Содержание

Мой Город говорит с каждым, кто выходит на его улицы. Он и мудрый педагог-наставник, и добрый друг, который всегда поддержит в трудную минуту, даст необходимый совет. Эту особенность Города я ощущал не раз и не два. Порой даже я, человек, прошедший войну, а значит, повидавший рядом смерть и утраты, вдруг чувствовал усталость, бессилие что-либо изменить. Заряд энергии, оптимизма, веры в торжество добра над злом мне всегда давал мой Город. Низкий тебе за это поклон, Петроград – Ленинград – Петербург!

И еще – мой совет тем, кому тяжело, кому надо принять для себя важное решение: идите на встречу с Городом, не спеша пройдитесь по его центральным улицам, набережным, мостам… Прислушайтесь к голосу Города, сердцем его почувствуйте – и решение, единственно верное, я уверен, придет. Эта необыкновенная особенность Города не всем была по душе. Не раз грозил ему враг разрушением. И хотя нога его так и не ступила победным шагом на улицы и площади (только плененным проходил враг маршрутом позора), сколько ран было нанесено Городу, сколько он испытал потерь! Нет, нельзя, чтобы Город, известный всему миру как Северная Пальмира, и дальше зависел от чьей-то дурной воли. Петербург – памятник общемировой культуры – должен быть защищен от посягательств на него международным документом, обязательным для всех – и политиков, и строителей, и просто вандалов, которых, к сожалению, все больше становится в наши дни.

Декларация прав культуры, предложенная Дмитрием Сергеевичем Лихачевым, тщательно разработанная по инициативе Гуманитарного университета профсоюзов, – как раз этот документ!

И еще несколько слов об университете, в котором я работаю. Сейчас здесь готовят специалистов самых разных профессий – юристы и артисты, режиссеры и экономисты, менеджеры туризма, шоу-бизнеса, социальные работники, журналисты и другие. Для каждой специальности разработана своя обширная учебная программа, но есть во всех них и одно общее, на мой взгляд, самое главное: в университете разработана единая и обязательная для всех комплексная программа подготовки будущего поколения российской интеллигенции, то есть тех, кому в XXI веке вести за собой людей, сохранять достижения мировой культуры, кому создавать новое… У истоков этой программы стоит Александр Сергеевич Запесоцкий, первый в нашей стране доктор культурологических наук. Именно ему и его ближайшим сподвижникам – профессорам В.Е. Триодину, Л.А. Санкину и другим – пришла благородная идея: обогатить современный педагогический процесс лучшим из того, что уже было до нас. Мне безмерно повезло, что я причастен к этой работе, вношу в нее свой посильный вклад.

Глава 9

Эстафета продолжается

Весь мир на ладони – ты счастлив и немИ только немного завидуешь тем —Другим – у которых вершина еще впереди.В. Высоцкий

В 1955 году при участии архитекторов И.Н. Бенуа, А.М. Ефимова, З.В. Петровой, Т.С. Шихиной и З.М. Ивановой были обмерены шпиль Петропавловского собора, его северный фасад и интерьер. На основании этих обмеров были сделаны 155 чертежей. Весной следующего года в здании собора начались комплексные ремонтно-реставрационные работы, которые намечалось закончить к 250-летию Санкт-Петербурга в 1957 году. Пусть эта дата празднования не удивляет читателя. Конечно, Петербург ведет свою историю с 1703 года, но в 1953-м умер Иосиф Сталин, и все празднества были отменены. А через четыре года в конце июня решили все-таки отметить юбилей. Председателем оргкомитета по организации и проведению праздника был назначен председатель исполкома Ленгорсовета Н.И. Смирнов. Самыми трудными в 1957 году оказались работы, связанные с золочением шпиля колокольни.

