Рейтинг книги:
5 из 10

Мысли о прошлом, настоящем и будущем

Алексанян Юрий Татевосович (yuta1938)

Уважаемый читатель, в нашей электронной библиотеке вы можете бесплатно скачать книгу «Мысли о прошлом, настоящем и будущем» автора Алексанян Юрий Татевосович (yuta1938) в форматах fb2, epub, mobi, html, txt. На нашем портале есть мобильная версия сайта с удобным электронным интерфейсом для телефонов и устройств на Android, iOS: iPhone, iPad, а также форматы для Kindle. Мы создали систему закладок, читая книгу онлайн «Мысли о прошлом, настоящем и будущем», текущая страница сохраняется автоматически. Читайте с удовольствием, а обо всем остальном позаботились мы!
Мысли о прошлом, настоящем и будущем

Поделиться книгой

Описание книги

Серия:
Страниц: 22
Год: 2015

Отрывок из книги

* * * Имеется мнение о том, что, исходя из государственных соображений, императору Александру нецелесообразно было добивать императора Наполеона. После его изгнания из России, не исключено, можно было договориться о разделении сфер влияния в Европе. Запад – доминирование Наполеона, Восток – доминирование Александра. Можно было бы, если не амбиции обоих императоров. При таком раскладе ни России, ни Франции невыгодно было бы иметь в центре Европы Германскую империю, хотя она возникла пол века спустя после Венского конгресса 1815 года и неизвестно, какую политику в Европе в этот период осуществляли бы преемники Александра и Наполеона. * * * 22 июня 1941 года И.В.Сталин послал начальника Генерального штаба Г.К.Жукова в качестве представителя Ставки Главного Командования для помощи командующему фронтом не на Западный, а на Юго-Западный фронт. Это решение И.Сталина, наряду с тем обстоятельством, что до начала войны больше всего войск было сосредоточено в Киевском особом военном округе, в лишний раз свидетельствует о том, что Сталин главным направлением удара немцев на СССР считал южное направление - Украину. Между тем, группа армий “Центр” по плану “Барбаросса” имела две танковые группы, а группы армий “Север” и “Юг” – по одной танковой группе. Группа армий “Центр” в июне 1941 года с двумя танковыми группами была на направлении главного удара немецкой армии на СССР. Именно белорусское направление было кратчайшим для удара на Москву. К сожалению, И.Сталин в этом вопросе допустил просчет и эта ошибка, наряду с внезапностью нападения немцев на СССР и некоторыми другими факторами (рассекающие удары большой массы бронетанковых и моторизованных войск в первый же день войны, захват противником значительных материально-технических запасов приграничных округов и т.д. ), в определенной мере сказалась на неудачах Красной Армии в 1941 году. Уже через неделю после нападения немцев на Советский Союз И.Сталин пришел к убеждению, что военное руководство страны ( включая наркома обороны С.Тимошенко и начальника Генерального штаба Г.Жукова ) не в состоянии обеспечить необходимую оборону от немецкой агрессии. Поэтому 30 июня 1941 года под председательством И.Сталина был образован Государственный Комитет Обороны (ГКО) СССР, сосредоточивший в своих руках всю полноту государственной, партийной и военной власти в стране. Это было кардинальным решением в сложившейся ситуации. 3 июля 1941 года И.В.Сталин по радио обратился к советскому народу, изложив основные задачи народа и его вооруженных сил в Великой Отечественной войне и призвав весь народ подняться на священную борьбу с жестоким врагом. Эта речь имела огромное мобилизующее значение и у народа появилась уверенность в победе над врагом. Правящие круги США по разному отнеслись к нападению Гитлера на СССР. Если президент США Ф.Рузвельт однозначно негативно отнесся к гитлеровской агрессии, то в мышлении определенных кругов США доминировала точка зрения, сформулированная будущим вице-президентом США Г.Трумэном, который сказал, что в начавшемся германо-советском конфликте, если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если будет выигрывать Россия, то следует помогать Германии, чтобы они убивали как можно больше. 10 июля 1941 года Ставка Главного Командования была преобразована в Ставку Верховного Командования, а 8 августа 1941 года – в Ставку Верховного Главнокомандования. С этого времени и до конца войны И.В.Сталин являлся Верховным Главнокомандующим вооруженными силами страны. 19 июля 1941 года И.В.