Содержание

Я выгреблась из магазина, сунула часть пакетов в багажник, не поместившиеся пакеты кинула на заднее сиденье. Уселась, примостила сумку на сиденье рядом, завела мотор и приготовилась отъезжать. Тут только и заметила, что выезд мне перегораживает микроавтобус. Из окна микроавтобуса выглядывал вполне себе приличный мужик, всем своим видом показывая, что хочет у меня о чем-то спросить. Причем не про какую-то глупость, типа «Девушка, девушка! Как вас зовут?», а про что-то такое жизненно важное. Я опустила оконное стекло.

– Девушка, извините, как проехать к гостинице «Русь»? – вежливо поинтересовался явно обрадованный дядька.

Да уж! Гостиницу «Русь» у нас в центре найти непросто. Она вроде бы есть, а вроде бы её и нет. Заколдованное место какое-то. Поэтому вопрос этот никакого подозрения у меня не вызвал, и я стала на пальцах объяснять дядьке, как проехать до этой самой «Руси». И чего меня дернуло глянуть в зеркальце заднего вида? Наверное, хотела проверить, хорошо ли я выгляжу. Глянула мельком и даже не увидела, а скорей почувствовала какое-то движение. Я обернулась. Из слегка приоткрытой двери моей машины в сторону сумки на переднем сидении тянулась большая волосатая мужская рука. И тут я заорала. Я реально испугалась. И совсем не того, что меня пытаются ограбить, а вот этой вот волосатой руки. Сразу почему-то в голове всплыли все фильмы ужасов сразу. Зловещие мертвецы, Фредди Крюгер и пятница тринадцатое. Я орала благим матом, люди у входа в универсам начали оглядываться. Видимо мой визг оказался для волосатой руки чем-то неожиданным и таким же страшным, как зловещие мертвецы, поэтому она дрогнула и исчезла из моей машины. С нею испарился и микроавтобус, не знающий, как ехать в гостиницу «Русь». Я крепко прижала к себе сумку, закрыла двери на замок и заплакала. Тут же пришла в голову мысль, что это грозный и всевидящий боженька пытался меня наказать. Мол, не фиг замужней женщине думать про всяких джедаев, пусть даже они и в кожаных штанах. Надо сказать, что из-за моих крамольных мыслей угрызения совести меня мучили исправно. Хотя, наверное, если б боженька всё-таки захотел меня наказать, то наказал бы всенепременно. А тут он явно, наоборот, меня спас от неприятностей. Ведь с чего-то я в зеркальце глянула.

В расстроенных чувствах я выхватила из сумки телефон, чтобы позвонить кому-нибудь и нажаловаться. И в этот самый момент поняла, что жаловаться мне совершенно некому. Да и на что жаловаться? Сумка-то на месте, а с ней и паспорт, и права, и документы на машину, и ключи от квартиры. Так что мне просто повезло. Вот она обещанная звёздами удача. Привалила, наконец-то. А про испуг свой я могу и дома Сереге рассказать. Именно рассказать, потому что жаловаться Сереге совершенно бесполезно. Он искренне уверен, что во всех моих неприятностях виновата исключительно я сама. А если я сама виновата, то чего, спрашивается, меня жалеть? Я медленно тронулась с места, и когда подъехала к дому, уже совершенно успокоилась. Припарковалась во дворе и позвонила Сереге, чтобы помог мне донести продукты. У Сереги рабочий день числится ненормированным, начинается часов в одиннадцать и в большинстве случаев заканчивается в пять, а то и в четыре часа. От университета, где он делает вид, что трудится, до нашего дома он добирается на метро ровно полчаса, поэтому к моему приходу всегда уже сидит дома и рубится в компьютерные игры.

– Опять нахапала полмагазина, – проворчал Серега в ответ на мой призыв спуститься к машине.

Интересно, это, наверное, у меня развлечение такое – продукты в магазине хапать, а потом грузить в машину и затаскивать в квартиру? Можно подумать, он хоть раз чего-то не съел из того, что я нахапала.

Серега спустился во двор, как всегда хмурый. По случаю лета он был не в спортивном костюме, как обычно, а в шортах. Шорты чудом держались на его тощей заднице, открывая для обозрения волосатый живот. Тоже тощий. Сколько Серегу не корми, он не поправляется, за что я имею постоянную молчаливую претензию от своей свекрови. Серега взял из багажника сумки и поплелся к дверям парадной. Хоть бы футболку или майку надел, а то перед соседями неудобно. Я подхватила остальные пакеты и поспешила следом.

– А меня только что пытались ограбить, – сообщила я в хмурую спину.

– Неудивительно, – пробурчал Серёга, не останавливаясь.

– Это почему же это? – возмутилась я.

– Потому, что ты ведешь себя неприлично, привлекаешь к себе внимание, – Серега зашел в лифт и развернулся.

– Как же я себя неприлично веду? – это было что-то новенькое. В смысле не то, что я сама во всем виновата, а мое неприличное поведение. Я изловчилась, нажала кнопку нашего этажа и заглянула мужу в глаза. Глаза были, как всегда, несколько бессмысленные. Просто удивительно, как это у кандидата наук могут быть такие бессмысленные глаза. Может от того, что кандидат наук устроен не как обычный человек? Может быть, одна часть его мозга занята разговором с собеседником, а другая силится в этот момент вычислить нечто не вычисляемое? Хотя, скорее всего Серёгин мозг в составе обоих полушарий занят сейчас компьютерной битвой с пришельцами, от которой я Серёгу оторвала своими сумками.

