Содержание

Ночной сумрак уже сгустился, когда дружины Минамото — свыше десяти тысяч всадников, — обойдя врага с юга и с севера, подступили к окрестностям храма бога Фудо у перевала Курикара и, разом ударив в колчаны, дружно издали боевой клич. Оглянулись Тайра и увидали, что позади тучей взметнулись ввысь белые стяги! Напрасно думали они, что крутые скалы надежно защитят их тылы, и теперь пришли в замешательство: «Что это?! Да как же сие возможно?!» А в это время головные отряды Кисо откликнулись на боевой клич однополчан ответным кличем. И все остальные дружины Минамото — и та, числом более десяти тысяч, что ожидала условного знака, укрывшись в Ивовой и Рябиновой рощах, и дружина Канэхиры Имаи, числом более шести тысяч, ожидавшая в роще у Хиномия, — все разом подхватили прозвучавший вдалеке клич. Со всех сторон дружно грянули голоса сорока тысяч всадников, — казалось, от их грозного крика разом рухнут горы, погребая под обломками реки! Как считал Ёсинака, Тайра оказались в ловушке — ночная тьма постепенно становилась все непрогляднее, а со всех сторон, и сзади, и спереди, наступали на них враги.

— Остановитесь! Назад! Нельзя бежать, это позорно! — кричали иные из воинов Тайра, и было таких немало, но большинство уже дрогнуло, и никто не сумел бы повернуть вспять бегущих — торопясь обогнать друг друга, ринулись они вниз, прямо в пропасть, в ущелье Курикара. В темноте не было видно, что стало с теми, кто первым бросился в пропасть; остальные же решили, что, верно, там, на дне, есть дорога... Вслед за отцом бросается в пропасть сын, младший брат поспешает за старшим, вассалы — за господином... Все смешалось, люди и кони — все катилось вниз вперемешку! Уж на что глубоко ущелье Курикара, а и оно оказалось тесным, когда семьдесят тысяч всадников Тайра рухнули вниз, прямо в пропасть. Кровью заструились горные речки, горы трупов заполнили все ущелье. Сказывают, что и поныне в том ущелье, на скалах, видны следы стрел, царапины от мечей. Тада-цуна из Кадзусы, Кагэтака из Хиды, Хидэкуни из Кавати — самураи, на которых Тайра уповали как на главную свою силу, — все погибли, погребенные в этой пропасти. А прославленного силача Канэясу Сэноо, жителя земли Биттю, взял живым в плен Нарид-зуми из Каги. Схватили и Саймэя, тайно сносившегося с Тайра из крепости Хиути. «Зарубить негодяя на месте!» — приказал Ёсинака, и Саймэя тотчас же зарубили.

Военачальники Тайра, князья Корэмори и Митимори, чудом сохранив жизнь, отступили в край Кагу. Из семидесяти тысяч их всадников уцелело едва ли тысяч двадцать, не больше.

На следующий, двенадцатый день пятой луны Хидэхира, правитель земли Муцу, прислал в дар Ёсинаке двух скакунов — серого в яблоках и гнедого. Кисо сразу же велел поставить коней под золоченые седла и пожертвовал их в храм Хатимана на Белой горе, Хакусан.

— Теперь за здешний край я спокоен, — сказал господин Кисо, — но меня тревожит судьба дяди моего Юкииэ, что сражается в Сихо! Поскачем к нему на помощь! — И, отобрав из сорока тысяч воинов двадцать тысяч самых сильных всадников на самых могучих конях, он поскакал с ними в Сихо.

К заливу Хими подоспели они как раз во время прилива. Не зная, глубоко ли там или мелко, воины Кисо сперва погнали в воду четырнадцать оседланных коней. Вода дошла им только до седел, и все кони благополучно переправились на другой берег.

— Вперед, здесь мелко! — воскликнули всадники, и все двадцать тысяч, разом бросившись в воду, благополучно достигли другого берега.

Как и опасался господин Кисо, Юкииэ, потерпев поражение, отступал, и сейчас его дружина как раз остановилась, чтобы дать отдых коням.

