Содержание

Аннотация:

Завершена вторая книга цикла об альтах. Отношение этой книги с предыдущей сложные. Удачная охота - это вспышка, яркая и быстрая. Вторая книга более вдумчива, основательна, имеет многоуровневую интригу. В первой книге герои знакомятся, любят, это в больше степени любовно-приключенческий роман, нежели что-то ещё. Во второй книге герои уже не столько любятся, сколько работают: альты здесь занимаются гашением гражданской войны в соседнем государстве. Здесь много политики, есть боёвка, но есть и иные приключения, напрямую не связанные с боем. Много социального элемента, от отношений в родах и до большой политики. Здесь получают дальнейшее развитие намеченные в первой книге персонажи, появляются новые. Скажу больше: здесь появляются очень интересные типажи, которым в дальнейшем ещё предстоит сыграть ключевую роль. Предупреждаю, что книга имеет только промежуточное окончание. Её основная мысль завершена, однако гражданская война ещё и не думает потухать, соответственно, ждите третью книгу. Именно там всё и решится. Ну... или почти всё.

Пролог

Солнце давно село, и ночным светилам следовало бы утвердиться на небосклоне, но обложенное облаками небо не давало им такой возможности. Однако кромешной тьмы не было и в помине, по холмам и полям скакали причудливые тени от далёких огненных всполохов. Огонь отражался и в зеркальной глади реки, на которой стоял большой человеческий город, от чего вода словно бы пенилась, кривилась и вообще вела себя не как вода, а, скорее, как отражение пламени. Это горели некоторые городские поместья и дома вокруг площадей, ставших эпицентрами чудовищных магических баталий.

Огненные блики плясали и в нечеловечески прекрасных глазах двух альт, замерших в седле на одном из холмов. Лошади под ними, словно впитав состояние душ всадниц, стояли также недвижимо, даже не всхрапывая и не поводя головами. Вся осанка альт демонстрировала запредельное напряжение, и их состояние покоя больше всего походило на состояние натянутой тетивы боевого лука: в их обманчивом спокойствии точно также таилась энергия, готовая в любой момент вырваться в едином порыве. Лица женщин вдали от чужих взглядов не скрывали кипящей лавы эмоций, отражая щемящую тоску и вселенскую грусть, которыми полнились их сердца. Но, несмотря на внешнее безмолвие, дамы вовсе не были погружены в себя, они вели активный мысленный диалог.

"Они опять убивают, сестра! Столько боли и ненависти позади, словно это чувства альт, а не людей!"

"Не забывай ещё добавить страх, который альты узнали как эмоцию только от людей".

"Как ты можешь быть такой чёрствой, сестра!"

"Ты же чувствуешь мои эмоции, они ещё ярче твоих. Просто ты молода и не можешь ещё отделять сердечную боль от разума. Да и натура у тебя слишком чувствительная..."

"И всё же, скажи мне, почему они убивают? Ведь эти роды имели власть, пусть не такую большую, как другие роды, но ведь имели! Никто на неё не покушался, их благополучие не было под угрозой".

"Мы тоже убиваем, сестра. Конечно, ты не участвуешь в охотах на самую гнусную часть человеческого общества, но недавно в соседней Веронской империи вершилась кровная месть, там тоже было много крови. Да, эту кровь нас вынудили пролить, но от этого она не перестаёт быть кровью".

"Что ты такое говоришь, сестра! Мы убиваем, отвечая на смерть, и для поддержания баланса, без которого наш народ ждёт страшная участь. А для чего убивают они?"

"Ты прекрасно знаешь ответ на этот вопрос, сестра. Но раз тебе так хочется выговориться, облегчить ношу сердца, я отвечу. Монаршая власть от бога - это сказка для человеческих простолюдинов. Их монарх постоянно мечется между подлинными властителями страны - крупными дворянскими родами, стараясь соблюсти баланс интересов между ними, как мы соблюдаем его между государствами. Но иногда он ошибается, или не показывает должного рвения, и тогда роды вгрызаются друг другу в глотки. А для чего? Для усиления своего влияния, для уничтожения надоевших своими бесконечными кознями врагов, в общем, для выживания на политических высотах. Мы здесь видим лишь последний акт этой драмы, и крови сейчас проливается несравненно меньше, нежели во время рутинного противостояния родов при сильном монархе. В Глации ситуация усугубляется ещё и тем, что здесь нет даже монарха, всё держится на шатком балансе сил в Совете Магов. Так что сейчас, сестра, мы видим истинное лицо любого человеческого государства, скрытое в обычное время за маской законности, богобоязненности и харизмы всесильного монарха".

"Твои слова в точности передают смысл одной из глав "Песни свободы". Неужели в этом смертоубийстве нет ничего особенного, ничего, что не было бы разложено по полочкам автором этой великой книги?"

"А, вот что тебя волнует, сестра! Не знаю... Если не считать того, что никто не попытался договориться с нами перед началом бойни".

"Да. Ты права, сестра. Не только не попытался договориться, но ещё и сознательно пошёл на убийство альты", - женщина на секунду прервала своё напряжённое созерцание, и обернулась к крупу лошади, через который был аккуратно перекинут свёрток в рост человека.

