Рейтинг книги:
5 из 10

От ненависти до любви

ИлеRен@

Содержание

Юноша лежал, не шевелясь и даже не мигая. Он не видел человека, сидящего рядом с ним. Снейп уже начал тревожиться за духовное состояние подростка, но тот, словно почувствовав взгляд зельевара, повернул голову и уставился на него своими потемневшими глазами.

- Профессор?
- прошептал он.

- Как вы, Поттер?
- спросил мастер зелий.

- Нормально, сэр.

Гарри удивился, но виду не подал. Это был уже четвёртый раз, когда он просыпался и обнаруживал у своей постели Снейпа. Такое ощущение, что тот постоянно находился здесь. Странно.

Повисла тишина. Оба не знали, что ещё сказать. Снейп собрался было расспросить своего ученика про вчерашний кошмар, но потом передумал. Он боялся, что этим причинит ему ещё больше боли, заставит вспомнить то, что Гарри, наверное, хочет забыть.

Первым тишину нарушил Поттер.

- Сколько я проспал, профессор?

- Вы уснули вчера вечером, а сейчас десять часов утра.

- Понятно. А что со мной было? Что я делал? Я помню, что когда я… проснулся, то вокруг меня были люди. Дамблдор, кто-то ещё… кажется, мадам Помфри и вы.

Снейп не хотел заново вспоминать то, что вчера произошло, но не сказать мальчику он тоже не мог.

- Вы кричали, Поттер. Вы так кричали, будто вас резали заживо. Что…?

«Нет, я не буду спрашивать. Если он захочет, то сам расскажет».

- Ладно, Поттер. Мне нужно идти. Не спешите радоваться, я скоро вернусь с зельями.

Снейп встал и направился к двери, но следующие слова пациента приморозили его к месту.

- Я видел их. Я не мог им помочь, не мог двигаться. Я смотрел, как они умирают. Снова. Родители, Седрик, Сириус… Они погибали, а я ничего не мог сделать. Ничего… Опять. Я видел Рона и Гермиону. Они были мертвы. Все, кто мне дорог, были мертвы. Потом я услышал Его голос. Он сказал мне, что так будет со всеми, кто находится рядом со мной.

Гарри было тяжело вспоминать этот ужас. Но ему нужно было выговориться, выпустить боль и страх, терзавшие его изнутри. И пусть человеком, которому он открылся, был Снейп, Гарри всё равно стало легче. Он почувствовал, что зельевару можно довериться, что он поймёт его.

Северус, услышав это, окаменел. Он понял, как тяжело было мальчику. Заново переживать смерть родителей, крёстного, видеть гибель своих друзей…

- Не волнуйтесь, Поттер. Это всего лишь сон. Вы…

- Нет, профессор, - перебил его Гарри.
- Это был не сон. Он опять залез в мою голову. Я НЕНАВИЖУ ЭТО!!!

Мальчик спрятал лицо в ладонях. Он не должен был показывать свою слабость перед Снейпом, но ничего не мог поделать. Когда в твоей голове, время от времени, бродит величайший тёмный маг современности - приятного мало. Хотя, это ещё мягко сказано.

Снейп не знал, что сказать. Что сделать, чтобы этому ребёнку стало легче?

- Успокойся, Поттер. Если хочешь, мы можем возобновить занятия Окклюменцией. Это тебе поможет.

Снейп даже не обратил внимания на то, что начал обращаться к юноше на «ты».

Гарри убрал ладони с лица, и его глаза удивлённо расширились. Ему послышалось? Снейп сам предлагает ему возобновить уроки Окклюменции? Особенно, если учесть, что произошло в прошлом году… Да и поведение его изменилось как-то. Определённо, это был не тот мастер зелий, которого знал Гарри. Но Окклюменция, действительно, бы помогла. Ему надоело терпеть постоянные ментальные атаки Тёмного лорда, сопровождающиеся мучительной головной болью.

- Я согласен, сэр.

- Что ж, Поттер. Как только тебя выпишут отсюда, мы начнём заниматься. А теперь, мне пора.

И зельевар ушёл, оставив Гарри наедине со своими мыслями.

Начало каникул, каких еще не бывало

На следующий день Гарри почувствовал себя намного лучше. Он даже просил мадам Помфри, чтобы она разрешила ему выйти, прогуляться на свежем воздухе. Но она сказала, что всё решает директор, и не отпустила его. Напрасно он упрашивал строгую хозяйку больничного крыла, она осталась непреклонна.

Ближе к полудню Гарри начал злиться. Такое ощущение, будто про него совсем забыли. Держат взаперти, как провинившегося ребёнка. Обычно, когда он просыпался, рядом с ним всегда кто-то был. А сейчас никого. Мальчику надоело валяться в постели, он только собирался встать, как дверь больничного крыла распахнулась, и вошёл Дамблдор, сопровождаемый Снейпом.

«Легки на помине».

Учителя направились к кровати больного.

- Как ты, Гарри?
- спросил Альбус.

«И каждый раз одно и то же. После схватки с Квиреллом, василиском в Тайной комнате, после дементоров и Турнира… Он ничего другого придумать не может. Похоже, это никогда не закончится. Ещё один такой вопрос, и директору придётся собирать замок по кирпичикам».

- Хорошо, директор, - ответил мальчик. «Если я ему сейчас выложу всё то, что чувствую, то боюсь, у него лопнет голова от перегрузки».

