Содержание

- Галя, как ты можешь так спокойно предлагать мне такое?

- Но ведь ты сама сказала, что его отец сволочь...

- Отец, но не ребенок! Во мне - чудо, понимаешь? И я рада этому!

- Но ты ведь плакала!

- Плакала, - она согласно опустила глаза, и тут же решительно подняла их,- я плакала, потому что придется растить ребенка без отца. Плакала, потому что весь универ через пару месяцев начнет шептаться за моей спиной, обсуждая и осуждая.

- А твои родители, Вика? Как ты им скажешь?

- А я уже сказала. Маме.

- И?

- Она меня поняла. Поревела со мной, но не осуждает. Думаем вот, как папе сказать...

Я слушала Вику, а в мыслях вертелись слова тети Вали: "У тебя одна жизнь, и я не дам её испортить!"

Восемь месяцев назад

Шла вторая неделя моего домашнего ареста.

Данилу я не видела, но каждую ночь плакала в подушку.

Тетя Валя регулярно поливала его грязью, называя "нищебродом", она узнала, что он из семьи слесаря и продавщицы и у него два брата-автомеханика. Его работу она называла "прикрытием для альфонса", альфонсом же, по её мнению, был Данил. До меня он встречался с двумя девушками, и все они, по замечанию тети, были гораздо богаче него. После общения с первой, он открыл собственную дизайнерскую студию, вторая же подарила ему машину.

- Ты, конечно, догадываешься, что от тебя ему были нужны лишь деньги и связи?

- Тетя Валя, а где доказательства? За все это время, что мы встречаемся, он ни разу не попросил меня о деньгах, я даже в кафе за себя не расплачивалась! Он мне телефон новый подарил!

- Ты о той китайской подделке?

- Это не подделка, а айфон, - со слезами на глазах пыталась защищать любимого, но тетя всегда знала, как надавить на меня.

- Бедная Саша, хорошо, она тебя не слышит...

Еще через неделю, когда я уже готова была выть при упоминании Данилы, тетя позвала меня в кабинет.

- Тебе звонил Олег. Зовет на базу отдыха на все майские праздники.

- Тетя Валя...
- мой шок трудно описать: я поняла, что все это время, дорогая тетушка пыталась свести меня и Олега. Конечно, это было выгодно и ей и Владимиру Юрьевичу - бизнес! У отца Олега были финансовые трудности, которые могла решить тетя Валя, а так как они открыли общее дело, вполне возможно, она надеялась получить с моей помощью не какую-то его часть, а все целиком!

- Я позвонила Вере, через полчаса будь готова отправиться за необходимыми покупками. Денис с вами. Телефон отдам, твой альфонс, будь уверена, больше никогда и близко не появится.

- Что с ним?
- у меня вдруг сел голос и опустились руки.

- Тебя это не должно волновать, иди уже, Галина!
- она выпроводила меня за дверь.

Спустя два дня я ехала в машине Олега на базу отдыха. Собирались его друзья, собственно, сама база принадлежала его лучшему другу Валере. Нас ждали шашлыки у бассейна с подогревом, вечеринка с местным ди-джеем и одна спальня на двоих.

Когда мы приехали, Олег сделал вид, что смущен не меньше моего, из-за того, что нам придется ночевать вместе. А мне было по барабану, потому что в дороге я попросила его остановиться у аптеки и купила тест. Теперь я ждала, и едва Олег вышел за дверь, кинулась в ванную узнать: правда, или нет...

- Галя, детка, ты не пьешь? О, какая девушка мне досталась!
- пьяный Олег то и дело лез обниматься. Шашлыки удались на славу, под конец вечера народ ел их прямо в бассейне, впрочем, пили, курили, целовались и обнимались там же. Я сидела в шезлонге, желания присоединяться к массам не было. От запаха жареного мяса мутило, а от шума болела голова.

- У тебя такая грудь, детка, ты сводишь меня с ума, - шептал уже ползущий в мою сторону Олег. Да, не одна я заметила, что у меня появилась грудь...

- Я спать, в дверь не ломись, не пущу, - бросила Олегу плед, закутавшись в который просидела весь вечер, и ушла в комнату. Несмотря на закрытые двери, Олег как-то очутился в нашей спальне, я проснулась ночью от его храпа и перегара, но сил выкидывать его с кровати не было. Он был полностью голым, а в руках сжимал шампур с шашлыком.

На следующий день Олег чувствовал себя виноватым, посчитав, что приставал ко мне ночью, я же не стала его разуверять. Он без вопросов отвез меня обратно в город.