"Не просто какой-то альты, нападение было совершено на всех сестёр, находящихся в этот момент в городе. Они определённо пытались нас уничтожить. Если бы не помощь наших человеческих друзей, оставшихся людьми в лучшем смысле этого слова даже в столь тяжёлое время, нам с тобой не удалось бы уйти из ловушки".

"Как хочется вернуться и ответить на брошенный вызов! Они же бьют по самому хорошему, что есть в них же самих. Я предпочла бы принять бой, чем убегать, подставляя наших друзей под удар. Ведь может так получиться, что, когда мы вернёмся сюда вновь, многих из них уже не будет в живых".

"Не спеши, сестра. Мы с тобой сейчас вдвоём ничего сделать всё равно не сможем, слишком большие силы там сцепились. Единственное, что мы можем сделать - это побыстрее довести до остальных сестёр детали трагедии. Я думаю, что мы не только должны доложить обо всём произошедшем Совету, но ещё и предупредить всех сестёр, живущих на территории Глации. В первую же очередь необходимо воспользоваться связующим шаром в поместье Таисии", - и лишь осознав в полной мере эту истину, альты, не сговариваясь, пустили коней с места в галоп.

Однако молодую альту совершенно не удовлетворил разговор с сестрой. В её глазах стояли слёзы, она до сих про слышала отголоски эмоций умирающих и убивающих людей, ужас простых обывателей перед чудовищной силой схлестнувшейся в городе боевой магии высшего порядка. Но ещё больше её поразило то, как умерла её сестра, в понимании альт не являющаяся даже воином. Перед глазами то и дело проносились образы произошедшей трагедии, и даже стремительная скачка не позволяла отрешиться от бури эмоций.

А посидеть на дорожку?

Скромный обед на большом столе в просторной и светлой обеденной зале стасиного поместья смотрелся по меньшей мере нелепо, но таковы альты: им глубоко наплевать на подобные несуразности. Обед должен быть свежим и вкусным, зал красивым и уютным, а всё остальное - уж извините, удел помешанных на чревоугодии человеческих богатеев. Мне же, с раннего детства привыкшему к спартанскому образу жизни, нужно было от жизни не больше альт, разве что мясо должно быть худо-бедно пожаренным.

За более чем две недели, прошедшие с момента нашей совместной охоты, я успел войти в график почти круглосуточной деятельности, привычный альтам, освоился в огромном поместье, но так и не понял, кто же тут для меня жарит мясо и вообще готовит привычную человеческому желудку пищу. Никого из людей в доме не было, так что мне оставалось подозревать гномов, но что-то слабо верилось в их любовь к человеческому кулинарному искусству. Мною они были замечены за потреблением только одного человеческого продукта, и был он, как несложно догадаться, чрезвычайно спиртосодержащим. Гномы даже пытались меня привлечь к этому делу, но я хорошо усвоил урок двух альт, и старался жить в их доме по их правилам, то есть вообще без спиртного.

Вот и сейчас мой обед не был сдобрен солидной крынкой вина, как некогда частенько бывало в офицерской казарме. Мясо, картофель и зелёный салат были призваны утолить голод и снабдить тело необходимой энергией, которой с моими запредельными физическими нагрузками вечно не хватало. На ум пришла интересная мысль, и я решил кольнуть мило рвущую клыками мясо и заедающую его травками Викторию.

- Милая, альты не дают мне вина, теперь ещё и этот салатик... Думаешь, такая пища поможет мне самому стать альтом?

- Котик, я тебя не держу - иди и надирайся хоть до поросячьего визга. Только...
- женщина сделала паузу, чтобы откусить ещё кусочек мяса, при этом очень эффектно облизав выступившую на мясном шматке кровь, - мне при этом на глаза не попадайся.

Мы поулыбались друг другу, оценив шутливую пикировку, а затем возлюбленная решила меня немного пожурить.

"Я же научила тебя общаться мысленно. Так принято у альт, почему же ты даже наедине со мной избегаешь этого?"

- Наедине я предпочитаю слышать твой божественный голос. Почему ты так упорно прячешь от меня его созвучия?
- на мой комплимент, сдобренный солидной порцией эмоций, женщина расплылась в улыбке, даже зажмурилась от удовольствия.

- Хотела тебя повоспитывать, а вместо этого опять таю от твоих слов. Никак не могу привыкнуть к такой беззащитности перед обаянием человека, пусть и возлюбленного, - пожаловалась мне альта, отпив из фужера родниковой водички.

- У меня другая проблема: временами мне сложно сдерживать свой норов, но ради тебя я очень стараюсь. Насчёт же голоса... Дело не только в твоём голосе, мне вообще кажутся дикими эти молчаливые разговоры, словно и не живые создания общаются. Ты ведь никогда не смотрела на общение альт с точки зрения людей и иных созданий, привыкших к шумному говору?
- мне хотелось довести до свой женщины все нюансы моего отношения к затронутому ею вопросу, и по выражению лица и эмоциональному фону я видел, что это мне удаётся.
- Голос не только передаёт слова и эмоции, он ещё как фон, гасит окружающие звуки, преодолевает их, создаёт живость, веселье. Возможно, это только иллюзия, привычка, но очень сложно от неё избавиться, жизнь без этой привычки оказывается менее яркой.

arrow_back_ios