Содержание

1

Последний день может стать первым

книга II

Тени прошлого – тени будущего

часть I

Не может быть свободен народ, угнетающий другие народы. Сила, нужная ему для

подавления другого народа, в конце концов, всегда обращается против него самого.

Фридрих Энгельс

Свобода – осознанное соотношение потребностей с действительностью. Как правило, об

этом не думают, не зная никаких ограничений, равно как, не зная ничего, кроме них.

Фридрих Айнер

Из кусочков прошлого складывается цельное будущее, как мы складываемся из кусочков

съеденной пищи.

Кот (украдено у Фридриха Айнера)

Настоящее сталкивает тени прошлого и тени будущего. Тени будущего станут будущим

только тогда, когда пройдут через тени прошлого.

Крысы – все сразу (источник – крысиные догмы)

(Ларс Стикк – командир первого взвода десятой роты третьего полка штурмового

подразделения А2 шестой армии AVRG. Уровень – N4, личный номер – 6056. Отчет в ментальном

формате)

…Объект молчит. И Айнер ушел… Тихо. Почти спокойно. Если бы не грызущие нас мысли, не

усталость, проползшая через натянутые нервы, – было бы похоже на обычную подготовку

штурмовой операции… Но этот штурм будет последним боем роты – и с победой, и с

поражением… Мы потеряем людей, технику… Мы погибнем… и знаем об этом – каждый офицер,

каждый боец… Каждый знает… и каждый молчит… Мы должны… Должны перейти предел –

подойти к концу, чтобы бросить ему эту войну прямо в разверстую глотку… Иначе он сожрет

всех… Иначе жизнь не сохранить никому… Если задачу не исполним мы, – не исполнит уже никто.

И если мы потерпим поражение – его потерпит и Штрауб. Он примет последний бой, который

уничтожит систему, – уничтожит все… Поэтому этим утром погибнем мы… Поэтому перед

смертью мы не должны допустить ни одной ошибки…

Капитан уронил тяжелую от этой тишины голову на руки. У него почти ничего нет. Ему

предстоит вести бой при одном отделении высших технических боевых единиц. Ульвэр не мог

допустить фоновый перехват. Мы скрыты этими экранами только здесь. Дальше – единственной

возможностью пройти незамеченными – будет лишь расчет вражеских патрулей. Пересечений быть

не должно, но случай может провести нас по границе зоны восприятия их разведчиков. С этим

Ульвэр нам ничем не поможет. Он не способен скрыть нас – может только временно скрыть нашу

цель… отсутствием фоновых сигналов высших боевых единиц. При перехвате будет похоже, что

Штрауб выслал обычную роту А2 с поручением простой разведки. Если мы будем обнаружены и

перебиты, – этот вариант не оставит Ульвэру дороги, по которой он сможет сделать следующий

шаг, но при обнаружении он даст нам еще один клочок времени. Враг ради роты А2 армии не

поднимет… По крайней мере, пока не поймет, что мы – смертники. А потом будет уже поздно…

Мы отрежем подходы врагу… Но перекрыты будут и наши отходные пути…

2

Необходимо продержать лишь короткий отрезок времени… И продержать его мы должны во

что бы то ни стало – не должны отпустить его ни живой, ни мертвой рукой… Нужно только

подключить щиты – отбить объект и подключить щиты… А после… Будь, что будет. Штрауб

получит энергию, мы – покой, пусть и вечный. Проведем зачистку мы или высланные вслед отряды

А1 – это большого значения иметь уже не будет.

Подключим щиты – запрем под ними “хранителей”… “Хранители” щиты преодолеть уже не

смогут… А нам из-под них уже будет просто не уйти… Мы блокируем подземные коридоры – не

только подходы к объекту врагу, но и наши от него отходные пути… Проведем конечный запуск – и

“растяжки смертников” не сможет пройти уже никто и ничто… К тому времени Штрауб возьмет

под щит и связной тоннель, и бункер, и близлежащие территории… Только нам предстоит… Под

щитом бойцы А1 с боем смогут подойти к объекту по земле, но это займет больше времени…

Простоим или нет – я не знаю. Это не важно… Это будет уже не важно… Но если мы допустим

ошибку… Допустим одну ошибку при расчете – то погибнем не одни мы… Это погубит Штрауб –

погубит всю систему… И наши смерти смогут только присоединить смерти другие… Просто наши

смерти уже не будут иметь значения… как и наши жизни, отданные этому риску…

– Стикк, проснись…

– Я не сплю, капитан.

– Унхай уже подготовил данные…

Унхай встретил мой взгляд с кремневой твердостью… Он никогда не служил ни мне, ни кому-то

arrow_back_ios