Содержание

Вот что пишет об этом в своих мемуарах Альберт Шпеер: "Вскоре после назначения Поссе Гитлер продемонстрировал ему все свои сделанные ранее приобретения у себя в бомбоубежище, где вообще хранил свои сокровища. Для Поссе, Гитлера и меня принесли кресла, и эсэсовская обслуга одну за другой демонстрировала нам картины. Гитлер нахваливал свои любимые полотна общепринятыми формулами, однако Поссе не поддался ни на положение Гитлера, ни на его подкупающую любезность. Профессионально и неколебимо он отверг многие из этих чрезвычайно дорогих приобретений: "не подходит" или "не соответствует уровню галереи, как я ее себе представляю". Как и обычно, когда Гитлер имел дело со специалистом, он безропотно принимал критику" [42] .

42

Шпеер А. Воспоминания. С. 247.

* * *

Поссе с энтузиазмом взялся за дело. На него работали десятки антикваров и секретных агентов гестапо, рыскавших по Европе в поисках экспонатов. Поссе имел приоритетное право на отбор вещей. Поначалу это была живопись, но в июле 1941 года шеф Имперской канцелярии Г. Ламмерс наделил его правом отбора "также и на конфискованные скульптуры, книги, мебель, геммы, оружие, ковры и т. д. в случае, если они могут считаться произведениями искусства". Поссе выбирал или покупал только шедевры старых мастеров, уникальные драгоценности и редкий антиквариат. Хотя окончательное решение, прислушиваясь к его советам, принимал Гитлер. Это называлось "прерогативой фюрера", и на отобранную им вещь уже никто претендовать не мог.

Методы собирательства были брутально просты. Сразу после оккупации какой-либо страны все художественные ценности "врагов" и "неполноценных народов" объявлялись "прерогативой фюрера" и поступали в распоряжение Поссе, который отбирал лучшее для "миссии Линц". У евреев он имел право забирать всё. К прочим применялись уговоры и меры психологического воздействия. Владельцу нужного Гитлеру шедевра Поссе делал предложение, от которого тот не мог отказаться, не рискуя своей судьбой. В итоге шедевр переходил к Поссе. В октябре 1942 года лейб-искусствовед фюрера вынудил потомков известного австрийского аристократа, бывшего министра иностранных дел Австро-Венгерской империи графа Оттокара Чернина, продать ему за 1,75 млн рейхсмарок шедевр Вермера "Художник и его модель". Хотя ранее Чернин отказался продать картину американскому миллиардеру Эндрю Меллону за 6 млн долларов — в 14 раз дороже! Аналогичным способом, в нарушение законов рейха, Поссе купил за 700 тыс. рейхсмарок у некоего доктора Лебера шедевр Тициана "Венера и Купидон".

14 декабря 1939 года Поссе доложил Борману о первых результатах работы в Австрии, где в его распоряжении оказалась богатейшая коллекция произведений искусства Луиса и Альфонса фон Ротшильдов, а также собрания Бонди и польского графа Ланцко-ронского, в которых кроме живописи находились "античные произведения из мрамора". Отобранные Поссе 1695 особо ценных работ сначала были размещены в хранилищах на территории Австрии. Но в октябре 1942 года Поссе распорядился, чтобы 88 наиболее ценных картин из собрания Ротшильдов ("Мужской портрет" Рембрандта, "Мальчик и девочка" Лукаса Кранаха Старшего, шедевры Ван Дейка, Халса, Стена, Метсю, Ватто и других выдающихся мастеров) и элементы убранства ротшильдовских дворцов были перевезены в монастырь Кремсмюнстер в Германии.

Отбор вещей для музея фюрера был строжайший. Из многих тысяч конфискованных в Австрии произведений искусства в октябре 1939 года Ханс Поссе отобрал лишь 85 бесспорных шедевров. Однако 31 июля 1940 года 20-страничный список отобранных для музея в Линце вещей включал уже 469 картин выдающихся мастеров XV–XIX веков всех ведущих европейских школ" из которых 327 происходило из частных коллекций в Вене. Из них 324 картины предназначались непосредственно для экспозиции музея, а 17 полотен составляли "резерв для декоративных целей". Право второй и третьей руки после Поссе имели по ранжиру все нацистские бонзы, начиная с гауляйтера Австрии, бывшего вождя гитлерюгенда Бальдура фон Шираха, и кончая высшими чинами рейха в Берлине.

