Содержание

Об этом думал сам мудрый Люф, дивясь, как все-таки затейливо распорядилась Судьба: лучший Воин Света спасает адепта Тьмы от кошмарных созданий Мрака, посланных верховным жрецом Великого Змея Сета. Спасает с помощью могущественного амулета, дерзко похищенного из Страны Небесного Народа – из-под самого Ока Светоносного Митры…

…Об этом же размышлял и маг Милиус. Невольный вмешаться в происходящие события лично – он уже и так действовал в опасной близости от Границы – человек с двойными глазами снова отправился в Кеми.

– Посланные тобой существа погибли, – без лишних предисловий сообщил он Тот-Амону.

Владыка Черного Круга потрясенно заморгал глазами, однако оспаривать сведения незваного гостя не решился.

– Мне не удалось взять их силой, – проговорил Тот-Амон. – Я возьму их хитростью. Сначала погибнет Тхутмертари; без нее Конану и Пелиасу ни за что не выбраться из Преисподних Миров. Рано или поздно демоны растерзают их.

Маг Милиус нетерпеливо кивнул. Три его тени безмолвно колыхались в тусклом свете змеевидных бра.

– Действуй же, Тот-Амон. И помни о каре, которая ждет тебя в случае провала.

С этими словами Скучающий Маг покинул логово Тот-Амона.

А сам верховный жрец застыл, точно каменное изваяние, и как будто перестал дышать. Необходимость вынуждала его прибегнуть к сложнейшему колдовству, к такой высшей магии, какая ведома лишь немногим чародеям подлунного мира; естественно, Тот-Амон принадлежал к числу таковых. Эта волшба требовала величайшего мастерства, полной отстраненности и абсолютного сосредоточения. Тот-Амон, хотя и являлся одним из сильнейших магов своего времени, не владел искусством телепортации. Та сфера магии, в которой он был докой, просто не понимала, что это такое телепортация. Тот-Амон не мог, подобно Милиусу, мгновенно преодолевать любые расстояния, не мог моментально переносить свое тело из одной точки пространства в другую. Все же владыка Черного Круга был обыкновенным земным магом, а не тем, кем в действительности являлся называющий себя Милиусом. Поэтому, чтобы переместить свое тело из Кеми в Луксур, из Великой Пирамиды в тайный каземат, что размещался глубоко под парадным храмом Сета, Тот-Амон доложен был обратиться за помощью к своему темному богу.

Сила Сета незримо вливалась в бронзовокожее тело верховного жреца. Вокруг Тот-Амона образовалось облако фосфоресцирующего зеленоватого газа. Облако уплотнялось, а плоть колдуна, напротив, как будто растворялась в нем. Этот процесс продолжался несколько минут; наконец ядовито-зеленое облако, закрутившись во внезапно возникшем вихре, сошло на нет. Так волшебник Тот-Амон покинул свою обитель в Великой Пирамиде Кеми.

Еще долго его астральный дух блуждал по бесконечным лабиринтам Космоса – там, где Великий Змей проложил эфирные дороги для своих верных слуг, владеющих Тайным Знанием. На пути Тот-Амона встречались жуткие существа, обитающие во Вселенских Безднах; в их очах пылало пламя вечного голода. Множество страшных созданий вставало у него на пути, но Тот-Амон не боялся их, ибо знал, что ни один из подданных Сета не причинит ему вреда, пока божественная милость Князя Тьмы пребывает с ним. Кошмарные твари, отведя свои пылающие буркалы, покорно пропускали следующий одному ему ведомым путем астральный дух чародея.

Расстояние от Кеми до Луксура Тот-Амон преодолел за два часа.

Фосфоресцирующее сияние ядовито-зеленого цвета возникло в странном узилище. Небольшая комната напоминала каменный мешок. Она была непостижимым образом вырублена внутри гигантского гранитного монолита. В этой комнате не было ни окон, ни дверей, ни люков, ни светильников, ни решеток. Со всех шести сторон – только гладкая поверхность черного гранита. Лишь с помощью могущественной магии можно было проникнуть сюда. Здесь, в кромешной тьме заколдованного каземата, Тот-Амон содержал Атотмиса, бывшего жреца Сета и возлюбленного принцессы Тхутмертари. Здесь содержалась и она сама – до того, как Тот-Амон, на свою беду, отважился освободить ее. Атотмис же оставался в заколдованной темнице; ему и наносил нынче визит владыка Черного Круга.

Изумрудное облако, в центре которого стоял Тот-Амон, осветило каменный мешок. Узник – долговязый тощий человек в изорванной черной тунике – сидел в углу темницы. Пребывая в заколдованном каземате долгие годы, Атотмис, как любой нормальный человек, испытывал потребность в воде и пище. Ни того ни другого здесь не было. Только чары Тот-Амона не позволяли узнику умереть. Атотмис испытывал ужасные физические и душевные страдания, но могущественный маг зачем-то поддерживал огонек жизни в его изнуренном теле. Ни покончить с жизнью, ни, тем более, бежать из заколдованной темницы Атотмис не мог. Судьба возлюбленного принцессы Тхутмертари всецело находилась в руках Тот-Амона.

Сейчас Атотмис равнодушно глядел на явление своего мучителя. Периодически Тот-Амон посылал своего астрального двойника в эту камеру, чтобы вдоволь поиздеваться над пленником; в этом развлечении колдун находил особую прелесть. А что еще можно ожидать от верховного чародея Черного Круга?!

– Приветствую тебя, Атотмис! – низким, звучным голосом молвил Тот-Амон.

Узник молчал. Бесцветные глаза его, привыкшие к абсолютной тьме, болезненно щурились на тусклый зеленоватый свет; для них этот свет был слишком ярок.

– Рад видеть тебя в добром здравии, – усмехнувшись, продолжал маг. – Хочешь ли ты на волю, Атотмис?

Узник вздрогнул от этих слов. Хотел ли он на волю?! О, это было самым заветным желанием Атотмиса! Перед этим желанием отступала даже страсть к мщению Тот-Амону. Ради того, чтобы выбраться из заколдованной темницы, Атотмис готов был на все. Вот только знал он, что истязатель никогда ничего не делает просто так. Жалость неведома жрецам Великого Змея. Поэтому Атотмис спросил:

– Что тебе нужно, Тот-Амон?

– Я отпущу тебя на волю, Атотмис. Ты получишь полную свободу. За это ты убьешь принцессу Тхутмертари.

Узник не смог сдержать ярости. Собрав воедино все свои силы, Атотмис вскочил на ноги и кинулся на колдуна. В ответ Тот-Амон сделал небрежный пасс рукой, и узник был отброшен обратно к стене.

– Да, ты убьешь свою возлюбленную принцессу, – жестко проговорил маг. – Только так ты сможешь обрести свободу. Иначе я буду держать тебя в этом каменном склепе еще тысячу лет.

– Ты не проживешь столько, проклятый колдун! – прохрипел Атотмис.

arrow_back_ios