Гарри заметил, что Снейп тоже хотел что-то сказать, но промолчал.

- Вот и отлично. Думаю, ты сможешь покинуть лазарет, но только после предварительного осмотра Поппи.

«Ну наконец-то! Но…»

- А что потом, сэр? Мне опять нужно возвращаться к Дурслям?
- задал Гарри давно мучающий его вопрос.

На этот раз ответил Снейп:

- Нет, Поттер. Я же тебе говорил, что мы будем заниматься Окклюменцией.

«Ах, да».

- Не волнуйся, Гарри. До конца лета, ты будешь жить в комнате старосты, а когда начнётся учебный год, вернёшься в спальню Гриффиндора, - успокоил его Дамблдор.

- А как же мои вещи? Моя палочка, Букля, школьные принадлежности - всё осталось у Дурслей.

- Твой друг Добби уже позаботился об этом. Он проник в дом твоих родственников и забрал твои вещи.

- Дурсли ничего не заметили?

Дамблдор улыбнулся в бороду.

- Разумеется, нет. Добби знает своё дело. Правда, очередной кулинарный шедевр твоей тёти опять закончил свои дни на полу и стенах её кухни.

Гарри ухмыльнулся.

- Интересно, на кого они свалят вину на этот раз. Значит, я, сегодня, смогу уйти, профессор?

- Да, Гарри. Повторяю: только после осмотра мадам Помфри. Ты же знаешь, так просто она тебя не отпустит. Потом можешь идти, обустраиваться в своей комнате. Как только закончишь, спускайся на обед в Большой зал. Ах да, пароль в твою гостиную - «Львиная храбрость».

- Да, сэр.

Гарри был рад тому, что его не отправляют обратно к «милым родственникам» или на площадь Гриммо. Он поёжился, только представив себе мрачные стены дома Сириуса. И он не смог бы там находиться: всё напоминало бы ему о крёстном. Подступившие слёзы начали жечь глаза.

«Нет, только не сейчас».

Взяв себя в руки, он поднял голову. Дамблдор уже ушёл, зато Снейп остался. «Похоже, моей психике скоро придёт конец, и я стану лунатиком. Это как долго я находился в отключке от внешнего мира, что старика уже и след простыл?»

Он посмотрел на зельевара. Тот, похоже, о чём-то размышлял и, видимо, тоже не заметил ухода директора. Очнулся он только тогда, когда услышал голос Гарри:

- Э-э-э… Всё в порядке, профессор?

- Что?
- Снейп удивлённо посмотрел на него.
- Да, всё в порядке. И, Поттер. Завтра у нас начинаются занятия Окклюменцией. Будьте готовы.

И он поспешно покинул лазарет.

«Да уж, завтра наступит день моей смерти. И умру я не от Авады Волан-де-Морта, а от присутствия Снейпа в моей голове», - Гарри улыбнулся своим мыслям.

* * *

Через двадцать минут, после тщательного осмотра мадам Помфри, Гарри шагал в сторону спален старост. Назвав Полной Даме пароль, он поднялся в комнату.

Спальня старосты видимо отличалась от общей. Здесь была только одна кровать, тоже с пологом, перед большим окном с бордовыми шторами стоял стол, слева шкаф, на стене висело зеркало и картина с изображением Годрика Гриффиндора.

«Да… Ради только такой спальни стоит стать старостой. Ну и, конечно же, ещё ради ванной.»

Его вещи и клетка с Буклей уже стояли в углу. Он подошёл, открыл дверцу, и сова вспорхнула к нему на плечо.

- Привет, красавица. Не скучала без меня?

Сова ласково ущипнула его за ухо, давая понять, что скучала и рада его видеть.

Мальчик погладил её по шелковистому оперению, открыл окно и сказал:

- Лети, Букля. Я знаю, как ты не любишь сидеть взаперти.

Сова согласно ухнула и вылетела в окно. Гарри ещё немного постоял, наблюдая за удаляющейся точкой в небе, потом вздохнул и принялся разбирать свои вещи. Ему как-никак ещё жить здесь почти два месяца. Через десять минут он вспомнил, что директор звал его на обед в Большой зал.

Гарри отложил вещи и направился туда. Вокруг было необычайно тихо и пусто. Не было учеников, снующих туда-сюда, даже привидения куда-то подевались. Он вдруг подумал о том, как будет выглядеть один на фоне пустующих столов.

«Будут только учителя! А я один… И как, скажите мне, должен чувствовать себя ученик, один, среди всего учительского состава, да ещё и во время каникул?»

Пройдя через массивные двери, юноша растерялся. Где ему садиться? Нет, конечно, выбор был велик: садись хоть за стол Гриффиндора или Когтеврана, а можешь даже и за слизеринский.

«И…»

Директор спас его из неловкого положения. А может затащил в ещё более ужасное.

- Гарри, иди, садись сюда. За преподавательский стол, - окликнул его Альбус.

«Что-о-о? Сидеть с учителями за одним столом? Об этом можно только мечтать!» - подумал Гарри с горькой иронией.

- Хорошо, директор.

Дамблдор если и заметил обречённость в его голосе, то виду не подал.

По мере приближения к преподавательскому столу, Гарри все меньше хотелось есть. А когда он увидел, где ему предстоит сидеть, его аппетит пропал совершенно. Единственное свободное место было рядом со Снейпом. С левой стороны от зельевара сидела МакГонагалл.

arrow_back_ios