Содержание

В единичных случаях (вероятно, в целях безопасности) использовали вообще не стальное оружие и доспехи. Так, для турнира, проводившегося в 1278 г. в Виндзорском парке, были изготовлены кожаные доспехи и шлемы, а также мечи из китового уса, покрытые кожей и посеребренные.

XIV век

По существу, защитное вооружение для турниров в XIV в. еще не слишком отличалось от боевого. Боевое вооружение XIV в. характеризовалось постепенным переходом от гибкого доспеха (кольчуга, бригантина) к сплошному пластинчатому доспеху: сначала добавились пластинчатые наручи и поножи, затем кираса, и потом, к началу XV в., все части соединились в сплошной готический доспех. В турнирном вооружении чаще и раньше, чем в боевом, применяли цельнометаллические пластины для защиты различных частей тела. Так, цельнометаллические кирасы отмечены в опи-

Рис. 19.

Рыцарь ХТУв. в шлеме бацинет

си английского королевского гардероба еще в 1337—1341 гг. В этой же описи впервые упомянута жесткая, сделанная из одной пластины рукавица для защиты левой руки (манифер).

Седло имело высокие луки, а на передней луке дополнительно устанавливались ясли, прикрывавшие бедра и живот всадника. В середине XIV в. появились и полностью закрытые седла, закрепленные на шарнирах, которые соединяли переднюю и заднюю луки. Щит делали вогнутым, чтобы копье соскальзывало вправо или влево, и иногда привязывали к плечу. Копье теперь оснащали большим металлическим щитком (нодусом) для защиты правой руки и, как правило, коронелем на конце (копье мира).

Согласно инвентарной описи Роджера де Мортимера (1322 г.), для копейной сшибки и для других видов турнира изготавливались разные шле-

мы, однако сведения об этих различиях до нас не дошли. В XIV в. горшковидные шлемы перестали носить в бою, и они превратились в атрибут турниров. У одного такого шлема, датируемого серединой XIV в. и принадлежавшего рыцарю из рода Пранков, левая сторона дополнительно защищена стальной пластиной и подбита войлочной подкладкой. Очевидно, этот шлем предназначался для копейных поединков. Использовались на турнирах и получившие широкое распространение в XIV в. шлемы-бацинеты (рис. 19).

И горшковидный шлем, и бацинет в основном служили для защиты от рубящих ударов и плохо предохраняли от удара копьем — последнее, соскользнув со щита, легко могло сбить шлем. Поэтому именно на турнирах впервые стали использовать шлемы-салады, которые были приняты в качестве стандартной части боевого вооружения только в XV в. До нашего времени сохранился тарч, датируемый второй половиной XIV в.: он покрыт расписной кожей с изображением копейного поединка двух рыцарей. На рыцарях шлемы-салады, кольчужная броня и стальные поножи (рис. 20). Салады делали из одного куска железа, смотровая щель имела выступы сверху и снизу, чтобы в нее не попало копье. Форма шлема такова, что копье легко соскальзывает с него. Интересны и щиты этих рыцарей. Щиты имеют сверху выемку для древка копья, прикрытую модусом. Позади рукояти древко копья, возможно, опиралось на упор для копья, появившийся примерно в начале XIV в. Щит подвешивался к шее на ремне и поддерживался в нужном положении левой рукой. Верхняя часть щита, срезанная горизонтально, доходила до нижней кромки шлема, не давая, таким образом, наконечнику копья за что-нибудь зацепиться. Однако при попадании копья против-

Рис. 20.

Поединок двухрыцарей, вторая половина Х1Ув. По изображению на тарче

ника в нижнюю часть щита левой руке не хватало силы, чтобы не дать ему наклониться, и наконечник копья, соскользнув со щита, должен был ударить всаднику в живот. Поэтому эту часть тела дополнительно защищали три сочлененные стальные полосы. При точном и сильном ударе копья в центр щита всадник вылетал из седла или всадник вместе с конем падал. При этом основная сила удара от падения приходилась в область поясницы бойца, и позвоночник упавшего мог не выдержать. Для того чтобы амортизировать силу удара в этом месте, рыцари надевали ниже набрюшника пояс, набитый наподобие валика, а заднюю луку седла делали с наклоном назад в верхней части.

XV век

К началу XV в. доспех для копейного поединка получил дальнейшее развитие. Выемка в верхней части щита и необходимость поднимать щит к шлему вынуждала бойца держать копье на уровне правой подмышки и сильно отводить в сторону локоть, что ослабляло удар. Кроме того, шлем-салад, хотя и хорошо отводил в сторону копейные удары, но, не будучи крепко закреплен, мог сдвигаться. Поэтому для турнирных

Рис. 22.

Подшлемник для «жабьей головы»

копейных поединков Гештех разработали специальный доспех, получивший название «штех-цойг».

Рис. 23.

Крепление подшлемника

Для защиты головы вернулись к горшковид-ному шлему, который приобрел особую форму, образно названную «жабьей головой». Такой шлем, сильно приплюснутый сверху и вытяну-

тый вперед, с узкой смотровой щелью на уровне глаз, жестко крепился спереди и сзади к кирасе и хорошо отводил удары копья. Шлем «жабья голова» изготавливали из трех частей: теменной, лицевой и назатыльника. В ранних образцах таких шлемов теменная часть загибалась и приклепывалась к назатыльнику сверху. Однако при такой конструкции копье могло зацепиться за край верхней пластины. Поэтому позднее стали делать наоборот — назатыльник стал находить на теменную часть (рис. 21). Даже заклепки делали обтекаемой формы (напоминающей капли жира), чтобы копье не могло за них зацепиться. Вес таких шлемов иногда достигал 10 кг. Под шлем надевали толстый стеганный подшлемник из тика с двойной войлочной прокладкой (рис. 22). Подшлемник крепился к шлему широкими ремнями, которые пропускали через отверстия по бокам шлема и завязывали сзади, а также короткими ремешками, завязываемыми поверх шлема вертикально (рис. 23). Такая система завязок вместе с большим зазором между стенками шлема и подшлемником обеспечивала большую безопасность голове при ударе или падении с лошади. Перед атакой рыцарь наклонял

Рис. 25. Положение корпуса и шлема непосредственно передстолкновением

га

Рис. 26.

Немецкий штехцойг. Вид спереди

корпус, что позволяло ему хорошо видеть противника во время атаки (наклонить только голову в шлеме, жестко скрепленном с кирасой, было невозможно), при этом рыцарь упирался в заднюю луку седла (рис. 24). Непосредственно перед столкновением корпус следовало распрямить, чтобы ни наконечник копья, ни осколки от него не попали в смотровую щель (рис. 25).

arrow_back_ios