Содержание

Встречи вслепую 3. Тонкости проектного дела.

Приходилось ли вам когда-нибудь задумываться о том, в каком многослойном и разнообразном мире мы живем, сколько в нем различных реальностей? Вот здесь, в этом мире живем мы, рядом с нами, параллельно проживают в своих мирах другие расы, микроорганизмы, насекомые, говорящие животные, элементали и еще масса крупных и мелких сообществ. Чуть сдвинуть шкалу измерения - и вот, добро пожаловать в другой мир с настоящими чудесами. Разные измерения, т.е. миры, заполняют пространство как слоеный пирог. Они все время движутся относительно друг друга, меняют конфигурацию, могут образовывать петли и сгустки. В некоторых местах слои бывают тоньше волоса, в этих местах образуются пространственные линзы. Через эти линзы можно совершать прогулки по мирам, странствовать, исследовать...

Чтобы потом с наслаждением вернуться домой.

Во всех населенных мирах у каждого мало-мальски уважающего себя индивидуума имеется дом, а значит, существуют и те, кто этот самый дом проектирует и строит.

Глава 1.

Вступительно-ознакомительная.

В престижном районе современного мегаполиса, в историческом центре города, в старинном особняке с расписными высокими потолками, коваными французскими балкончиками и мраморными лестницами, располагалось проектное бюро 'Ренессанс'. В среде проектировщиков оно пользовалось недурной славой и, несмотря на повсеместный кризис, не бедствовало. В 'Ренессансе' была теплая семейная атмосфера, квалифицированные специалисты, и добротная оргтехника. А особняк являлся собственностью и особой гордостью всех сотрудников 'Ренессанса'.

Верочка Шляпина работала в строительном отделе проектного бюро почти четыре года. К моменту поступления в 'Ренессанс', она уже имела опыт работы на кафедре современной архитектуры и даже пару ларечков, громко именуемых собственными постройками. Надо сказать, что Шляпина никогда не была отличницей, ей просто каким-то образом удавалось то, что называется нетрадиционный подход к решению задачи. Авторитет в 'Ренессансе' она наработала буквально за несколько месяцев. Так что карьера Шляпиной продвигалась потихоньку от проекта к проекту, Через три года, несмотря на молодость, девушка сама вела свои проекты.

В строительном отделе, ставшем ей второй семьей, к моменту описываемых событий, работало кроме Веры еще четыре человека. Ведущий архитектор Большая Надежда (рост 180, бюст 12 размера), два конструктора, главный конструктор дядя Слава, лысый, измученный жизнью и вечными придирками жены, и специалист по расчетам - шикарный 30-ти летний холостяк Арнольд, а также один, всеми угнетаемый техник - юный киберпанк Женечка. Отделом руководил многоопытный главный инженер Кузьма Федотович, которого за демократичность народ за глаза называл 'кузнечный пресс'.

Знаменательный день, с которого все началось, был совершенно обычный пасмурный октябрьский понедельник. По коридору, покачивая великолепными бедрами, проплыла секретарша шефа, созывать народ на ненавистную утреннюю планерку. Вера уныло посмотрела на заглянувшую в отдел улыбающуюся секретаршу, и постаралась быстро допить кофе. В отличие от всех остальных, шеф любил планерки, и, пока сотрудники изнывали от тоски, обсуждал разнообразнейшие новости, не имеющие никакого отношения к предмету совещания. Но сегодня он, оглядев всех победным взглядом, радостно сообщил, что город начал программу замещения невостребованных промышленных зон объектами досуга и торговли. Что земля, которая может приносить огромные бабки не должна простаивать, бла-бла-бла... Короче, некая компания взяла в аренду землю под строительство нового гипермаркета. Компания имела свою строительную фирму, а 'Ренессансу' жутко повезло - их взяли проектировщиками. Так что, время не ждет - строительный отдел берет машину и едет осматривать территорию. Отделы изысканий и инженерного обеспечения облегченно выдохнули и расслабились, радуясь, что их пока что пронесло, никому не хотелось выползать из теплого здания на пустырь в промозглую погоду.

Строительный отдел в полном составе загрузился в микроавтобус и, тихо ропща на шефа, отправился осматривать участок. По дороге Кузьма Федотович вдруг вспомнил, что обещал жене заплатить коммуналку, а это дело, как известно, не терпит отлагательства. В общем, народ высадил на месте, а сам, со словами 'шофер за вами вернется к шести', быстренько укатил.

Итак - территория. Заброшенная промышленная зона, лет тридцать назад это была окраина, а теперь самый центр. И что интересно, вроде центр города, а здесь за забором такая странная тишина и полное запустение. Какие-то цеха, склады, железнодорожные пути, впору в сталкера играть. Лазили по территории всем отделом уже часов пять, изрядно подустали и вывозились. Еще и дождик стал накрапывать, а заедут за нами только через пару часов. Так что все забрались в небольшой, стоящий на отшибе хозблок, в котором по счастливой случайности уцелели все стекла. В блоке было вполне уютно, и даже не запущено. Рабочий стол, полки, малость продавленный, но вполне чистый диван. Пока ребята осматривались, Надежда нашла в столе среди старых бумаг и каких-то фотографий - бутылку виски! Дружно расселись, обнаружились как-то сами собой пластиковые стаканчики, определенно жизнь стала налаживаться. После первой, принесшей тепло в продрогшие организмы, народ стал осваиваться. В других ящиках обнаружился небольшой древний радиоприемник, раритетные радиолампы, еще разные непонятные приборчики и другие железяки. Разлили еще, и от нечего делать, стали разглядывать фотографии. На них на всех был запечатлен какой-то мужик с роскошной ярко-рыжей шевелюрой на фоне разнообразных видов природы и архитектуры. Выпили, смеялись, Вера включила радио.