* * *

Клондайком для музея фюрера в Линце стали Нидерланды, куда осенью 1940 года прибыл Поссе. Он квартировал в Гааге, а в местном отделении Роттердамского банка для него был открыт специальный счет, на который из Берлина переводились деньги для закупок произведений искусства. До 23 января 1942 года на этот счет поступило 7,5 млн рейхсмарок, в последующие полгода еще 2,7 млн, потом еще. И деньги были потрачены не зря. 28 ноября 1940 года Поссе доложил Борману, что "в последующие дни в дом фюрера в Мюнхене будет отправлена первая часть преимущественно голландских приобретений (48 картин и скульптур)". А затем последовала серия докладных. 15 января 1941 года в Берлин были отправлены рисунки из знаменитого собрания Ф. Кёнигса. 25 июля 1941 года — 18 картин старых европейских мастеров, включая шедевры Тинторетто, Ватто и Гойи. 30 июля Поссе сообщил о перспективах приобретения "Натюрморта с павлином" кисти Рембрандта. А 25 февраля 1942 года в Берлин из Гааги было отправлено 26 живописных полотен, включая три картины кисти Рубенса, "Мужской портрет" Рембрандта, "Выдачу невесты" Стена, "Несение креста" Брейгеля Младшего и другие.

В Голландии Ханс Поссе работал в тесном контакте с Каем Мюльманом, а суть избранной ими тактики сводилась к оказанию давления на владельцев частных коллекций с целью принудить их к продаже своих сокровищ по заниженным ценам. Именно так была куплена лучшая часть коллекции бежавшего из Германии в Голландию банкира Фрица Мангеймера, внезапно умершего в августе 1939 года, из-за чего его банк оказался в тяжелом финансовом положении и был вынужден погашать долги, продавая картины усопшего хозяина. Узнав об этом, Поссе сообщил Борману о возможности недорого приобрести это великолепное собрание, из которого им для музея в Линце было отобрано 68 картин старых мастеров, включая работы Брейгеля Старшего, Рубенса, Рембрандта, ван Рейсдаля и Каналетто. 4 февраля 1941 года Поссе получил на это добро. Расставаться с сокровищами задешево владельцы не хотели. Но Поссе сказал им: "…если я не получу картины, то их конфискует, как вражеское имущество, гауляйтер Шмидт". Довод подействовал, и хозяева отдали ему за 5 млн гульденов (около 7 млн рейхсмарок) великолепную коллекцию, стоившую намного дороже.

20 апреля 1941 года Поссе и Мюльман вынудили детей швейцарского профессора Отто Ланца продать за 2 млн швейцарских франков и 350 тыс. обесцененных голландских гульденов потрясающую коллекцию из 431 произведения искусства. Она включала в себя 132 полотна итальянских живописцев XIV–XVIII веков, 60 скульптур, более 60 предметов из бронзы и барельефов, а также античную мебель. Переговоры о покупке коллекции, которую братья Ланц по глупости привезли из Швейцарии на выставку в Амстердам, Поссе начал еще осенью 1940 года. В начале января 1941-го он попросил выделить ему деньги для покупки коллекции "по заданию фюрера". 13 января начальник Имперской канцелярии Ламмерс дал указание Министерству экономики выделить Поссе требуемую сумму в швейцарских франках и гульденах. А 26 января Борман директивно уведомил генерального комиссара в Голландии Шмидта-Мюнстера, что "сделка должна быть заключена". И она была заключена. Правда, владельцы собрания получили вместо трех миллионов швейцарских франков лишь два, но это уже детали.

Таким же образом Поссе получил уникальную графическую коллекцию жившего в Голландии немецкого банкира Франца Кёнигса, включавшую более 2,5 тыс. великолепных рисунков старых мастеров и ряд шедевров живописи (в частности, работы Ван Гога и Сезанна). Кёниге двадцать лет собирал свою коллекцию и был совладельцем банка, через который оплачивались покупки произведений искусства для Гитлера. Оказавшись в тяжелом финансовом положении, в 1933 году Кёнигс заложил коллекцию в голландский банк "Лиссер-Розенкранц", директором которого был Зигфрид Крамарский. А к 1935 году, как сказано в голландском каталоге 1989 года, коллекция Кёнигса "стала собственностью еврейского банка Крамарского". Пока тот владел коллекцией, она выставлялась около двадцати раз, в том числе в 1938 году в Мюнхене, а в 1939-м в Кёльне, на родине Кёнигса. Никто на нее не покушался, хотя живший в Голландии Крамарский был гражданином Германии, а по нацистским законам все еврейское имущество подлежало конфискации. Хранилась коллекция Кёнигса — Крамарского в роттердамском Музее Бойманса.

arrow_back_ios