Библия Разума
5
Мама Авроры Ольге Что тебе снилось, мама Авроры!? В эту безлунную тихую ночь!? Когда тебя увижу я вскоре!? Дочь будет как ты точь-в-точь… Я помню всё от начала и до конца Я дорожу каждой секундой нудной! И докурив, я спускаюсь с крыльца И уже ночь тропинкою лунной… Дождь покрапывает на ватные руки Не послушные ноги идут не туда… Они идут под твои сердца стуки А под ногами вода… И я грущу и в грусти рождаю строки, Курю и думаю всё о тебе… Но сейчас не сведут нас дороги, Тогда во сне приди ты ко мне… А там заведём эти разговоры О нашем сыне и дочке звезды. Подожди, чуть тише, закончим историю… Её глаза будут, точно твои… И вот опять, кончая историю, Я вновь иду под дождём ни туда… Минуты ждут, что увидимся вскоре… Ведь без тебя эта жизнь ни та… И вот опять эти грустные ноты, И опять я спускаюсь с крыльца. Я готов продолжать эти строфы, Ведь для тебя им не будет конца! Что тебе снилось, мама Авроры!? В эту безлунную тихую ночь!? Когда тебя увижу я вскоре!? Дочь будет как ты точь-в-точь… Я …
Стихи разных лет
5
исполнителю не было места. (А играть на рояле из-за границы -согласитесь -не очень-то патриотично!) Страна была невероятно крохотной. Соседи эту страну уважали. Никто не хотел на нее нападать. И все же один отставной генерал (уроженец страны и большой патриот) несколько раз выступал в Сенате, несколько раз давал интервью корреспондентам, центральных газет, посылал посланья Главе государства, в которых решительно и однозначно ругал профсоюзы и коммунистов, просил увеличить военный бюджет, восхвалял свою армию. И для армии требовал атомного оружия! СТИХИ, НАПИСАННЫЕ ВОСЬМОГО МАРТА Все равно что за снегом идти в Африку, а за новою книжкой стихов - в мебельный и уныло просить со слезой в голосе адрес господа бога в бюро справочном, все равно что ругать океан с берега за его невниманье к твоей личности, все равно что подснежник искать осенью и, вздыхая, поминки справлять загодя, все равно что костер разводить в комнате, а гнедого коня в гараже требовать, и упорно пытаться обнять облако, и картошку …
Лирика (2)
5
Тиртей Лирика (2) БЛАГОЗАКОНИЕ 1(1а) Сам ведь Кронион, супруг прекрасноувенчанной Геры, Зевс Гераклидам вручил город, нам ныне родной. С ними, оставив вдали Эриней, обдуваемый ветром, Мы на широкий простор в землю Пелопа пришли. 2(1в) Так нам из пышного храма изрек Аполлон-дальновержец, Златоволосый наш бог, с луком cepeбряным царь: "Пусть верховодят в совете цари богочтимые, коим Спарты всерадостный град на попечение дан, Вкупе же с ними и старцы людские, а люди народа, [10] Договор праведный чтя, пусть в одномыслии с ним Только благое вещают и правое делают дело, Умыслов злых не тая против отчизны своей, И не покинет народа тогда ни победа, ни сила!" Так свою волю явил городу нашему Феб. 3(2-4) ВОЙНА С МЕССЕНИЕЙ С нашим царем и вождем, любезным богам Феопомпом, Взяли Мессению мы, землю широких равнин. Ту, что для пашни годна, для садов и для овощи всякой. Чтобы ее покорить, все девятнадцать годов Бились упорно, лелея в груди терпеливое сердце, Наших могучих отцов их копьеносцы …
Хайку
5
* В доме удача. Посиди же, муха, на рисе Ещё немного. * За старца глухого Меня принимает, должно быть, комар - Звенит у самого уха. * Нежным вьюнком Нос вытирает старуха, Громко сморкаясь. * В хижине этой Так мало жильцов, и мух Тоже немного. Прошёл слух, будто в саду… Прошёл слух, будто в саду у моего друга Набути расцвели пионы невиданной красоты. О местных жителях я уже и не говорю — со всех концов страны люди устремились сюда, утруждая ноги свои единственно для того, чтобы полюбоваться этими пионами. С каждым днём множилось число приходящих. Я тоже как-то зашёл к нему и увидел, что по саду протяжённостью всего в пять кэнов [5] расставлены изящные, современной работы экраны и навесы от дождя, пионы же — белые, красные, лиловые — цветут повсюду, да так пышно, что и листьев не видно. Более того, есть среди них и жёлтые, и чёрные — словом, такие диковинные, что все просто немеют от изумления. Однако когда, немного успокоившись, я вгляделся пристальнее, цветы эти разом утратили для меня …
На радиоволне
5
Флегматично, тихо, не спеша Дремотой окуталась душа, В океане чувств в спокойном сне Поплывет на радиоволне. Следом из невидимых миров Будут мчатся сотни разных слов. В коридорах бесконечных фраз Мысли потеряются тотчас. Полон жизни призрачный эфир, Бьется в окна темные квартир, Повторит легонько стук и вздох В темноте летящих поездов. Музыка надежды прозвучит Всем неспящим, брошенным в ночи. Безмятежно верящих в мечты Свяжут нот волшебные мосты. Космос по артериям течет, Тянет в галактический полет. Мозг от бега жизни отрешен, Знает, что все будет хорошо.