Сталин был назначен и народным комиссаром обороны СССР. Как отмечает маршал Жуков, “ …с назначением И.В.Сталина Председателем Государственного Комитета Обороны, Верховным Главнокомандующим и наркомом обороны в Генштабе, центральных управлениях наркомата обороны, Госплане СССР и в других органах правительства и народного хозяйства сразу же почувствовалась его твердая рука” (Г.К.Жуков, том 1, стр.316). Для характеристики и оценки деятельности Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина значительный интерес представляют воспоминания и размышления маршала Жукова, являвшегося членом Ставки на протяжении всей Великой Отечественной войны (Г.К.Жуков, том 1, стр.323 – 350). Как отмечает маршал Жуков, “И.В.Сталин высоко ценил работу Генерального штаба и полностью доверял ему. Как правило, он не принимал важных решений без того, чтобы предварительно не выслушать анализа обстановки, сделанного Генштабом, и не рассмотреть его предложения…Деятельность Ставки неотделима от имени И.В.Сталина… Мне очень нравилось в работе И.В.Сталина полное отсутствие формализма. Все… делалось так, чтобы принятые…решения начинали выполняться тотчас же, а ход выполнения их строго и неуклонно контролировался лично Верховным или, по его указанию, другими руководящими лицами или организациями… И.В.Сталин внес большой личный вклад в дело завоевания победы над фашистской Германией и ее союзниками. Авторитет его был чрезвычайно велик и поэтому назначение Сталина Верховным Главнокомандующим было воспринято народом и войсками с воодушевлением. Конечно, в начале войны, до Сталинградской битвы, у Верховного были ошибки…Он их глубоко продумал и не только внутренне переживал, а стремился извлечь из них опыт и впредь не допускать…Верховный Главнокомандующий умело справился со своими обязанностями на этом высоком посту…Работники Генштаба и представители Ставки развертывали карты на большом столе и стоя докладывали Верховному обстановку на фронтах…И.В.Сталин слушал, обычно расхаживая по кабинету медленным широким шагом, вразвалку. Время от времени он подходил к большому столу и, наклонившись, пристально рассматривал разложенную карту…Стиль работы, как правило, был деловой, без нервозности, свое мнение могли высказать все. Верховный ко всем обращался одинаково – строго и официально. Он умел внимательно слушать, когда ему докладывали со знанием дела. Сам он был немногословен и многословия других не любил…Совещания открывал без вводных, вступительных слов. Говорил тихо, свободно, только по существу вопроса. Был лаконичен, формулировал мысли ясно. За долгие годы войны я убедился, что И.В.Сталин вовсе не был таким человеком, которому нельзя было ставить острые вопросы или спорить с ним, твердо отстаивая свою точку зрения… И.В.Сталин требовал ежедневных докладов о положении дел на фронтах. Чтобы идти на доклад к Верховному Главнокомандующему, нужно было быть хорошо подготовленным…У Верховного было какое-то особое чутье на слабые места в докладах или документах, он тут же их находил и строго взыскивал за нечеткую информацию. Обладая цепкой памятью, он хорошо помнил сказанное и не упускал случая довольно резко отчитать за забытое…Свои суждения по важным вопросам И.В.Сталин во многом строил на основе докладов представителей Ставки, посылавшихся им в войска, из выводов Генерального штаба, мнений и предложений командования фронтов и специальных сообщений…И.В.Сталин во время беседы производил сильное впечатление… Свободная манера разговора, способность четко формулировать мысль, природный аналитический ум, большая эрудиция и редкая память заставляли во время беседы с ним даже очень искушенных и значительных людей внутренне собраться и быть начеку…Зрение у него было очень острое и читал он без очков в любое время суток. Писал, как правило, сам от руки. Читал много и был широко осведомленным человеком в самых разнообразных областях знаний. Поразительная работоспособность, умение быстро схватывать суть дела позволяли ему просматривать и усваивать за день такое количество самого различного материала, которое было под силу только незаурядному человеку…Человек разносторонний и талантливый, И.В.Сталин не был ровным. Он обладал сильной волей, характером скрытным и порывистым. Обычно спокойный и рассудительный, временами он впадал в острое раздражение. Тогда ему изменяла объективность, он резко менялся на глазах, еще больше бледнел, взгляд становился тяжелым, жестким…И.