Содержание

Что же касается более мелких деталей поединка, то из летописей выудить нужную информацию было очень сложно. Ведь, как правило, летописец был далек от боевых искусств и выполнял социальный заказ. Да и потом, вот есть упоминание в былинах — «Вышел с носка и по уху его огрел», но как это выглядело, узнать было очень сложно. Или же в летописи есть записи о любимом игрище вятичей в 17 веке — сбивание ногами колпаков. Что это было — просто забава или методика отработки высоких ударов ногами? Известно также, в Рязани бить ногами считалось подлостью, а москвичи и тверичи применяли удары ногами без зазрения совести. Помните, знаменитое «Москва бьет с носка». Правда в Рязани действовал принцип «око за око» и если ты начинал бить ногой, то и тебя могли ударить. Но как все это выглядело? Найти ответа на этот вопрос сейчас уже не возможно. Можно только использовать как призыв к действию и эксперименту. Что мы в принципе и делали.

— Какие типы боя вы проверяли на себе? И что из этого у вас получилось?

— На начальном этапе нам была интересна техника работы с оружием, но именно как единоборство, то есть «сам на сам». Для этого нам пришлось сделать себе доспехи русского витязя и пробовать биться в таких условиях. Сначала мы пытались фехтовать мечом как шпагой, но очень скоро стало понятно, что мечом, который весит от 3 до 5 килограммов, так долго не помахаешь. Мы начали рубиться. Но и это тоже было не то, не выдерживали суставные связки. И вот постепенно мы поняли, что надо биться, используя инерционный реверс. Один раз качнул мечом и потом только изменяешь траекторию движения. В удар вкладывается все тело. Кисть работает только на удержание, иначе меч выбьют из рук или он сам вылетит, когда ты им махнешь.

Очень скоро стало понятно, что какой бы силой человек не обладал, он не сможет выдержать удара мечом, подставив под него свой меч или щит. Тебе либо отрубят, либо в лучшем случае сломают руку. По ребрам долбанут, то какая бы толстая рубаха не была, ребра все равно сломаются. Кстати, у нас это была достаточно распространенная травма. Мы стали нарабатывать технику свиля, учились себя защищать, уходя с линии атаки.

Опять же до того как стали биться мы и не подозревали о необходимости подкольчужной рубахи, а когда одели в мороз на голое тело железо, то все сразу стало понятным. Я себе сплел рубаху из бельевой веревки, и она меня потом не раз спасала от пропущенного удара и от холода. Потом дрались на булавах и кистенях. Тут появлялось еще одно видение боя.

От оружия мы перешли к коллективным боям. Ведь надо было проверить, как работает техника сечи руками и ногами во все стороны, если рядом будут стоять товарищи. Ведь по идее, я должен буду попадать по своим. Значит, нужна какая-то особая тактика боя. Такая, как, например, у дружины Евпатия Коловрата. Они догоняли татар и, врезаясь в толпу, как кулак или лава, уже там рассыпались на пальцы.

— Вы устраивали бои «стенка на стенку»?

— Здесь надо четко определить задачи, что такое «стенка на стенку» и «свалка-валялка». Мы в своих исследованиях опирались на понятия профессиональной дружины, обученного воина-одиночки. И здесь нам больше интересен бой «свалка — валялка», когда работаешь на пределе своих возможности, когда отбиваешь нападение со всех сторон. Это подтверждало упоминание древних греков о руссах, которые не могут драться в пешем строю и у каждого в руках по два меча или топора. Что же касается поединков «стенка на стенку», то их практиковали не в княжеских дружинах, а в народе для того, чтобы выработать чувство локтя, чувство товарища. Ведь задача ополчения задержать врага массой своих тел и не дать проскочить ему в тыл. Подготовить почву для главного удара воинов-профессионалов. Как это было с запасными полками во время Куликовой битвы.