На посохе—сова...
5
Владимир Любицкий Две звезды Недавно в зоопарке вышел спор. Не помнится уже, кто начал разговор, Но громче всех витийствовал Павлин: — Я птица царская! Я здесь такой один: И роду знатного, и среди птиц — звезда! Ко мне толпятся зрители всегда. Своим хвостом Что здесь, что на природе Я без труда фурор произвожу в народе! А ты, Орёл, чем славен-знаменит? Орёл молчит. А мудрая Сова Заметила: «Зачем Орлу слова? Ему невмочь на рукотворной ветке И в тесной клетке. Он птица вольная, полёт — его стихия. Пусть перьями бахвалятся другие! Павлина не унять: «Какая спесь! Уж если все мы оказались здесь, Былыми подвигами нечего хвалиться! Тут каждый на виду — И зверь, и птица. Меня, по-твоему, случайно любят тут: Зерном отборным кормят, стерегут И даже пёрышком обронённым гордятся? А на Орла когда ни посмотри — Не разберёшь, что у него внутри: Уставится куда-то в небосвод — И даже головы не повернёт в гордыне. А кто он ныне? И где его прославленный полёт?» Молчит Орёл. Но, завершая спор, Опять Сова вступила …
Случайные стихи
5
О.Э. Мандельштам в воспоминаниях современников Я в молодости мучил Мандельштама. Я сапогами бил его в живот. * * * С годами всё отчётливее грех И жжёт сильней, Чем ближе край могилы. Я предал Вас Но Вы Меня простили, И тем за всё Жестоко отомстили, Хотя и были Беззащитней всех. * * * Положи мне на сердце холодные руки свои, Как бы ни были горькими ингредиенты печали. * * * Все мои коты Соберутся когда-то вокруг меня. В разное время Они уходили И не возвращались. Одного из них я нашёл в степи Со связанными лапами И с удавкой на шее. Когда-нибудь и он Свернётся у моих ног Пушистым клубочком, Мурлыча. * * * Убив, предав, вкусивши радость мщенья, Прелюбы сотворив, перебесясь, Успей ты испросить себе прощенья, Ещё на этом свете находясь… * * * Куда бы ни забросила Судьба — Кругом есть Небо — Точка опоры. * * * Если бы статуя знала, Что она чья-то жена, Она бы и на пьедестале Не была бы обнажена. * * * Я между нами снова всё разрушил. За мной то тут, то там — не уследишь. Не хочешь видеть. И …
Каирский папирус
5
При составлении примечаний значительным подспорьем явилась кн.: Menander. A Commentary by A. W. Gomme and F. H. Sandbach. Oxford, University Press, 1973. Использованы также статьи, указанные ниже к отдельным комедиям. КАИРСКИЙ ПАПИРУС Под этим названием переводятся здесь отрывки из комедии, открытой Лефевром вместе с остатками "Третейского суда", "Остриженной", "Самиянки" и "Героя" (P. Cair. 43227). Как называлась эта комедия, до сих пор остается неизвестным, и различные попытки идентификации дошедших от нее двух столбцов остаются недостаточно доказательными. Ясно, во всяком случае, что мы имеем дело со сценой из последнего действия, когда все события уже позади и остается только в наиболее безболезненной форме поставить перед совершившимся фактом старика Лахета. Для этой цели его сын Мосхион, женившийся в отсутствие отца и без разрешения на соблазненной им дочери Клеэнета (вероятно, недостаточно богатого), посылает навстречу вернувшемуся Лахету своего приятеля Хэрею, который должен выдуманной …
Словно ты
5
Леон Фелипе Словно ты... ("Эта жизнь моя...") Эта жизнь моя камешек легкий, словно ты. Словно ты, перелетный, словно ты, попавший под ноги сирота проезжей дороги; словно ты, певучий клубочек, бубенец дорог и обочин; словно ты, что в день непогожий затихал в грязи бездорожий, а потом принимается снова плакать искрами в лад подковам; словно ты, пилигрим, пылинка, никогда не мостивший рынка, никогда не венчавший замка; словно ты, неприметный камень, неприглядный для светлых залов, непригодный для смертных камер... словно ты, искатель удачи, вольный камешек, прах бродячий... словно ты, что рожден, быть может, для пращи, пастухом несомой... легкий камешек придорожный, неприкаянный, невесомый... перевод А. Гелескула
Там, где Тянь — Шаньские горы
2015
5