В.Сталин и до войны много занимался вопросами вооружения и боевой техники. Он часто вызывал к себе главных авиационных, артиллерийских и танковых конструкторов и подробно расспрашивал их о деталях конструирования этих видов боевой техники у нас и за рубежом. Надо отдать ему должное, он неплохо разбирался в качествах основных видов вооружения. От главных конструкторов, директоров военных заводов, многих из которых он знал лично, И.В.Сталин требовал производства образцов самолетов, танков, артиллерии и другой важнейшей техники в установленные сроки и таким образом, чтобы они по качеству были не только на уровне зарубежных, но и превосходили их…Могу твердо сказать, что И.В.Сталин владел основными принципами организации фронтовых операций и операций групп фронтов и руководил ими со знанием дела, хорошо разбирался в больших стратегических вопросах. Эти способности И.В.Сталина, как Верховного Главнокомандующего, особенно раскрылись начиная со Сталинградской битвы. Получившая распространение версия о том, что Верховный Главнокомандующий изучал обстановку и принимал решения по глобусу, не соответствует действительности… В руководстве вооруженной борьбой в целом И.В.Сталину помогали его природный ум, опыт политического руководства, богатая интуиция, широкая осведомленность. Он умел найти главное звено в стратегической обстановке и, ухватившись за него, оказать противодействие врагу, провести ту или иную наступательную операцию. Несомненно, он был достойным Верховным Главнокомандующим…Кроме того, в обеспечении операций, создании стратегических резервов, в организации производства боевой техники и вообще в создании всего необходимого для ведения войны Верховный Главнокомандующий, прямо скажу, проявил себя выдающимся организатором, и будет несправедливо, если мы не отдадим ему в этом должное.” 21 августа 1941 года Гитлер приказал группе армий “Центр” временно остановить наступление на Москву, решив сначала окружить и уничтожить крупнейшую группировку войск Красной Армии под Киевом. Генерал Гудериан был сторонником продолжения удара на Москву. Он встретился с Гитлером, попытался его переубедить, однако фюрер и немецкое командование были непреклонны. В соответствии с решением Гитлера танковая группа Гудериана в конце августа повернула на юг для окружения совместно с танковой группой Клейста киевской группировки войск. Механизированные корпуса Красной Армии, состоящие в основном из легких танков с тонкой броней, сгорели в огне в начальный период войны. Поэтому в августе-сентября катастрофически не хватало танков, особенно танков КВ и Т-34. Главком Юго-Западного направления маршал С.М.Буденный 11 сентября обратился в Ставку с предложением отвести войска Юго-Западного фронта с реки Днепр на тыловой рубеж – реку Псел (История второй мировой войны 1939-1945, том четвертый, М.,1975, стр. 85). Однако Ставка пока не давала разрешения оставить Киев и отвести войска за Днепр. Запоздалый приказ Ставки войскам оставить столицу Украины последовал лишь 19 сентября. Однако уже 15 сентября танковые группы Гудериана и Клейста, обходившие Киев с севера и юга, замкнули кольцо окружения в районе Лохвицы (С.М.Штеменко, стр.36). На большом пространстве восточнее Киева попали в окружение свыше 530000 человек. Вырваться из окружения смогли не больше 15000-20000 человек. Нельзя не отметить, что наличие неликвидированной киевской группировки войск вынудило Гитлера отложить генеральное наступление на Москву на 40 дней, а это время советским военным командованием максимально было использовано для укрепления обороны столицы СССР. Конечно, действия Гитлера были продиктованы канонами военной науки. Нельзя было на правом фланге наступающей группы армий “Центр” оставить нетронутой крупнейшую группировку противника. Однако возникает вопрос – если бы Гудериану удалось уговорить Гитлера продолжать наступление на Москву, была бы в состоянии киевская группировка войск нанести сильный удар на правом фланге группы армий “Центр”? Ведь в окруженной киевской группировке оставалось всего лишь 50 танков! К тому же танковая группа Клейста могла бы нанести удар по киевской группировке с юга. Однако нельзя не отметить, что свовременный (хотя бы в начале сентября) отвод войск на удобный тыловой рубеж позволил бы избежать гибели и пленения огромного