Содержание

Польское вооруженное сопротивление, возникшее в ответ на политику, проводившуюся коммунистами, в основном было подавлено к середине 1940 г. Польские организации не имели опыта подпольной работы, их раздирали внутренние политические противоречия, да и большинство населения бывшей восточной Речи Посполитой относилось к полякам недоброжелательно. Только к середине 1940 года чекисты поняли, кто является их наиболее серьёзным врагом на территории Западной Украины.

На протяжении 1939–1941 гг. ОУН продолжала успешно набирать силу [52] . Боёвки, небольшие военно-террористические группы ОУН, участвовали в стычках с НКВД и даже РККА, а иногда убивали представителей советской власти на местах [53] .

52

Gross, Jan Und wehe, du hoffst… Die sowjetisierung Ostpolens nach dem Hitler-Stalin-Pakt 1939–1941. Basel-Wien, 1988. Passim.

53

Чугунов А. И. Граница накануне войны. M„1985. С. 102–110.

Сводка НКВД об антисоветских выступлениях во всём бескрайнем Советском Союзе в мае 1941 г. сообщала: «Наибольшую активность продолжают проявлять антисоветские организации украинских националистов на территории западных областей УССР… До настоящего времени большинство террористических актов остается нераскрытым» [54] .

Отряды бандеровцев проникали по приказу Провода ОУН (б) с территории захваченной немцами Польши на территорию советской Украины для налаживания подпольной сети и подготовки восстания на случай войны. Но большая часть украинских политических активистов все же стремилась выбраться из советского рая на территорию Генерал-губернаторства [55] . По некоторым оценкам, с сентября 1939 г. по июнь 1941 г. в захваченную немцами Польшу перебралось около двадцати тысяч украинцев. Нацистский режим считал украинских антикоммунистов временным союзником в грядущей борьбе с СССР, и уж во всяком случае, не врагами.

54

Органы Государственной безопасности в Великой Отечественной войне. Т. 1. Кн. 2…, док. № 253. С. 240–241.

55

См., например: Органы Государственной безопасности в Великой Отечественной войне. Т. 1. Кн. 2, док. № 65,66.

Германское руководство не вмешивалось в конфликт между ОУН(б) и ОУН(м), однако в целом было готово к сотрудничеству с ними в грядущем столкновении с большевизмом. В конце 1940 — начале 1941 гг. руководство обеих ветвей ОУН было уверено в скором германо-советском конфликте и приняло решение выступить в качестве союзника Германии.

По инициативе ОУН(б) при Вермахте были созданы два учебных отряда для подготовки офицерского и сержантского корпуса возможной в будущем украинской армии. Весной 1941 г. в этих отрядах создаются два украинских батальона — «Нахтигаль» («Соловей») и «Роланд».

22 июня 1941 г. началась советско-германская война, которая стала важнейшим рубежом в истории ОУН.

1.3. Вооруженные формирования. ОУН в сотрудничестве с нацистской Германией

«Никогда нельзя позволить, чтобы кто-нибудь, кроме немца, носил оружие!

Это особенно важно; даже если сперва представляется простейшим, чтобы получить вооруженную помощь каких-то чужих покоренных народов. Это неправильно! Однажды, это неминуемо и безусловно, они ударят по нам. Лишь немец может носить оружие, а не славянин, не чех, не казак или украинец!»

Адольф Гитлер, 16 июля 1941 г.

Книга об УПА будет неполной, если не коснуться такого вопроса, как украинский военно-политический и военно-полицейский коллаборационизм, то есть активное сотрудничество украинцев с нацистской Германией в период Второй мировой войны.

Советская историография ставила знак равенства между оу-новцами, с одной стороны, — и служившими непосредственно нацистам украинскими полицаями, солдатами фронтовых частей, бойцами украинской дивизии СС «Галичина», с другой.

Конечно, дело обстояло далеко не так.

Обе стороны — ОУН и Третий Рейх — преследовали свои собственные цели, а периоды враждебности сменялись периодами компромисса и сотрудничества перед лицом общих врагов: Польши и СССР.

Да и сотрудничество было разного свойства.

В упомянутой статье Марка Солонина по традиции все гребутся под одну гребёнку: «…Сформированная с непосредственным участием ОУН и укомплектованная в значительной степени бандеровскими активистами „вспомогательная (вспомогательная по отношению к немецким оккупационным властям!) полиция" продолжала лютовать на оккупированной территории Украины; исправно сотрудничала с оккупантами и местная администрация городов и сёл, созданная “походными группами” ОУН. Где и когда была ещё в истории ситуация, когда одна половина организации (источник «статистики» не назван. — А. Г.) „борется в подполье" а другая — служит в полиции и зверски расправляется с реальными подпольщиками и партизанами?» [56] .

56

Солонин М. Нет блага на войне…, с. 140–141.

Подобная практика была повсеместно распространённой, наиболее близкий пример возьмём из инструкции УШПД 1943 г. об оперативном использовании коллаборационистов: «Есть… категория служащих в немецком аппарате, которые работают у немцев по заданию [советских органов]» [57] .

«Засланные казачки» НКВД и других силовых структур СССР по долгу временной службы «лютовали на оккупированной территории», а при случае не упускали возможность самостоятельно, а то и немецкими руками «зверски расправиться с реальными подпольщиками и партизанами» из лагеря националистов.

57

ЦДАГО. Ф. 61, on. 1, спр. 275, арк. 143.

Диссидент Зорян Попадюк спустя много лет после описываемых событий пояснил сокамернику главный смысл агентурного проникновения ОУН в вооружённые коллаборационистские сруктуры: «У нас полицаи разные были… Немецких подстилок достаточно набралось… Но были люди в полиции, которые поступили туда по заданию ОУН. Требовалось оружие. Они прошил в полицию, забрали массу оружия и потом этим же оружием так поджарили тех же немцев и советы» [58] .

Московский историк Михаил Семиряга в своей книге «Коллаборационизм» предложил следующую классификацию форм украинского коллаборационизма:

58

Хейфец М. Избранное. В 3 т. Т. 3. С. 137.

— политическое сотрудничество украинских националистических лидеров на территории Польши еще до агрессии Германии против Советского Союза;

— военные формирования, созданные ОУН при покровительстве немцев;

— украинская или украинско-немецкая вспомогательная полиция под немецким управлением и имевшая широкие полномочия по поддержанию местной безопасности; украинская казарменная полиция, принимавшая участие в еврейских погромах, в транспортировке евреев в лагеря и в их охране;

arrow_back_ios