Именно поэтому «стенки» появились на Руси значительно позже, чем свалки-валялки. Кстати, положительные качества русского стеношного боя, в плане укрепления дисциплины, заметили еще в царское время, потому что известно, что императрица Екатерина 2 выпускала специальные правила, регламентирующие проведение стенок, и предписывала следить за неукоснительным их исполнением. Наверное, это было связано с предвоенной подготовкой молодежи. Ведь армейский строй схож со стенкой. Хотя бы тем, что для того, чтобы передать команду в бою надо орать, чтобы все услышали, а в штыковой атаке, это невозможно. А так один ключевой повернулcя, и все повернулись. Тоже самое, и в стенке. Ощущение локтя вгонялось до подсознания.

— Что вы чувствовали, когда на вас неслась такая же стена?

— По характеру психики мне тяжело выдержать стой. Если я вижу, что мне надо рвать вперед, то я рву. А в стенке, если я убегу, то подставлю своих друзей. Мне приходилось себя ломать. Наверное, это связано с тем, что в душе я ощущаю себя воином-профессионалом. Для них чувство локтя не обязательно, потому что он по определению не одинок. За ним стоят его предки, их слава. Если говорить обо мне, то я представляю дружину Невского. Я чувствую их поддержку, и такая связь с прошлым помогает не быть одиноким человек в любой ситуации. Мне стенка для обретения внутреннего равновесия не нужна. Но очень многим она сейчас просто необходима. Ведь на Руси танцы, хороводы, и те же самые стенки были призваны не только, для того, чтобы научиться сдерживать натиск врага, но и для внутреннего духовного общения, для отдыха. Сейчас люди очень разъединены, им тяжело собираться вместе. Надо либо принять сто грамм, либо найти еще какой-то способ для расслабления.

— Я слышал, что все подобные народные забава чаще всего проходили зимой и на льду реки. С чем это связано?

— На Руси всегда было плохо с дорогами. Продраться через лес было сложно. Тропинка позволяла идти только в ряд, а когда войско составляет несколько тысяч человек голова к голове, то они растянутся на многие километры. Это было не удобно. Поэтому ходили на ладьях по руслам рек. Так было легче ориентироваться и компактнее передвигаться. Зимой опять же река замерзала и становилась хорошей ровной дорогой, идя по которой нельзя заблудиться. Река была важным стратегическим объектом, поэтому и стенки проводились на льду. Отсюда и своеобразная техника ударов. Нельзя толкаться и бить, упираясь ногами в земли. На льду обязательно откатишься. Чтобы ее избегать нужно своеобразная прыгающая притаптывающая техника. Удар одновременно с прыжком. Кстати, такая техника естественна на любой скользкой поверхности — на льду, на мокрой земле и асфальте, на мраморе метро и на паркете. Отсюда и своеобразная техника ударов ног в обуви. Мы же все очень редко ходим босиком.

— Существовали на Руси еще какие-нибудь стили борьбы?

— Конечно: борьба на поясах, заручница на мизинцах. Но это все было не так развито, как первых три вида боя. Скорее всего, из-за слабого практического применения.

— И последний вопрос. Почему вы называете себя язычниками?

— Опять же из-за того, что мы видим свои корни в более древних русских традициях, начиная приблизительно со времен князя Игоря или Святослава, который повесил щит на врата Константинополя. В то время Русь еще не знала христианства. Но опять же термин «язычник» в том понимание, который я в него вкладываю, не является каким то политическим демаршем. Мне так проще понимать мир через идею трехглавия и общее равновесие, через поклонение одному единому мировому закону. Эта идея помогает мне никогда не входить в крайность…

Комментарий «Пути воина»: Очень часто общаясь с представителями различных единоборств, я заметил одну интересную закономерность. Все они готовы с пеной у рта доказывать, что их стиль самый эффективный и ничего лучше для реальной драке найти невозможно. Что для того чтобы чувствовать себя уверенно на улице, нужно заниматься только их стилем. Однако на поверку оказывается, что это далеко не всегда так. Подобное бахвальство очень часто может привести к печальным последствиям. Зафиксировано сколько угодно случаев, когда на улице один пьяный хулиган избивает обладателя черного пояса по каратэ или любому другому виду единоборств. Поэтому что бы не вводить читателей в заблуждение, мы попросили эксперта по боевым искусствам Мировой бойцовской корпорации Андрея Непогоду прокомментировать сказанное выше.

arrow_back_ios