количества людей и во всех случаях создал бы более благоприятную ситуацию на Юго-Западном фронте. Нейтрализация Балтийского флота в немецких планах имела огромное значение. В плане “Барбаросса” прямо указывалось, что наступление на Москву можно будет начать только после захвата Ленинграда и Кронштадта. Гитлер настаивал на захвате Ленинграда, в частности, по той причине, что в Ленинграде находился единственный в СССР завод по производству сверхтяжелых танков КВ. Поэтому в соответствии с той же директивой Гитлера от 21 августа танковая группа Гота направлялась на север в направлении Ленинграда для помощи танковой группе Гепнера. Однако, если сил группы армий “Север” было недостаточно для взятия Ленинграда и в связи с этим могла возникнуть угроза срыва плана “Барбаросса”, в связи с чем Гитлер направил танковую группу Гота для помощи группе армий “Север”, то непонятно, почему объединенные немецкие силы не приступили в конце августа к штурму Ленинграда? По-видимому, мысли и действия германского фюрера в решающей степени зависели от сиюминутно изменяющейся конкретной ситуации и этим можно объяснить его непоследовательность в постановке войскам очередных задач. Так, 30 августа немцы перерезали железную дорогу и шоссе, лишив Ленинград сухопутной связи со страной, а 8 сентября вышли к Ладожскому озеру и взяли Шлиссельбург, вследствие чего началась блокада Ленинграда. И фюрер приходит к заключению о том, что захватить Ленинград будет трудно, неизбежны большие потери в живой силе и технике, а вот голод в условиях блокады будет наиболее эффективным средством борьбы с противником. Поэтому, 12 сентября 1941 года Гитлер приказал Ленинград с боем не брать, а только взять его в блокаду, чтобы измором заставить капитулировать. 11 сентября 1941 года генерал армии Г.К.Жуков был назначен командующим Ленинградским фронтом, сменив на этом посту Маршала Советского Союза К.Е.Ворошилова и имея важную задачу – деблокировать город, пока немцы не создали прочное кольцо блокады вокруг города. К сожалению, эта задача не была выполнена и Ленинград на долгое время остался в блокаде со всеми тяжелыми последствиями. Представляет значительный интерес одно обстоятельство. В июле 1941 года в руки немцев в ходе боев под Старой Руссой на Северо-Западном фронте попали несколько реактивных минометов –“катюши”. Это грозное оружие в течение всей войны немцами не было использовано. Как это понимать? Они не смогли разобраться в трофейной технике или недооценили боевые возможности этого оружия? Следует отметить также, что в августе 1941 года на Северо-Западном фронте советскими танкистами была испытана с огромной результативностью тактика танковых засад, когда в немецкой танковой колонне сначала уничтожались пара головных и пара замыкающих колонну танков, а затем остальные танки. Только лишь в одном бою было уничтожено несколько десятков немецких танков. Конечно, история не терпит сослагательного наклонения, однако ретроспективно хотелось бы прокомментировать один вопрос. Если бы Гитлер 21 августа не принял бы решение временно приостановить наступление на Москву, имели бы шанс Гудериан и Гот захватить советскую столицу? Думается, что нет. Предположим, в конце августа немцы (пополнив свои части живой силой и техникой) начали наступление на Москву. Во-первых, они наступали бы двумя танковыми группами (танковая группа Гепнера в это время была занята решением своих задач в районе Ленинграда). Осенью 1941 года во время генерального наступления на московском направлении объединенные усилия всех трех танковых групп (Гудериана, Гота и Гепнера) оказались недостаточными для окружения Москвы. Во-вторых, в конце августа важнейшим направлением немецкого наступления стало бы московское направление и соответственно этому оборона Москвы в конце августа и в сентябре 1941 года была бы в центре внимания советского Верховного Главнокомандования. По всей вероятности, уже в конце августа 1941 года И.В.Сталин назначил бы Г.К.Жукова командующим Западным фронтом. Следует полагать, что все стратегические резервы живой силы и техники в сентябре были бы направлены на оборону Москвы и подготовку контрнаступления. Можно быть уверенным, что такой энергичный, требовательный, решительный и волевой командующий фронтом, как Г.К.