Позолота шпиля, креста и ангела, сделанная огневым методом, сильно пострадала в годы Великой Отечественной войны. Кроме осколочных и пулевых пробоин на состоянии облицовки и позолоты сказались последствия маскировочной окраски шпиля. Позолота местами стерлась, на ней появились царапины, возникли отслоения. После обследований, произведенных архитектором-альпинистом Ю.П. Спегальским и известным реставратором высотником-альпинистом О.П. Тихоновым, стало ясно, что реставраторам работа предстоит значительная: необходимо было заделать пробоины в шпиле и полностью его перезолотить. А сроки отпускались крайне жесткие – только летние месяцы. Для выполнения этого задания инженер реставрационных мастерских В.Л. Климов разработал оригинальную конструкцию специальных вантовых лесов, которые подвешивались на шпиле без опоры снизу. Верхолазы сняли второй сверху ряд облицовки шпиля и оголили его металлическую конструкцию-каркас, на который надели металлический хомут с консольными выпусками. В нижней части шпиля верхолазы частично использовали металлические балки, оставшиеся после наших маскировочных работ, с помощью которых мы с Алоизом Зембой делали оттяжки для облегчения подъема ведер с краской. Между верхними консолями и нижней конструкцией натянули на каждой стороне ребра шпиля восемь тросов, к которым специальными зажимами прикрепили шестнадцать ярусов площадок из металлических трубчатых щитов, а между ними установили легкие дюралевые стремянки. И всю эту конструкцию обтянули сеткой.

Прежде чем приступить к новой позолоте шпиля, старую, облезлую позолоту удалили с помощью шкурок на матерчатой основе, смоченных водой. Все соскобленное золото вместе со шкурками складывалось в бидоны и отправлялось в пробирную палату. Очищенная и обезжиренная поверхность была дважды покрыта суриком, а затем слоем лака СБ-1С. Четвертое покрытие производилось янтарным лаком ЯК-1. Подготовительные работы были начаты 29 мая 1957 года. Для позолоты использовали накладное сусальное золото в книжках, каждая из которых, весом 2,5 грамма, состояла из шестидесяти листов золота размером 91,5 на 91,5 мм. Расход золота на один квадратный метр составил 5,22 грамма (то есть 2,12 книжки). Общая площадь позолоты шпиля, на которую было затрачено 603 книжки, то есть 1484,6 грамма золота, равнялась 284,6 квадратного метра. Невызолоченными остались яблоко с крестом и восемь медных листов облицовки верхней части шпиля. Эту работу реставраторы завершили в 1959 году. Облицовка тыльной стороны ангела и креста частично демонтировалась и спускалась для золочения на землю.

Технология, разработанная сотрудниками Специальных научно-реставрационных производственных мастерских, давала гарантию сохранности позолоты на шпиле в течение 30 лет.

Бригада Олега Павловича Тихонова провела частичную реставрацию ангела и поворотного устройства. Верхолазы укрепили листы обшивки шпиля и следили за состоянием подвесных вантовых лесов. В их обязанности входили монтаж и демонтаж вантовой подвески. Однако на реставрацию шпиля было отведено мало времени, в результате чего качество работ оказалось невысоким. Интересна записка этой бригады, оставленная внутри флюгера и найденная верхолазами А.А. Беловым и А^. Кушназаровым в 1991 году.

Июнь 1957 года

«Мы, верхолазы-альпинисты: бригадир Тихонов Олег Павлович, Спегальский Юрий Павлович, Буданов Петр Петрович, Ильинский Геннадий Яковлевич, Клецко Константин Борисович, Льготный Юрий Семенович работали по реставрации шпиля Петропавловской крепости. Работа сделана плохо, так как начальство не заботилось о нас. Платили мало. Сроки были сжатые: к 23 июня, в честь 250-летия Ленинграда. Остается 5 дней до сдачи объекта, а конца работы не видать. Спешим уехать на Кавказ. Нас ждут великие дела в горах, мы все альпинисты. Привет следующим восходителям».

(Рукописно-документальный фонд ГМИ СПб., КП-378624)

По свидетельству альпиниста К.Б. Клецко, письмо было составлено и написано им под диктовку всей бригады прямо на шпиле Петропавловского собора в конце десятых чисел июня. Рядом с текстом рукой архитектора Ю.П. Спегальского нарисована колокольня собора.

Как бы представители этой бригады верхолазов ни жаловались на плохое качество выполненной ими работы, но ангел все же простоял тридцать пять лет!

Правда, позднее, в 1976–1979 годах, высотники вновь работали на шпиле, укрепляя его конструкции.

arrow_back_ios