– А ты посмотри на себя, – Серёга кивнул головой в мою сторону.

– Что-то не так? – удивилась я. Может, порвалось чего-нибудь, а я не вижу.

– Всё не так.

Лифт остановился, и мы выгреблись на лестницу. Дверь в нашу квартиру была открыта нараспашку. Просто заходи и забирай, что хочешь. Хорошо соседи наши люди честные и богатые, им наше непосильным трудом нажитое ни к чему.

– У тебя, Катя, – между тем продолжил Серёга свою нотацию, – по костюму видать, что деньги в твоем кошельке имеются. Я уж не говорю про туфли твои и сумку. Это ж просто – «грабь сюда» называется. Нельзя свой достаток так выпячивать. Это неприлично.

Я заглянула в зеркало в прихожей и ничего неприличного там не обнаружила. Костюмчик мой летний, конечно, прехорошенький, но никакой не «Босс» и не «Шанель», и тем более не «Эскада». Даже близко. Он, конечно, тоже немецкий, но совершенно из другой категории. Эконом-класс. Туфли и вовсе испанские, как и сумка. Разумеется, всё это не три рубля стоит, но и не тысячи долларов. Скромненько, но со вкусом. Видно, опять же, что не с рынка гардероб. Я ж не продавщица из овощного ларька. Менеджер, как-никак, хоть и среднего звена. Ничего, я еще и ТОПом стану, а в этом процессе без приличного гардероба никак нельзя. ТОП просто обязан на работу в хорошем костюме являться.

– Дурак ты, Серёга. Нашел тоже достаток. Мне что ли в спортивном костюме на работу ходить? Или в рваных джинсах?

– Катя, я устал тебе уже это повторять – ты живешь не по средствам. Вечно в долги какие-то влезаешь. Да и ведёшь себя, как будто ты не рядовой начальник планового отдела, а важная руководящая шишка. Телефон, вон, у тебя постоянно разрывается. Надо же! Незаменимая какая. Опять трубы не те, насосы горят, компрессор полетел и так далее, – Серёга махнул рукой и исчез в глубине квартиры. Наверное, пошел к себе в кабинет продолжать компьютерную битву за Землю. Ну, как кандидату наук без кабинета? Переносить пакеты в кухню он предоставил мне.

Я скинула туфли, надела тапки и стала переносить провизию. Пока готовила ужин, думала о Серёгиных словах про долги. Интересно, как он себе представляет нашу жизнь без долгов? Это без квартиры, без мебели, без машины и без телевизора, что ли? Можно подумать, я в долг беру, чтобы костюмы да туфли себе покупать. И кто, интересно, эти долги потом отдает? Не я разве?

Ужинали мы молча. А о чем говорить? О трубах, Гадецком, Ковальчуке и Волгоградских проблемах Серёге неинтересно, да и мне, честно говоря, его стоны про убитую отечественную науку и козни профессора Капитонова тоже уже порядком надоели. Капитонов, конечно, прохвост, кто спорит? Но где бы Серёга был, если б не этот прохвост Капитонов. Попробуй финансирование для лаборатории в наших условиях выбить, если ты не прохвост. Я смотрела на начинающего лысеть вечно чем-то недовольного мужа, скучала и думала, что завтра у меня будет не менее скучный день рожденья. Разве что Павлушу с дачи привезут, по случаю лета он находился у свекрови в садоводстве, да Жанку повидаю. А хорошо бы было отмечать где-нибудь в ресторане, чтоб не драить с утра всю квартиру и не стоять полдня у плиты. И чтобы обязательно танцы были. И какой-нибудь танцующий рыцарь джедай, и лучше не какой-нибудь, а вполне даже определенный. Можно и без лазерного меча. Главное, чтоб кожаные штаны были и волосы длинные. Я представила, как хорошо, наверное, танцевать с джедаем. Интересно сколько ему лет? Вроде с виду столько же, сколько Серёге. Лет сорок, никак не меньше. Надо же, и Ковальчук тоже похоже Серегин ровесник. Плюс, минус год или два. Один волосатый, второй лысеющей, а третий лысый, как бильярдный шар. Я вот читала, что чем в мужчине больше мужских гормонов, тем меньше у него на голове волос. Следовательно, из всех троих самый мужиковатый мужик – это Ковальчук. Ну да, он еще и басом разговаривает, скрипит, как несмазанная телега. Я, конечно, ни разу не слышала, как эта телега скрипит, но подозреваю, что в точности, как Ковальчук. Получается, что по этой логике, Серёга должен говорить нормально, а джедай должен пищать, как девочка: «Пи-пи-пи-пи». Однако из радио он вещает вполне себе даже приятным баритоном. Можно сказать, практически бархатным. Иначе б его и в радио не взяли. Может, у него парик? Я попробовала представить джедая без волос лысым, как Ковальчук. Картина получилась ужасающая. Лысина почему-то делала джедая похожим на небритую обезьяну. Интересно, встречаются ли в природе бритые обезьяны?

От этих мыслей меня отвлек требовательный звонок моего мобильника. Телефон у меня всегда под рукой. На всякий случай.

– Ну, вот, что я говорил! – заворчал Серёга. – Незаменимая наша. Не иначе, как страшный метеорит летит в сторону Питера, и МЧС готовит отряд по спасению с Петровской во главе. Там не министр Шойгу тебе звонит? Нет, что это я? Сам президент на проводе, не иначе!

arrow_back_ios