Содержание

Я за стол держусь, чтобы не упасть. Спать почему-то так хочется! Арина голову подняла, говорит:

— Только мы с Лёдиком…

А тётя Надя в папином кабинете легла.

Я сплю. Вдруг меня кто-то зовёт: «Лёдик, Лёдик!» Далеко! Это меня Арина зовёт. Я по тропинке иду, а Арина сзади кричит: «Лёдик!» Я думаю, чего она кричит! Надо бы посмотреть… Но у меня глаза закрыты. Я сплю.

Потом кто-то шёпотом говорит:

— Лёдик, проснись!

Я сразу проснулся. Темно. Тётя Надя в папином халате рядом стоит, наклонилась ко мне:

— Лёдик, ты чего плакал?

— Я не плакал, — говорю, — я спал.

— Значит, во сне, — говорит тётя Надя. — Ты во сне когда-нибудь плачешь?

— Нет… И во сне не плачу.

Я редко плачу. Только если про маму подумаю — плачу. Подумаю, что её нет. У Арины есть мама, у Вити есть. А у меня мамы нет. Зачем она умерла? Я даже не помню, какая моя мама, я маленький был. Только по карточке помню, у папы в кабинете карточка висит над столом. Там мама грустная, она сидит на песке и смотрит. Я тогда плачу, конечно.

Или вдруг что-нибудь придумаю. Вдруг так страшно придумаю, даже сам поверю. Будто орёл папу поднял. И как бросит сверху! Тогда тоже плачу. Папа говорит: «Что ты за ерунду такую придумываешь? Что я, черепаха, что орёл меня будет бросать?» А я ему говорю: «Ты меня бери с собой, тогда я не буду». Папа говорит: «Только, пожалуйста, без условий, ладно? Ты ведь не нож, в карман тебя не положишь. Когда могу — беру». Я говорю: «И когда не можешь, всё равно бери». — «Расти скорей, — говорит папа, — буду брать». Но я же быстрей не могу расти!

— Неужели Арина? — говорит тётя Надя.

Арина даже не думает плакать, она спит.

— Странно, — говорит тётя Надя. — Собственными ушами слышала, как плакал ребёнок.

Интересно. Раз собственными ушами — конечно. Неужели к нам какой-нибудь ребёнок пришёл? И плачет. Маленький. Голый, мне папа читал. За ним гиена крадётся по следу, у нас в заповеднике есть гиены. Надо скорей этого ребёнка искать, а я тут лежу.

Сразу вскочил.

— Вот, опять, — говорит тётя Надя. — Слышишь? Где-то наверху, будто на чердаке, слышишь?

Тётя Надя смешная, придумывает всякую ерунду. Придумала — будто ребёнок, я даже поверил.

— Это байгуш, — говорю я.

А тётя Надя не понимает, переспрашивает:

— Кто-кто?

Это байгуш, такая сова. Он под крышей живёт. У него родились байгушата, и он с ними так разговаривает. «Аааа! — разговаривает. — Аааа!» Папа одного байгушонка достал, он весь растопырился на ладони. У него клюв вниз загнут, и глаза как пуговицы. Круглые. Я погладил, он меня клювом — хап! А не больно, у него ещё силы нет. «Пугает», — сказал папа. И обратно положил байгушонка, пусть живёт. Байгуш дому счастье приносит, его трогать нельзя.

— И долго он будет так? — говорит тётя Надя.

Он до утра может разговаривать, у него время есть. Днём потом выспится, на работу ему не идти. Байгуш днём всегда спит. Ему можно постучать, если он тёте Наде мешает.

— Как постучать? — говорит тётя Надя.

— Палкой!

У нас вон палка стоит. Если папа ночью работает в своём кабинете, а байгуш мешает, папа ему этой палкой стучит в потолок.

Как стукнет! Байгуш заквохчет, как курица, и замолчит. У папы работа срочная, байгуш понимает.

Тётя Надя что-то не очень верит, что он замолчит.

Я палку принёс. Мне до потолка не достать, табуретку нужно. Тётя Надя без табуретки тоже не может достать, у нас потолки высокие, не то что в городе.

С табуретки тётя Надя сразу достала. Стучит.

Байгуш ещё громче стал разговаривать.

— Сильней! — говорю я. — Ему не слышно, он под самой крышей сидит.

Тётя Надя сильнее стучит.

— Ещё сильней! — говорю я.

Тут Марина Ивановна входит. В пижаме. Говорит:

— Вы меня зовёте?

Марина Ивановна у нас за стенкой живёт. Нет, мы её не зовём. Чего мы её среди ночи звать будем? Мы байгушу стучим.

— Больно много чести — ему стучать, — говорит Марина Ивановна.

Она на табуретку залезла, мы с тётей Надей табуретку всеми руками держим, на всякий случай. Марина Ивановна руки дудкой сложила и как крикнет:

— А ну замолчи, нечистая сила!

Строго так крикнула. Байгуш сразу замолк.

— Вот как с ним надо, — сказала Марина Ивановна. Слезла с табуретки, вытерла её тряпкой, поправила на Арине одеяло и пошла спать. И свет у нас выключила.

Я слышу, тётя Надя в кабинете легла.

Тихо так. Темно. Я уже засыпать стал.

Вдруг тётя Надя шёпотом говорит:

— Лёдик, тут кто-то ползёт…

Я сразу закричал:

— Стой! Не дыши!

Шкаф открыл, схватил папин носок и бегу в кабинет. Сейчас мы её прямо в носок, вот папа удивится. Скажет: «Совсем ты уже большой, можно тебя брать в пески». Я, правда, сам ещё не ловил. Но сколько раз видел. Только вот завязать носок нечем. Нигде никакой верёвочки нет…

В кабинете светло. Лампа горит. Тётя Надя на диване сидит и не дышит. В угол на стену смотрит.

arrow_back_ios