Хорошо, что к этому моменту все уже были веселые и не совсем трезвые. Потому, что тут мирную компанию резко повело в пространстве, и они очутились у огромного костра в центре весьма странного сборища.

Подобного подвоха обалдевшие проектировщики явно не ожидали. Переводя взгляд со стройной шеренги затянутых в кожу воинственных женщин с перьями в волосах на беспорядочную толпу полуголых мужиков, топтавшуюся напротив, 'попаданцы' пришли к выводу, что здесь затевается что-то подозрительное и, возможно, совершенно не полезное для их здоровья.

Пока Шляпина стояла, открыв рот, признанный дамский угодник Арнольд оглядев надвигающихся на них амазонок, пискнул:

- Мама! Сейчас нас будут тра...ть!
- и резко спрятался за дядю Славу.

Дядя Слава втянул живот, весь подобрался, в глазах у него загорелись воинственные огоньки. Большая Надежда, схватила хлипкого Женечку, с криком:

- Не дам калечить ребенку психику!
- запихнула его под свой гигантский бюст и рукой прикрыла мальчику глаза.

Руки Шляпиной сработали сами собой, выключая чертово радио.

Тут пространство снова поплыло, и все оказались в той самой каморке, будто и не исчезали. Некоторое время стояла мертвая тишина. Дядя Слава аккуратно взял проклятый радиоприемник, повертел, включил его снова - и вся эта жуть повторилась, только теперь они оказались на арене цирка в гуще боя гладиаторов... Хорошо, что старый мудрый воин Дядя Слава быстренько сориентировался и выключил это ужасное устройство! Вроде, все вернулись без потерь, (волосы, вставшие дыбом, квадратные глаза и непрекращающаяся икота не в счет). Дядя Слава любовно погладил приемник, и сказал:

- Ребята, а вот сейчас у нас начинается новая жизнь!

Глава 2.

Лиха беда Начало.

Конечно же, после всего пережитого никто не поехал домой. Строительный отдел полным составом (без начальника, ему незачем знать) заперся в мастерской. Дядя Слава резко отзвонился своему школьному другу Никифору, который занимался чем-то непонятным в одной хитромутной конторе. Они переговорили, и Никифор велел ждать, через 15 минут будет. Оперативно. Обычно его с места было не сдвинуть, пробки, опять же, а тут - через 15 минут, неужто пешком придет...

Вскоре раздался условный стук, и в комнату влетел Никифор, бросил взгляд на дядю Славу, на проклятый приемник, и кивнул. Надо было видеть перемену, обычно тусклый взгляд дяди Славы обрел волчью остроту, движения стали неуловимо хищными, глядя в Веркины квадратные глаза, он тихо, но уверенно выдал:

- Так Шляпина, все дуйте по домам, а мы тут покумекаем. Завтра, в 7.30 общий сбор!

Ночью Вере снилось, как пьянючие амазонки с хищными улыбками вливают 'напиток любви' в упирающегося Арнольда...

***

Утром произошло то, чего не случалось никогда в принципе - за полчаса до начала рабочего дня строительный отдел собрался в комнате в полном составе (без начальника, его там не было, ему незачем знать). Дядя Слава с блестящими от возбуждения глазами обвел коллектив и провещал:

- Все подтвердилось. Приборчик этот перемещает в разных измерениях, имеет несколько временных и пространственных режимов и таймеров... Представляете, вчера, когда мы уе.... к этим диким бабам, таймер был выставлен на 12 часов за одну минуту здесь. Фантастика! Вы понимаете, какие перед нами открываются возможности?! Это ж...это ж!!! Мы ж можем на рыбалку ездить, а жена ничего не узнает! Можем туда туристов за бабки водить! можем устраивать, банкеты, свадьбы! Эскорт!

Глаза дяди Славы мечтательно закатились...

Порешили создать турфирму. Но, по-тихому, днем отдел работает в 'Ренессансе' как раньше. Ибо заказы - это святое, их следует выполнять в любом случае. Да и гипермаркет висел как дамоклов меч, не успеют в срок - страшно подумать, что с ними сделают. Убивают за меньшие деньги. А вот после работы...

После работы, когда ушли все, кроме заговорщически затаившегося строительного отдела, подъехал Никифор. Состоялось первое совещание новоиспеченной фирмы. Часам к восьми, после напряженной работы выкристализовалась четкая программа их дальнейшей жизни и деятельности. Надежда уже рылась в сети на предмет изучения спроса и предложения, Женечка прикидывал рекламу, Арнольд подбирал контингент для организации кейтеринга и эскорта. Серьезный и собранный, как полклводец накануне сражения, дядя Слава прохаживался между столами и вел короткие шифрованные переговоры с Никифором.

Веру Шляпину, как самые быстрые и гибкие мозги отдела, забирал к себе в контору Никифор для дальнейшего изучения и освоения хитрого 'приемника'. Решено было оформить Вере три недели за свой счет по семейным обстоятельствам. Эскиз по Гипермаркету дядя Слава с большой Надеждой обещали закончить в срок. Так и сказали:

- Клянемся Женечкой.

На что Женечка тихо задохнулся от негодования.

Расходились тихо, по одному. Прибор Никифор увез к себе в контору, от греха подальше.

arrow_back_ios