— Вперед! — крикнул Кисо, и свежие силы пришли на смену воинам Юкииэ; двадцать тысяч всадников Кисо с воплями и с криком врезались в ряды тридцатитысячного воинства Тайра, яростно тесня недругов. Некоторое время Тайра удавалось отражать натиск, но все же они не устояли — в конце концов их выбили и отсюда. В этой битве пал Томонори, правитель Микавы, младший брат Правителя-инока. Погибли многие самураи. А войско Кисо, перевалив через вершину Сихо, остановилось близ Оданаки, у кургана Синно, что в краю Ното.

7. Битва при Синохаре

Тут одарил Кисо все храмы землями и угодьями. Храму на Белой горе, Хакусан, пожаловал угодья Ёкоэ и Миямару, храму Сугоо — имение Нооми, святилищу бога Хатимана, что в Таде, — имение Тёя, храму Кэи — имение Ханбару, а храму Источник Мира, Хэй-сэндзи, поднес в дар земли Ситиго — Фудзисима.

Меж тем многие самураи, год назад, в битве при Исибаси, обратившие стрелы против властителя Камакуры Ёритомо, бежали в столицу, где присоединились к воинству Тайра. Среди них главными были Кагэхиса Матано, Санэмори Сайтоо, Сукэудзи Итоо, Сигэтика Укису и Сигэнао Масимоо. В ожидании новых походов они каждый день по очереди собирались друг у друга и утешались за чаркой сакэ, набираясь сил для предстоящих сражений. И вот когда впервые собрались они в доме у Санэмори, обратился он к друзьям с такими речами:

— Приглядитесь внимательнее, как идут дела в этом мире... Ясно, что сила на стороне Минамото, а дом Тайра, судя по всему, клонится к упадку... Не перейти ли и нам, друзья, на сторону господина Ёсинаки из Кисо?

— Верно! — согласились с ним остальные.

Назавтра товарищи снова встретились, на сей раз в доме у Сигэтики.

— Ну что, друзья, подумали вы о том, о чем я давеча толковал вам?  — снова обратился к ним Санэмори.

Тут выступил вперед Кагэхиса.

— Все мы — известные воины, недаром имена наши славятся повсюду в восточных землях. Не подобает нам в поисках выгоды перебегать то на одну, то на другую сторону в нынешней битве! Не знаю, как остальные, а я, Кагэхиса, останусь до конца верен Тайра, и будь что будет!

Рассмеялся одобрительно Санэмори.

— Поистине я лишь испытывал вас своими речами! — сказал он. — Что же до меня, Санэмори, то я твердо решил сложить голову в предстоящем сражении и уже оповестил всех, что больше не придется мне увидеть столицу. Я и князю Мунэмори уже доложил об этом своем решении! — Тут и все остальные с ним согласились.

Увы, как горестно, что по исполнение своего уговора все они как одни в скором времени и вправду пали в бою, в северных землях!

Меж тем дружины Тайра, дав передышку людям и коням, встали боевым лагерем в краю Кага, в месте, именуемом Синохара. В двадцать первый день пятой луны того же года, в час Дракона, войско Кисо подошло к Синохаре, и грянул боевой клич Минамото.

В войске Тайра служили братья Хатакэяма, Сигэёси и Арисигэ, призванные в столицу еще в минувшие годы Дзисё для несения очередной службы. С той поры они безвыездно пребывали в столице, но теперь их тоже послали сюда, на север, дабы они, бывалые, опытные воины, руководили сражением. Братья первыми выступили навстречу Кисо с дружиной из трехсот всадников. Минамото выставили против них триста всадников во главе с Кацэхирой Имаи. Сперва и те и другие высылали помериться силой в поединках по пять человек, по десять, но вскоре оба войска сошлись, смешались, и началась сеча! А дело было в полдень, в двадцать первый день пятой луны, солнце палило нещадно, в недвижном воздухе не колыхалось ни травинки; воины бились яростно, пот струился ручьями, как будто бойцов окатили водой. В дружине Канэхиры Имаи погибло множество воинов. У братьев Хатакэяма тоже полегло большинство вассалов, в живых осталась малая горстка; не в силах держаться долее, они отступили.

arrow_back_ios