Содержание

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Глава 1

Итак, советская разведка, а через неё все советское руководство поставили нам с дедом Сашкой задачу найти Гитлера с Борманом. Ни больше, ни меньше. И искать именно в Аргентине. Как будто доподлинно знают, где они скрываются, но хотят проверить собственные знания.

Есть одно уточнение. Задачу поставили мне, но работаем мы с дедом Сашкой вдвоём, и советское руководство не знает о моём помощнике. Как говорят, меньше знаешь, крепче спишь.

Если бы они узнали о способностях деда и его умениях, они бы спать перестали. Вольф Мессинг напророчил им не совсем хорошее будущее, и нет никаких средств, чтобы их успокоить и помочь избежать ненастного периода в жизни.

Деда Сашку превратили бы в секретный объект и сделали частью той закулисной жизни, которой жила советская элита, отгородившись от всего простого народа. Народ знал, что страна его богата, но не видел это богатство и не мог им пользоваться. Зато элита видела все и всем пользовалась. И из всех вместе получалась единая общность, это уже из области тавтологии, «советский народ», у которой была как бы средняя и равная на всех зарплата, и среднее потребление всех производимых народом продуктов.

Если сложить кусок хлеба у одного и кусок окорока у другого, то вместе получалось, что все едят бутерброд с окороком. Социализм.

При капитализме никто не втюхивает в общественное сознание, что все бедняки объелись и просто не хотят кушать то, что им насильно дают.

При капитализме чётко действует принцип коммунизма: кто не работает, тот не ест. Работать должны все, и работа зависит от образования.

При наличии образования действует и второй коммунистический принцип: кто был никем, тот станет всем. Был пьяным негром, а стал владельцем крупной фирмы. Или был просто школьником и стал инженером, закончив университет. Стал получать приличные деньги и вошёл в состав среднего класса в обществе.

При социализме, сколько бы ты ни учился, но получать больше пролетария не будешь, если не станешь директором предприятия, а директором можно стать только при пролетарском происхождении и членстве в партии. Так что, как ни крути, кто был никем, тот никем и останется.

С такими мыслями в социалистическом обществе человек долго не мог прожить – одна дорога на нары или на депортацию в какую-нибудь капиталистическую страну. Почему так? Да просто крыть нечем. Ах ты, умник какой нашёлся? Грамотный, математику изучил, квадратные корни извлекать умеешь? Так вот, пойдёшь на раскорчевку лесосеки. Изучал шведский язык – в Туркмению. Немецкий язык? На китайский рубеж. С японским языком – в Москву, дядя уважаемый человек. Посев проводить по партийному приказу в мёрзлую землю. Круглое тащить, квадратное – катить. Рационализаторов прищучить, а то сделают так, что на производстве будут лишние люди и куда их девать, скажите на милость?

Как можно было равнодушно взирать на это? Рациональные решения назывались буржуазной отрыжкой, и копировалось все буржуазное, что добывалось советской разведкой. А сколько добытых технологий было брошено в мусорную корзину?

Готовое развиваться общество развивается. Не готовое – гниёт. Так вот и наше общество стало загнивать. Вывезенная из Германии техника дала некоторый всплеск в технологии и производительности труда и на этом все закончилось. Осталась водка по два рубля восемьдесят семь копеек, колбаса по два рубля двадцать копеек и грандиозные стройки типа Беломорканала и Днерпрогэса, где было загублено немало душ, хотевших лучшей жизни для своего государства.

Несколько раньше иностранные технологии и техника обеспечили экономический рост и промышленное развитие убитой гражданской войной страны. Народ рванулся строить новый мир, не понимая, зачем же нужно было разрушать тот, который у них был. Прогнали старую элиту, создали новую, и все осталось так, как и было до революции. Новый мир начался с насилия и насилием держался.

