Содержание

Небольшую, но активную подпольную организацию в селе Рясники возглавлял бывший член КПЗУ Прохор Кулебенко. Подпольщики собирали оружие, вели агитационную работу среди своих земляков. Весной 1943 года Кулебенко погиб в неравной схватке с фашистами. В селе Городок существовал подпольный маяк. В домике бывшего члена Компартии Польши Федора Чиберака прятались военнопленные, находился склад оружия. Чиберак много сделал для снабжения оружием партизанского отряда.

Еще во время панской Польши село Синив называли «красным». 42 жителя этого села за революционную деятельность сидели в тюрьме. Подпольщиков во времена власти панов возглавляла секретарь райкома комсомола Ольга Солимчук. С первого же дня фашистской оккупации она создала подпольную группу. Позже Ольга Солимчук была отозвана Новаком в Ровно, где работала в отделе агитации.

Одной из основных задач подпольных организаций в районных центрах и в сёлах был срыв сельскохозяйственных заготовок захватчиков.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 мая 1954 года орденом Красной Звезды награждены члены созданной ровенскими подпольщиками подпольной группы на Шпановском сахарном заводе Сергей Лукич Зиненко и Виталий Иванович Захаров. Вот что рассказывает о деятельности этой группы её руководитель Сергей Зиненко: «На законтрактованной посевной площади в количестве 1900 гектаров минимальный урожай свёклы 1943 года был равен примерно 380 тысячам центнеров, на завод же поступило всего около 150 тысяч центнеров. Остальное осело во дворах крестьян, так как, бывая у каждого из плантаторов, мы давали им понять, что никакого контроля, как это делали раньше, никто у них в этом году делать не будет. Из переработанных на заводе 110 тысяч центнеров свёклы немцы вывезли со склада завода всего 6700 мешков сахара, остальной сахар — около 10 тысяч центнеров—частью был уничтожен ещё в период хранения свёклы, частью выпущен в дефекационную грязь и воду, а примерно 2 тысячи мешков было взято рабочими завода за время производства. Конфискация сахара с завода была поставлена на широкую ногу. Сахар мешками шёл через жомовый шнек на жомовую яму, а оттуда крестьяне на санях и возах увозили его в села».

И так было всюду. Срыв сельскохозяйственных заготовок приобретал всё более широкий размах. В этой борьбе не было ни выстрелов, ни взрывов гранат. Но ущерб от неё оккупанты несли очень большой. Подпольщики и партизаны направляли эту борьбу, а вели её, отвечая на призыв партии, тысячи и тысячи трудящихся. Захватчики вынуждены были признать высокую эффективность массового срыва их мероприятий. Фашистская газета «Гамбурген фремденблат» удручённо писала, что на Украине «пришлось поплатиться жизнью не одному сельскохозяйственному руководителю», а «Кракаур цейтунг» прямо заявила: «Поведение украинского народа нас разочаровало». Другие газеты ещё с лета и осени 1942 года хором выли: «Украинское сельское хозяйство не может сейчас выделить излишки продовольствия», «Германия вовсе не смотрит на Украину как на «чудесный край»», «Надежды на Украину не оправдались».

Да, надежды фашистской Германии превратить Украину в свою экономическую базу не оправдались. Эти надежды были сорваны подпольщиками и партизанами, миллионами оставшихся на оккупированной территории советских патриотов, главным оружием которых была пламенная любовь к Советской социалистической Родине, непоколебимая ненависть к фашистским поработителям.

ПОДПОЛЬНЫЙ ОБКОМ ДЕЙСТВУЕТ

15 января 1943 года из соединения А. Н. Сабурова был выделен в распоряжение создаваемого Ровенского обкома партии партизанский отряд «За Родину», командиром которого был И. Ф. Федоров и комиссаром Л. Е. Кизя. Этот отряд сформировался в начале войны в Сумской области и имел уже солидную боевую биографию. Бойцы его были закалены в тяжких боевых испытаниях, хорошо знали своё дело. Я был рад, что в наше распоряжение дают такой отряд, и был благодарен за это Украинскому штабу партизанского движения, командованию соединения, которое создавало и выковывало все новые и новые отряды отважных бойцов и замечательные кадры партизанских командиров.

