Содержание

В состав дивизии вошли: штаб, штабная рота, отдел связи, полевая жандармерия, топографическое отделение, саперный батальон, истребительно-противотанковый дивизион, запасной батальон (офицерская школа), отдельный разведывательный отряд, 5 пехотных полков, артиллерийский полк и полк снабжения. Общая численность — 20 000 человек {37} .

На ее вооружении имелось: 10 танков Т-34, 10 самоходных артиллерийских установок, 12 тяжелых полевых 150-мм гаубиц, 42 — 75-мм орудия, 6 тяжелых и 29 легких орудий, 31 противотанковое 75-мм орудие, 10 зенитных 37-мм орудий, 79 гранатометов, 563 станковых и ручных пулемета и 20 огнеметов {38} .

Кратко остановимся на некоторых ее командирах.

Командир 1-й пехотной дивизии (генерал-майор РОА) Буняченко Сергей Кузьмич (1902—1946). Украинец. Из крестьян. В Красной Армии с 1918 г. Образование: двухклассная сельская школа, Харьковские курсы младшего комсостава, Киевская военная школа, Военная академия им. Фрунзе. Участник Гражданской войны, участник боевых действий у озера Хасан. С февраля 1940 г. начальник штаба 26-го стрелкового корпуса (пос. Сергиевский Уссурийской обл.), полковник (1938 год). В марте 1942 г. назначен командиром 389-й стрелковой дивизии. На Закавказском фронте с 9 августа 1942 г. на Грозненском направлении. С 31 августа в распоряжении, отдал приказ о взрыве моста на участке Моздок — Червленное, в результате чего часть войск 9-й армии не завершила переправу и осталась на другом берегу. Снят с должности, арестован и отдан под суд. Осужден к расстрелу, с заменой расстрела 10 годами ИТЛ с отбытием после войны. С 7 октября — командир 59-й отдельной стрелковой бригады 9-й армии. 14 декабря объявлен виновным в разгроме 59-й стрелковой бригады, захвате противником Старого Уруха и прорыва фронта на Орджоникид-зевском направлении, подлежал аресту. Ночью 16-го в районе с. Дзуиариково (25 км западнее Орджоникидзе) при следовании на огневую позицию артдивизиона захвачен румынской разведгруппой. Содержался в разных лагерях военнопленных, а 7 мая 1943 г. подал рапорт о вступлении в РОА {39} .

В 1938 г. характеризовался, как «морально неустойчив, над собой не работает. Срок выслуги в звании продлен». В 1937 г. за выступление на партийном собрании против политики коллективизации был исключен из партии с последующей заменой (1938) строгим выговором. Есть версия, что, получив предупреждение о выезде представителей прокуратуры, Буняченко ушел через линию фронта. По воспоминаниям командира 1-го полка 1-й дивизии РОА А.Д. Архипова, Буняченко был «груб с подчиненными, даже с офицерами, мало был знаком с элементарными правилами такта и этики и имел тенденцию к дешевой популярности» {40} . Начальник немецкой группы связи при дивизии майор Г. Швеннингер отзывался о Буняченко так: «Грубый, бесцеремонный, целеустремленный, упорный и настойчивый в достижении целей. Внешняя неуклюжесть и грубость скрывают природную хитрость. Он, насколько я смог узнать, был мало открыт даже для своих товарищей. Развязан в отношениях с женщинами, но также беспощаден и к самому себе. Скрывает сильную нервозность при помощи самообладания. Среднего роста, коренастый, полный, слегка неуклюж, татарский разрез глаз, обритая голова, низкий, хриплый голос. По немецким понятиям выглядит, скорее, как мясник, чем как офицер. Неухоженный» {41} .

Начальник штаба 1-й пехотной дивизии (подполковник РОА) Николаев Николай Петрович (1911—1945). Русский. Из мещан Московской губернии. В Красной Армии с 1932 г. Образование: 9 лет средней школы, 3-й курс электротехникума им. Красина, Ленинградская военная школа связи, Военная академия им. Фрунзе. В ноябре 1940 г. назначен старшим помощником начальника 1-го отделения оперативного отдела штаба 12-й армии, капитан (1940 год). Войну встретил на Юго-Западном фронте, на Винницком направлении. 10 августа 1941 г. при выходе из окружения в районе Умани был ранен в ногу и взят в плен. Бежал из лагерного лазарета, но был вторично взят в плен. В июне 1942 г. под влиянием приехавшей в лагерь группы вербовщиков дал согласие служить в РННА. Из характеристики Николаева майором Г. Швеннингером: «Человек с чрезвычайно сильной самодисциплиной… очень умный, произвел на меня впечатление образованного. Вполне вежлив, энергичен. Прилично себя ведет, чистоплотен и дружелюбен. Внешность: маленький, слегка коренастый, но при этом хорошая фигура. Странная четырехугольная голова, темно-русые гладкие волосы, здоровый румянец лица, суженные глаза, НКВД-лицо. Привычки: встает рано, ложится поздно, работает много и интенсивно. Для советского русского — имеет хорошие манеры. Насколько я смог узнать, был популярен среди русских офицеров» {42} .