Жуков, в худшем случае остановил бы в сентябре 1941 года продвижение противника на ближних подступах к Москве. Следовательно, можно полагать, что немцы не захватили бы Москву и в том случае, если бы в августе временно не приостановили свое наступление. 30 сентября 1941 года противник начал свое генеральное наступление на Москву. Захват Москвы Наполеоном не мог идти ни в какое сравнение с захватом Москвы немцами. Москва в период Отечественной войны 1812 года – второй по значимости город Российской империи. В период же Великой Отечественной войны Москва – крупнейший город и столица Советского Союза, крупнейший промышленный, научный и культурный центр страны, центр пересечения важнейших железных и автомобильных дорог в европейской части СССР. Захват Москвы немцами нанес бы транспортной системе СССР колоссальный удар. Все это прекрасно понимало и немецкое и советское командование. Однако, если в битве за Москву немцами двигал дух захвата, то советские люди руководствовались гораздо более сильным чувством – любовью к Родине, высочайшим патриотизмом. В течение второй половины октября и ноября 1941 года Западный фронт под командованием генерала армии Жукова осуществлял активную оборону с целью изматывания противника и подготовки перехода к контрнаступлению. 16 армия (командующий – генерал К.Рокоссовский) сыграла решающую роль в отражении танкового наступления противника на Западном фронте (К.К.Рокоссовский, 1988). Парад войск на Красной площади 7 ноября 1941 года и речь И.Сталина во время парада продемонстрировали всему миру решимость сражаться до конца, сыграли огромную роль в укреплении морального духа армии. В течение всего периода битвы за Москву И.В.Сталин был в столице и провел колоссальную работу по организации разгрома противника. В конце ноября 1941 года немецкие войска потеряли свою пробивную способность и для продолжения наступления не имели сил и средств. Контрнаступление под Москвой, начатое 5-го декабря 1941 года, явилось первым крупным поражением вермахта во Второй мировой войне. Был развеян миф о непобедимости немецкой армии, снята угроза Москве и московскому промышленному району, линия фронта значительно отодвинута на запад. Историческая победа под Москвой вселила в советский народ, в народы антигитлеровской коалиции и в прогрессивную мировую общественность уверенность в неизбежность поражения германского фашизма. Великая битва под стенами столицы советского государства означала крах тактики блицкрига и плана “Барбаросса”. После битвы под Москвой немецкие генералы начали понимать, что война проиграна. Для интерпретации просчета Гитлера хотелось бы отметить, что при штурме Берлина советское командование использовало в несколько раз больше живой силы и техники, чем немецкое командование при проведении операции по захвату Москвы. В отношении планов немецкого командования на лето 1942 года И.В.Сталин считал, что немцы будут в состоянии вести крупные наступательные операции одновременно на двух стратегических направлениях – на московском и на юге страны, причем И.В.Сталин больше всего опасался за московское, где у противника было более 70 дивизий (Г.К.Жуков, том 2, стр. 64). Начальник Генерального штаба Б.М.Шапошников настаивал на проведении весной и в начале лета 1942 года только активной стратегической обороны, чтобы, накопив резервы, перейти летом к широким наступательным действиям. Однако Г.К.Жуков считал, что необходимо на западном стратегическом направлении нанести мощные удары с целью разгрома ржевско-вяземской группировки противника (Г.К.Жуков, том 2, стр. 65). Была проведена Ржевско-Вяземская операция (8 января – 20 апреля 1942 года). Потери в малорезультативной Ржевско-Вяземской операции составили 776889 человек – 73,3% от численности войск к началу операции (Г.Ф.Кривошеев и др., 1993). Несмотря на возражения начальника Генерального штаба Б.М.Шапошникова, И.В.Сталин согласился с инициативой командования юго-западного фронта (командующий С.К.Тимошенко, член военного совета Н.С.Хрущев) провести крупную наступательную операцию под Харьковом с целью разгромить харьковскую группировку противника и овладеть Харьковом. Однако развернувшаяся в мае 1942 года Харьковская операция, будучи недостаточно подготовленной и не обеспеченной необходимыми резервами, оказалась катастрофичной – сотни тысяч погибших и плененных солдат и командиров. К сожалению, И.В.