17 февраля в селе Озерск Высоцкого района был образован областной штаб по руководству партизанским движением. В составе штаба кроме меня были И. Федоров и Л. Кизя. В этот же день был создан обком партии. В него вошли я, Л. Кизя и А. Повторенко (секретари обкома), И. Федоров, В. Кудояр и позже И. Бескромный (член обкома). Секретарями обкома комсомола были утверждены Т. И. Беляков и Л. В. Смирнов.

Обком партии и штаб партизанского движения сразу же развернули работу по формированию новых партизанских отрядов, групп местной самообороны, созданию надёжных, скрытых от врага резервов, налаживанию политической работы среди партизан и населения. Одним из важнейших мероприятий было создание в отрядах института политических комиссаров и по уставу оформленных партийных и комсомольских организаций. Уже за первые две недели деятельности обкома партии отряд «За Родину» настолько пополнился за счёт местного населения, что на его базе было создано четыре новых отряда. Партизанские группы Высоцкого района, действовавшие под руководством М. Мисюры, были сформированы в отряд имени Ворошилова под командованием того же Мисюры. Комиссаром этого отряда был утверждён старший лейтенант С. М. Плужников. В течение месяца отряд Мисюры провёл 10 боевых и диверсионных операций. Вскоре количество бойцов в отряде возросло до 300 человек.

20 февраля 1943 года приказом по областному штабу партизанского движения на базе инициативной группы Владимировецкого района был организован партизанский отряд имени Кармелюка. Командиром его стал лейтенант А. Шитов, основатель этой группы; комиссаром и секретарём Владимировецкого райкома партии — Н. Вельский. Вскоре отряд пустил под откос на железнодорожной лити Сарны — Ковель несколько эшелонов противника с живой силой и техникой, провёл ряд других боевых операций и за два месяца утроил свои ряды.

В Заречнянском районе был сформирован партизанский отряд имени Богдана Хмельницкого. Его командиром стал лейтенант С. Шмат, комиссаром и секретарём райкома партии — К. Шинкар.

5 марта был оформлен в боевую единицу Дубровицкий партизанский отряд имени Тараса Шевченко. Его ядро составила подпольная группа А. Крынько, которая продолжала борьбу и после смерти своего вожака. Во главе отряда встал соратник А. Крынько Ф. Маслюк. Комиссаром отряда и секретарём Дубровицкого райкома партии был утверждён Д. Пономарев.

Подпольщики Старой Рафаловки, узнав о деятельности обкома партии, связались с ним и вступили в отряд имени Богуна, который начал біоевьіе действия в Рафаловском районе. Секретарем Рафаловского райкома партии был утверждён И. Конча.

Таким образом, за короткое время обкомом партии и областным штабом партизанского движения были созданы внушительные партизанские силы. Партизанские отряды рождались и росли количественно за счёт групп местной самообороны, подпольщиков, других патриотов, которые только и ждали случая, чтобы уйти к партизанам. Подпольщики и партизаны вели большую работу по разложению формирований, созданных оккупантами из местной молодёжи, а также так называемых «казаков» — советских военнопленных, привлечённых гитлеровцами к службе в командах по охране мостов, железнодорожных путей и других объектов.

Во многих случаях это были люди, испугавшиеся ужасов фашистских лагерей для военнопленных, но они легко поддавались агитации подпольщиков и впоследствии активным участием в партизанской борьбе смыли с себя позор службы на захватчиков.

Приведу такой пример. КаК. то в мартовские дни 1943 года областному штабу партизанского движения стало известно, что отряд щуцполицаев в составе свыше 80 человек во время похода против высоцких партизан убил 9 немцев, своих шефов, и ушёл в лес. Разведка отряда Мисюры установила, что к беглецам уже наведывались националисты, чтобы привлечь их на свою сторону, но удалились ни с чем. Бывшие полицаи, по–видимому, собрались действовать самостоятельно, не подчиняясь ни «сечевикам», ни советским партизанам. Большинство из них были белорусы и поляки. Обком партии заинтересовался этой вооружённой группой, оказавшейся на политическом распутье. Решено было послать на переговоры с бывшими полицаями секретаря обкома комсомола Т. Белякова и разведчика В. Кабанова. Правда, прежде чем прийти к такому решению, у нас было немало разговоров. Некоторые товарищи считали, что не стоит связываться с этими людьми. Но большинство стояло на том, что, раз эти люди сами расправились с гитлеровцами, разговаривать с ними надо. Тем более мы знали, что нередко в полицию шли по принуждению совсем ещё молодые хлопцы. Как не пытаться привлечь их на нашу сторону?

arrow_back_ios