Командир 1-го пехотного полка (полковник РОА) Архипов Андрей Дмитриевич (1893—1979). Русский. Из мещан Таврической губернии. Образование: Ялтинская гимназия, Алексеевское военное училище в Москве, ЗВВНК систематического изучения военного дела Генерального штаба генерал-лейтенанта Н.Н. Головина [4] . Участник Первой мировой войны, участник Гражданской войны на стороне белых. С 1920 г. в эмиграции, работал таксистом. В мае 1942 г. при посредничестве руководства 1-го (Французского) отдела РОВС в группе чинов Союза и белых эмигрантов прибыл в Смоленск в распоряжение командования 9-й армии вермахта. Был откомандирован в Духовщину Смоленской области для службы в формировавшемся восточном батальоне для борьбы с партизанами. С июня 1943 г. в Дабендорфе — помощник командира 1-й роты по строевой части. Командир 2-й роты(1943—1944). С апреля 1944 г. — командир курсантского батальона. С ноября 1944-го командир 1-го полка 1-й дивизии РОА {43} .

4

Зарубежные высшие военные курсы Белой эмиграции, созданные в 1927 г. военным ученым бывшей Русской императорской армии Н.Н. Головиным как преемники Императорской Николаевской военной академии в эмиграции. Курсы были созданы для обучения военным наукам кадров будущей Русской армии.

Командир 2-го пехотного полка (подполковник РОА) Артемьев Вячеслав Павлович (1903—1974). Русский. Из крестьян. В Красной Армии с 1918 г. Образование: 2 класса трудовой школы, Объединенная военная школа ВЦИК, 1-я Московская кавалерийская школа, Киевская объединенная школа командиров им. С.С. Каменева, 1-й курс вечерней Военной академии РККА. Участник Гражданской войны. С декабря 1939 г. — начальник штаба кавалерийского полка. С сентября 1941 г. — помощник начальника оперативного отделения штаба 81-й кавалерийской дивизии. В январе 1942 г. назначен командиром 216-го кавалерийского полка 81-й кавалерийской дивизии, майор (1942 г.). С августа по февраль 1943 г. на учебе при Военной академии им. Фрунзе. С марта 1943 г. — заместитель командира по строевой части 46-го гв. кавалерийского полка 6-го гв. кавалерийского корпуса. 1 сентября 1943 г. при выезде на командный пункт 48-го кавполка попал в плен. До июня 1944 г. содержался в особом опросном лагере, а затем подал рапорт о вступлении в РОА. Примечательно, что Артемьев в 1938 г. был уволен из армии в запас в аттестационном порядке по служебному несоответствию. В дальнейшем был призван на усиление 79-го запасного полка НКВД в Ташкент. Последняя должность начальник штаба ВОХР Карлага НКВД СССР. В декабре 1939-го был возвращен в кадры Красной Армии {44} .

Командир 3-го пехотного полка (подполковник РОА) Александров (Рябцев до 1942 г.) Георгий Петрович (1897—1945). Русский. Из крестьян Ярославской губернии. В Красной Армии с 1920 г. Образование: Семилетнее высшее начальное училище, Кронштадтская школа юнг, двухгодичная электротехническая школа, Новочеркасские курсы повышения квалификации комначсостава. Участник Первой мировой войны, участник Гражданской войны. До января 1926 г. — начальник заставы 5-го Сестрорецкого погранотряда. Уволился, работал электромехаником, электромонтером, монтером-электриком. В 1935-м призван в кадры РККА. В апреле 1941 г. назначен командиром 539-го стрелкового полка 108-й стрелковой дивизии, майор (1941 г.). Участник обороны Минска (июнь—июль). При выходе из окружения взят в плен. С сентября 1942 г. — переводчик при рабочей команде военнопленных. Весной 1944 г. подал рапорт о вступлении в РОА. В ноябре 1944 г. назначен командиром 3-го полка {45} .

Командир 4-го пехотного полка (полковник РОА) Сахаров Игорь Константинович (1912—1977). Русский. Из потомственных дворян Оренбургской губернии. Образование: общее среднее в Берлине. Участник Гражданской войны в Испании. В первой половине 30-х годов служил в армиях Аргентины, Уругвая и Китайской республики. Весной 1942 г. принял участие в формировании русской экспериментальной части из советских военнопленных в тылу группы армий «Центр». В совершенстве владел немецким языком, отличался воспитанием, аристократическими манерами и лоском. Летом 1944 г. назначен оперативным адъютантом А.А. Власова. В марте 1945-го завершил формирование 1604-го русского пехотного полка. С апреля командир 4-го пехотного полка 1-й дивизии {46} .

Командир 5-го пехотного (запасного) полка (подполковник РОА) Максаков Петр Константинович (1898 — неизв.). Русский. Из крестьян. В Красной Армии с 1918 г. Образование: 4 класса гимназии, полковая учебная команда, экстерном экзамен за курс нормальной военной школы при Краснознаменной военной школе им. Ленина, Высшие стрелково-тактические курсы усовершенствования командного состава «Выстрел». Участник Первой мировой войны, участник Гражданской войны. С 1923 по 1935 проходил службу в конвойных войсках. В 1939 г. — преподаватель тактики снайперского сбора, преподаватель тактики батальона начсостава запаса Казанского пехотного училища, преподаватель тактики на курсах «Выстрел», майор (1939 г.). Последняя должность и обстоятельства пленения неизвестны. В плену с 21 сентября 1941 г. Весной 1943 г. подал рапорт о вступлении в РОА {47} .

arrow_back_ios