После смерти Ленина начался период демократии, партийных дискуссий и расцвета культуры. Дали всем свободу проявить себя и потом уничтожили всех, кто оказался в стороне от генеральной линии. Россия, а работала по китайскому принципу: пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ. Досоперничались.

Переворот семнадцатого года был окрашен кровью и весь последующий путь оставлял после себя кровавые следы. Вся государственная машина была брошена на то, чтобы замаскировать насилие и заткнуть рты недовольным. Что в таких условиях делать честному человеку? Вот вы, уважаемый, скажите. Ответьте мне на этот вопрос. Скажете, что честный человек должен открыть глаза руководству? Написать письмо прокурору? Опубликовать письмо в газете? Собрать митинг? Вам самому-то не смешно предлагать мне эти способы?

Разве так большевики приходили к власти? Возьмите курс лекций по истории КПСС и посмотрите, каким средствами большевики пришли к своему триумфу? А почему несогласные с ними люди не могут использовать те же, большевистские, средства для построения более справедливого общества? Ах, они будут государственными преступниками и будут подлежать самому суровому наказанию? То есть, одни преступники не дадут другим преступникам отобрать у них все захваченное? А сейчас ответьте мне на другой вопрос? Смогут ли преступники построить справедливое общество, использующее не уголовные, а общечеловеческие законы? Может?!!! Так, значит, у нас каждая зона и есть прототип этого справедливого общества?

Что-то, уважаемый собеседник, вы говорите совершенно непонятные вещи. Любой мало-мальски грамотный врач-психиатр поставит вам диагноз, где будет сказано о необъективном восприятии окружающей действительности.

А нам приходится жить в этом обществе и делать вид, что мы тоже поддерживаем действия всех наших правителей. Мы втайне надеемся на то, что у людей проснётся чувство собственного достоинства, самоуважения, чтобы установить общественный контроль над всей системой голосования и избрать тех людей, которые обеспечат развитие народного творчества и самодеятельности во всех отраслях нашей жизни.

Не самодеятельного государственного устройства, а такого государственного устройства, которое не мешало бы жить людям. Только что-то мне кажется, что все мои мысли находятся где-то в области социальной фантастики и вряд ли это будет реализовано в ближайшие сто или двести лет.

Глава 2

– Садись, дед, будем проводить военный совет, – сказал я деду Сашке, вывалив в вазу на столе свежие круассаны.

Кто не знает, круассаны это рогалики из воздушного теста. Если начать говорить о рогаликах, то каждый вспомнит десятки их рецептов, воспоминания вызовут слюноотделение, ноги сами пойдут к холодильнику, руки достанут завёрнутый в пергамент кусок горбуши семужного посола с сахаром, солью, водкой, специями. Те же руки возьмут нож и отрежут янтарный кусок рыбы. Очистят луковицу и нарежут её колечками. Сразу же нарежут и кусочек солёного сала, чёрного хлеба. И тут как бы ты ни хотел, но откроется рот, и хриплый голос пригласит своего товарища попробовать всю эту прелесть. А кто же ест это все просто так? Никто. А потом наутро человек начинает вспоминать, а причём здесь круассаны?

– Никак опять в поход собираться? – спросил дед Сашка, готовый к любому путешествию и приключению. – Чего нам собираться, только подпоясаться.

– На этот раз поеду я один, – сказал я, – ты останешься здесь и будешь моей палочкой-выручалочкой. Вот тебе адрес, все мои сообщения будешь пересылать туда. Если от меня прекратятся сообщения, то считай, что мне пришлось выпить твоё снадобье, и я где-то в десяти годах от тебя живу параллельной жизнью в новом обличье, так как все старое будет похоронено теми, кто вынудил меня на это. А, если я просто не успею выпить твои капли, то вот моё завещание на тебя, Александра Ивановича Непомнящих, гражданина Аргентины Алехандро Гриваса. Все моё становится твоим, ты мой душеприказчик и наследник. Учти, что в права наследования лучше входить в Аргентине, там налоги меньше.