Сталиным и Ставкой был допущен просчет в прогнозировании главного направления наступления немцев летом 1942 года. И.В.Сталин считал, что в 1942 году московское направление будет главным в наступательных действиях противника, поэтому там и концентрировались стратегические резервы страны. Однако в действительности южное направление оказалось главным для наступления немецких войск в 1942 году. Допущенные Ставкой и командованием некоторых фронтов оперативно-стратегические ошибки дали возможность немецким войскам летом 1942 года выйти в район Сталинграда и Северного Кавказа. Народный комиссар обороны И.В.Сталин 28 июля 1942 года издал приказ N227, вводивший для действующих войск железное требование “Ни шагу назад!”. 26 августа 1942 года ГКО принял решение о назначении Г.К.Жукова заместителем Верховного Главнокомандующего. Развернувшаяся на берегах Волги гигантская Сталинградская битва, завершившаяся контрнаступлением и окружением огромной группировки немецко-фашистских войск, по справедливости была названа ”Каннами XX века”. По результатам опроса авторитетнейшего журнала “Тайм” Иосиф Сталин был признан “Человеком года” за 1942 год. По мнению журнала, только Сталин знал, каких усилий стоило спасение России в 1942 году. Победа советских войск под Сталинградом явилась великим событием в истории Второй мировой войны и предвещала неизбежный проигрыш гитлеровской Германии в войне со всеми вытекающими последствиями. Думается, что два обстоятельства весной и летом 1943 года предопределили особенность оперативно-стратегического руководства советских вооруженных сил. Первое обстоятельство – по численности личного состава и по техническому оснащению советские вооруженные силы перед Курской битвой значительно превосходили действовавшие на советско-германском фронте войска противника. Как отмечает маршал Жуков, “К лету 1943 года в составе нашей Действующей армии было свыше 6,4 миллиона человек, почти 99 тысяч орудий и минометов, около 2200 боевых установок полевой реактивной артиллерии, более 9,5 тысячи танков и самоходно-артиллерийских установок, почти 8300 боевых самолетов…На советско-германском фронте на стороне противника действовало 232 дивизии Германии и ее союзников, около 5,2 миллиона человек, свыше 54 тысяч орудий и минометов, 5850 танков и штурмовых орудий, около трех тысяч боевых самолетов” (Г.К.Жуков, том 2, стр. 152, 154). Весьма важно отметить, что в советских войсках артиллерия, танки и самолеты в основном были уже новейших типов. Второе обстоятельство – Ставка Верховного Главнокомандования и Генеральный штаб правильно разгадали замысел гитлеровского командования в летней кампании 1943 года. Поэтому, еще до начала летнего наступления немцев советское верховное командование перехватило стратегическую инициативу, решив в битве на Курской дуге на первом этапе перейти не к вынужденной, а к преднамеренной обороне с целью измотать противника для последующего перехода в широкое контрнаступление. 5 июля 1943 года началась величайшая танковая битва в истории, однако операция “Цитадель” окончилась крахом. Победа советских войск в грандиозной Курской битве (с обеих сторон участвовали свыше 2 миллионов человек) ознаменовала коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны. Стратегическая инициатива полностью перешла к советскому командованию. Ставкой Верховного Главнокомандования и Генеральным штабом в 1944 году по всему советско-германскому фронту на различных участках было запланировано и реализовано десять операций, последовательность проведения которых была рассчитана таким образом, чтобы противник всюду опаздывал с перегруппировкой своих войск и не мог оказать сильного сопротивления наступающим советским войскам. Особенно блестящей по своим результатам явилась операция “Багратион”. Проведенные в 1944 году фронтовые и армейские операции продемонстрировали высокий уровень оперативно-стратегического искусства советских военачальников. После Тегеранской конференции руководителей держав антигитлеровской коалиции И.В.Сталин в конце 1943 года высказал уверенность в том, что президент США Ф.Рузвельт сдержит обещание об открытии второго фронта в Европе в 1944 году. При этом он отметил также, что, если президент США не сдержит обещание, у Советского Союза хватит сил самим добить гитлеровскую Германию. В июне 1944 года США и Великобритания открыли второй фронт в Европе. Войска союзников под командованием американского генерала Д.