Тетя Валя злилась, из-за сорванных выходных с Олегом. Но какова же была её реакция, когда я сказала, что беременна!

- Тварь! Скотина! Козел!
- ругательства в адрес Данила сыпались из неё, не прекращаясь, около часа.

Наконец, тетя взяла себя в руки и велела мне собираться.

- Куда?

- В клинику.

- Но ведь праздники...

- Я позвонила подруге, это её клиника, для нас сегодня работает.

Врач, женщина-жертва пластических операций, осмотрела меня, сделала узи.

- Ну, Нелька, не томи, какой срок?
- чуть не трясла за плечи врачиху тетя.

- Шесть-семь недель.

Тетя Валя принялась считать.

- Нель, на каком сроке ребенок рождается преждевременно чаще всего?

- Валентина Михайловна, сейчас двадцать первый век и существует тест на ДНК, - укоризненно покачала головой врачиха.

Тетя Валя хотела обернуть ситуацию в свою пользу, но слова врачихи о тесте не оставили выбора.

- Аборт? Тетя Валя, нет! Нет, нет!
- я схватила со стула свои вещи и бросилась из кабинета. Я бежала по пустым коридорам клиники в поисках выхода, но его не было.
- Где же эта чертова дверь?!

- Галина, девочка моя!
- тетя догнала меня и попыталась обнять, а я вырывалась.
- Тихо-тихо, все, успокойся, ну что ты? Будут у тебя еще детки от Олега...

- Не хочу от Олега!
- ревела я, оседая на пол.

- Галиночка, ласточка моя, тихо! Послушай меня, я твоя тетя, я не посоветую плохого, сама же потом спасибо скажешь... А Данила-альфонс, зачем тебе его ребенок? Да и не ребенок там еще, так, сгусточек... Галиночка, девочка, послушайся меня...

Я ревела, сидя на полу и положив на живот обе ладони. Нет, живот был плоским, как и всегда, только сейчас под ладонями находилось маленькое тепло. Тепло моей любви.

- Нет! Нет, - уже тверже сказала я в лицо тете.

- Да. Да, - грустно возразила она.
- Я давала обещание Саше, что присмотрю за тобой. Не уберегла! Нужно исправлять свои ошибки, Галина. Подумай, что бы сказала твоя мама? У тебя одна жизнь, и я не дам её испортить!

Наши дни.

Вика привела себя в порядок и улыбнулась отражению в зеркале.

- Эти гормоны, странное настроение, то плачу, то смеюсь, - она мечтательно погладила свой живот, словно мысленно обращаясь к малышу, - все будет хорошо, все будет хорошо...

Как завороженная я следила за её рукой, а после слов, что все будет хорошо, разревелась. В туалет зашли было две студентки, но, увидев меня, развернулись. Вика обняла меня за плечи и стала успокаивать, покачивая, словно ребенка.

- Ну, что ты, что ты, Галя? Хочешь, позвоню Олегу, чтобы он тебя забрал? Нет? А твой водитель? Что? Не хочешь? А водички?

- Это я должна тебя успокаивать, - заикаясь, прошептала я.

- Все будет хорошо, Галина. Жизнь одна, все просто обязано быть хорошо!

- А если все уже было? Если все хорошее уже прошло?

- Значит, скоро будет еще лучше!
- девушка произнесла это с такой уверенностью в голосе, что мне захотелось поверить ей.

Я приехала в коттедж тети, ставший за два года домом. Зашла и увидела её. Сестру своей матери. Ту, что обещала оберегать и заботиться обо мне.

- Тетя Валя, а почему у тебя нет детей?

Она вздрогнула и уронила на пол сумочку. Судя по одежде, тетя собиралась на деловую встречу.

- Не получилось как-то...- она в растерянности опустилась на пол, подбирая раскатившуюся в разные стороны помаду, ключи и еще какие-то мелочи из сумочки.

- Ты заставила меня избавиться от ребенка, потому что когда-то сама через это прошла? Ты тоже, да?...

Хотела быть безжалостной и бить словами, но, увидев искаженное слезами лицо тети, смолкла.

Как я могу судить её, ту, что так похожа сейчас на мою маму? Как я могу обвинять её в собственной бесхарактерности? МНЕ было так удобнее, поэтому Я так и поступила. И, самое страшное, я бы поступила так вновь.

Но, поговорив сегодня с этой девочкой Викой, увидев её ладони, стремящиеся защитить нерожденного еще малыша, я поняла, что есть ошибки, которые исправить нельзя.

arrow_back_ios