– Ты чего это, Дон Николаевич, как камикадзе заговорил? – заполошился дед. – Нам с тобой ещё лет по двести отмеряно, если мы сами не откажемся от того, что нам в руки пришло.

– Не волнуйся, дед, – успокоил я его, – помирать я не собираюсь, да только все мы под Богом ходим, и не хочу я в случае чего доставлять кому-то большие хлопоты. У человека все должно быть определено и организовано, скажу даже – все должно быть подготовлено. На Западе научился. Там не тянут до последнего дня, а все знают, что должно быть сделано в том или ином случае. Тем более что в Аргентину, куда нас с тобой посылают, я не еду. Пока не еду. Нужно проработать то, что мы с тобой нарыли в Испании. Два раза в одну реку не входят, а мне придётся и обиженных будет много. Те, кто нас там по рукам и ногам вязал и те, кто нас в Испанию пускать не хочет. Ты сам понимаешь, о чем я говорю. Никому не говори, что знаешь, где я. Уехал в Аргентину и точка.

– Снова в Испанию? – удивился дед. – Не имётся тебе. Нам же без всяких намёков показали, что нас будет ждать, если мы ещё сунемся.

– То-то и оно, – сказал я, – будь мы настоящими ищейками, они бы обставили всё так, что мы с тобой купили колымагу, и документы на покупку её будут лежать в ящике для перчаток, а на горной дороге не справились с управлением и рухнули вместе с машиной в пропасть. Благо в Испании таких мест много. А вот почему мы с тобой живые, сидим за столом, пьём чай с круассанами и рассуждаем на темы мировой политики?

– Ну, мало ли что, – дед пустился в рассуждения.

– Не мало ли что, – остановил я его. – Мы с тобой личности известные для того, чтобы нас убивать. Нас там защищали, как могли, от всех напастей. Была проверка того, не связались ли мы с теми, кто их ищет. И мы проверку выдержали.

Русские нам не верят, все устремления у них на Аргентину. Почему такое отношение к Испании, не понятно. Хотя, если поразмыслить, то в гражданскую войну СССР помогал республиканцам как бы бескорыстно, а в СССР куда-то исчезли пятьсот тонн испанского золота. Почти весь государственный запас.

Испанцы говорят:

– Давайте-ка наше золотишко возвращайте.

А русские говорят:

– А нетути золотишка, все ушло в оплату вооружения на войну с вами, сеньор Франко.

– Вы же бесплатно помогали, – говорит Франко.

– Это вам Гитлер бесплатно помогал, – говорят русские, – а республиканцы расплатились по-честному.

Вот и не лежит у них душа к Испании. А я все-таки поеду туда. Сколько там буду, не знаю, а ты будешь мне материально помогать. Занимайся бизнесом и зарабатывай деньги. У тебя это хорошо получается. И не забудь про блондинок. Нагадала тебе гадалка, что смерть твоя придёт в образе блондинки.

– Ну тебя, Дон Николаевич, – обиделся старик, – не пойму я, где ты серьёзно говоришь, а где шутишь? Получается то ли сплошная шутка, то ли сплошной серьез.

– А я и сам не знаю, Александр Иванович, – ответил я, – где в жизни нашей нужно смеяться, а где нужно плакать. Билеты уже заказаны и через два часа я уезжаю. Провожать не надо. Адрес сообщу. Сначала остановлюсь в той же гостинице, где мы уже были.

– Ни пуха, Николаич, ни пера, – пожелал мне дед, с размаху хлопнув меня по протянутой руке.

– Что-то старик растрогался, раньше таким сентиментальным не был. Возраст, наверное, – подумал я и ушёл.

Пассажирский «Дуглас» с комфортом доставил меня в Мадрид.

– Почему в моей стране никто не думает об удобствах граждан, – с досадой думал я, выходя на трап в погружающемся во тьму мадридском аэропорту.

arrow_back_ios