Эйзенхауэра, являвшегося Верховным главнокомандующим экспедиционными силами в Европе, высадились в Нормандии и начали военные действия против немецкой армии. Думается, что, будучи под впечатлением результатов летнего наступления Красной Армии в 1943 году, Ф.Рузвельт и У.Черчилль вполне осознавали, что СССР в состоянии лишь собственными силами разгромить фашистскую Германию. Поэтому, движимые не только союзническими обязательствами по антигитлеровской коалиции, но и интересами правящих кругов своих стран, США и Великобритания форсировали приготовления для открытия второго фронта в Европе. Плоды победы над гитлеровской Германией не должны были достаться лишь Советскому Союзу. Однако в конце 1944 года немцы предприняли успешное контрнаступление в Арденнах, оттеснив союзные войска и захватив большое количество пленных. Премьер-министр Черчилль вынужден был обратиться к Сталину с просьбой ускорить намечающееся наступление Красной Армии на восточном фронте. Сталин согласился и дал указание ускорить начало Висло-Одерской операции. Этот факт свидетельствует о том, что без решающего вклада СССР в войну англо-американским войскам пришлось бы довольно туго даже на завершающем этапе войны, когда силы гитлеровской Германии уже были истощены на Восточном фронте. Немцы оказывали яростное сопротивление советским войскам, в то время как весной 1945 года на западном фронте предпочитали сдаваться в плен. В последний период войны некоторые круги на Западе были заинтересованы в заключении сепаратного мира Германии с США и Англией. Переговоры велись в обход Гитлера. При наличии Гитлера во главе Германии серьезные политические силы на Западе не могли бы даже думать о сговоре. Возможность сговора была отмечена Сталиным на Ялтинской конференции руководителей СССР, США и Великобритании в феврале 1945 года. Само существование Гитлера становилось гарантией прочности антигитлеровской коалиции и СССР, конечно, был заинтересован в том, чтобы Гитлер продолжал возглавлять Германию до ее полного поражения. Это исключало бы возможность сепаратных переговоров других немецких военно –политических сил с реакционными силами США и Великобритании. На указанной конференции в ряду других рассматривался и вопрос о том, кто будет брать Берлин – Советский Союз или союзники. Тогда Сталиным был приведен аргумент о том, что советские войска находятся на удалении 60 километров от Берлина, а англо-американские – 600 километров и сама логика уже подсказывала ответ. Ставка Верховного Главнокомандования спланировала Берлинскую операцию с участием трех фронтов – на Берлин с востока наступал 1-й Белорусский фронт под командованием маршала Жукова, с юга на Берлин наступали войска 1-го Украинского фронта под командованием маршала Конева, а с севера на Берлин наступали войска 2-го Белорусского фронта под командованием маршала Рокоссовского. Однако маршал Рокоссовский задерживался на несколько дней в связи с ликвидацией немецкой группировки в Померании, поэтому было решено начинать штурм Берлина силами двух других фронтов. Если бы сил оказалось недостаточно для преодоления сопротивления немцев, тогда подключился бы на завершающем этапе операции и Рокоссовский. В Ставке было решено, что в случае упорного сопротивления немцев войскам 1-го Белорусского фронта ввести в прорыв две танковые армии маршала Конева. В действительности так и оказалось в соответствии с предвидением Ставки и две танковые армии Конева, преодолевшие на своем участке более слабое сопротивление немцев, вышли на оперативный простор и с юга ворвались в Берлин. Потом, когда танковые армии Жукова вошли в Берлин, танковые армии Конева были выведены из Берлина. Столица третьего рейха Берлин был взят войсками 1-го Белорусского фронта при содействии войск 1-го Украинского фронта. Берлинская операция – одна из вершин оперативно-стратегического искусства советского командования. 9-го мая 1945 года - день Великой Победы советского народа над германским фашизмом. Бессмертный подвиг Красной Армии, внесшей решающий вклад в освобождение человечества от угрозы фашистского рабства, не момеркнет в веках. Навсегда останется в благодарной памяти людей и величественный Парад Победы 24 июня 1945 года. Какие же важнейшие факторы обеспечили победу СССР в войне с гитлеровской Германией? 