

– Оригинал сохраняется в банковском сейфе, запаянный в платиновую капсулу.

– Адрес банка! Живо! Я должен удостовериться!

– Разумеется, - согласился адвокат, с готовностью называя Мальфасу адрес, - только, прошу вас, держите себя в руках, не надо больше актов вандализма, имейте в виду…

Но дьявол, не обращая на Безакцизного внимания, как давеча сунул левую руку по самое плечо куда-то в иное пространство и принялся лихорадочно там шарить. Неожиданно он пронзительно взвизгнул и поспешно, изрыгая хулу и проклятия, выдернул руку. Семен Маркович с удовлетворением отметил, что материализовавшаяся конечность изрядно обуглилась и аж дымится.

– …имейте в виду, - закончил он, - что капсула с книгой помещена в сосуд со святой водой.

– Чертов, чертов адвокат!!!
- завопил барон, тряся искалеченной рукой.
- Хитрожопая бестия!! Твое место в аду! У тебя же Пятый Росщеп Злых Щелей на лбу отпечатан! Чтоб тебя черт побрал! Ну погоди - ужо я тебе..!

arrow_back_ios