1. Советский Союз вел справедливую войну. Советские люди отстаивали честь, свободу и независимость своей Родины. Поэтому моральный дух советского народа, ведущего борьбу за правое дело, был гораздо выше морального духа немцев. 2. Если за ошибки 1941-1942 годов несет ответственность И.Сталин, а победоносному окончанию войны мы обязаны русскому народу, как полагают некоторые либералы, то почему народ потерпел поражение в первый период войны – несколько миллионов пленных, потеря огромной территории и т.д.? Где же был тот же самый народ в 1941-1942 гг?! Научная же постановка вопроса должна быть иной – и в первый период и во второй период войны народом и армией руководил Председатель ГКО СССР, верховный главнокомандующий вооруженными силами Советского Союза И.В.Сталин, удостоенный после завершения войны звания Генералиссимуса Советского Союза. Только лишь в первый период войны в силу целого ряда объективных и субъективных причин мы потерпели поражение, а во второй период Великой Отечественной войны, начиная с 1943 года, внесли решающий вклад в великую Победу над германским фашизмом. Следует также отметить, что победил в войне советский народ. Русский народ – это великая, важнейшая составляющая часть советского народа, но понятие советский народ гораздо шире и включало свыше 100 наций и народностей. Даже малочисленный армянский народ, к примеру, послал на фронт свыше 500 тысяч человек – около 50 дивизий. “Кто, в конце концов, сегодня говорит об уничтожении армян?” – сказал Адольф Гитлер, выступая в августе 1939 года на совещании германских военачальников перед началом второй мировой войны. Жаль, ему не довелось узнать, что героическая 89-я Армянская Таманская трижды орденоносная стрелковая дивизия (командир дивизии – генерал-майор Нвер Сафарян) – единственная из всех национальных формирований приняла участие в штурме Берлина, расписавшись в победе над фашизмом на стенах рейхстага. 3. За период войны сформировалась целая плеяда крупнейших военных деятелей. Из полководцев Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в первую тройку выдающихся личностей, думается, могут войти Маршалы Советского Союза А.М.Василевский, Г.К.Жуков и К.К.Рокоссовский. В целом достойна высокой оценки работа представителей Ставки Верховного Главнокомандования, в частности, Г.К.Жукова и А.М.Василевского, направляемых на важнейшие участки советско-германского фронта. 4. Один из важнейших факторов победы был отмечен И.В.Сталиным в его тосте за здоровье советского народа и прежде всего за здоровье русского народа: “ Я пью прежде всего за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза… русский народ…верил в правильность политики своего правительства и пошел на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии. И это доверие русского народа Советскому правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества – над фашизмом” (С.М.Штеменко, стр. 400 - 401). 5. Маршал Жуков пишет: “То обстоятельство, что, несмотря на огромные трудности и потери за четыре года войны, советская промышленность в ходе войны произвела колоссальное количество вооружения – почти 490 тысяч орудий и минометов, более 102 тысяч танков и самоходных орудий, более 137 тысяч боевых самолетов, говорит о том, что основы экономики страны с военной, оборонной точки зрения были заложены правильно, прочно и своевременно” (Г.К.Жуков, том 1, стр. 255). 6. Политическая система СССР оказалась гораздо прочнее политической системы нацистской Германии. Хотя оба государства относились к тоталитарной системе правления, Советский Союз сумел для победы над фашистской Германией мобилизовать больше всевозможных ресурсов и лучше использовать их. В СССР лозунг “Все для фронта, все для победы” носил не декларативный характер, а конкретное содержание. 7. Война против гитлеровской Германии приобрела всенародный характер. Огромную роль сыграло партизанское движение на оккупированных немцами территориях. 8. Дружба народов СССР оказалась не мифом, а реально действующим эффективным фактором мощи советского государства и его вооруженных сил. 9. Партийно-государственное руководство СССР обеспечило единство фронта и тыла. 10. Значительную роль в победе над гитлеровской Германией сыграла также материально-техническая помощь, оказанная Советскому Союзу союзниками по антигитлеровской коалиции – США и Великобританией.

Популярные книги

arrow_back_ios