2 Из Семипалатинска Семенов направился в город Копал и достиг его 11 августа. Город, основанный князем Горчаковым, к тому времени существовал пятнадцать лет, в нем было более 700 домов с деревянной церковью на площади. Начальник Копальского округа полковник Абакумов принял Семенова приветливо и радушно. Он, по словам путешественника, был выдающейся личностью, имевшей заслуги перед наукой в качестве натуралиста. Копал… предо мной фотография деда по материнской линии — Широкова Михаила Фроловича. Она датирована 24 октября 1915 года. На ней бравые семиреченские казаки: мой дед и его сослуживцы — Плаксин Василий Никифорович и Рогов Макар Петрович. Эти данные дед аккуратно записал на обороте фото. Из Копала Петр Семенов продолжил путешествие в направлении военного укрепления Верный [7] . По пути, в районе пикета Карабулак, по берегам реки Каратал он ознакомился с оседлыми поселками чолоказаков. Под этим названием подразумевались русские–выходцы из Ташкента, которые основали оседлые поселения …
Затерянные в море
6.25
Вал девятый умчался давно, Жертвы моря спустились на дно. Только души не спят, ищут свет, Бредят, бродят во тьме сотни лет. Давит, лезет, безмолвствует мрак. Ржавый сдулся от ветра маяк. Даль смеется, а с ней берега Скрылись в спешке к чертям на рога. В страхе млеют, идут корабли, Им бы быстро достигнуть земли. Вой сирен нарушает покой, Тянет в бездну, зовет за собой. Не сияет на небе Луна, Прячет тайну, совсем не видна. Там с обратной ее стороны Есть долины, секретов полны. Тени молча по глади скользят, Ловят беглый сочувствия взгляд. Сладкий бриз покапризничать рад, Гонит прочь от себя жуткий смрад. Волны сменят скучающий штиль, Вскинут пену на тысячи миль. Звуки резко взорвут тишину, Небо с морем пойдет на войну. Реют где-то вдали паруса. Их победно раздует гроза, Двинет с места затерянный плот. Он проснется и вновь поплывет.
Апология
5
МАРТ Это просто Март, Маргарита, это капель сад — маргариток. С желобов моря легких жалоб — далеко ль земля убежала. Островок несет нас качая, может быть, мы сон чаек, может быть мы твердь красных лапок, и всего-то смерть — сладкий запах, и всего судьба — сна снимок, ворожба невидимок. 2 марта 76 ДОЖДЬ Там где стеклянная лопнула ночь, в черепе темном востока, светится бледною лампой дождь — прозрачный мозг водостоков. Улиц пастух, точно серых овец с блеяньем прущих к вокзалам, сын-отщепенец, бездомный птенец, выпал как сердце упало. Холодные мысли и плач в три ручья — твой крик водяной и воздушный, прими мою душу в ладони твоя, вселенской печали сырое удушье. Ты девой, изваянной из ребра тоскующего океана, ожив, не желаешь бесплатно добра и гибель свою глотками с утра пьешь из матового стакана. И когда с мутной стенки его досасываешь последние капли, кто запускает над твоей головой белые и розовые дирижабли? 9 ноября 76 ЦЕНТР В этой ночи, цвета засохшей зеленки, сатанеют в Москве фонари, …
Не спеши, прошу я, осень!
5
Не спеши, прошу я, осень! Не терзай больную душу, Отдохни и успокойся, Погоди, постой, послушай! Не гони дожди косые, Не бросай под ноги слякоть, Не мочи виски седые, Перестань на плечи капать. Ты ж вчера, как Бабье Лето, Пело, грело, танцевало. А сегодня я одетый Мерзну, прячась в одеяло. Посмотри - какие лужи Расплескались. Боже правый! Мокрый снег, крепчает стужа, Грязь стекается в канавы. Лист кленовый одиноко Примостился на асфальте. Ветер медленно и робко Дует музыку Вивальди. Верю – сгинет непогода, Прекратит пытать напрасно. И вернется время года, Что раздаривает краски. Не хочу я дней тоскливых, Не снесу твоих печалей, Не беги, побудь ленивой, Не скрывай в туманах дали. В этой хмури бесконечной Растворюсь, исчезну тихо. В этой жизни быстротечной Осень балом правит лихо.
Вариации
5
Редактор Ната Сучкова Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero «Я раскладываю…» Я раскладываю Пасьянс: Роюсь в чужой Судьбе. Два шага Вперёд И один назад. Вариации Складываются В красивый узор. «всё оторвалось…» всё оторвалось гулкая пустота внутри себя нет чувств эмоций лишь механическое передвижение кукла с ключиком «точка паники…» точка паники в книжном магазине под черным пальто «я маленькая…» я маленькая букашка забавно корчусь от боли это всего лишь отчаяние беззвучное умирание «выйти в окно…» выйти в окно неужели так просто раму толкнешь и уже за чертой все этажи посчитают как гостя вновь проводили и город чужой «усталый…» усталый путник совершив неудачное харакири поверил в Бога «Верёвка —…» Верёвка — Знаю где. Чувство Вины Кричит Болью. Только И спасает «Отче наш». «мягкая белая вата…» мягкая белая вата укутала мою душу совсем не больно уже бездвижно внимать рассвету «иду аллеей…» иду аллеей меж ветвей чернеет вечер в следах обломки пустоты а слёзы падают в глаза …
С моря
5
С Северо-Южным, Знаю: неможным! Можным – коль нужным! В чем-то дорожном, – Воздухокрутом, Мчащим щепу! — Сон три минуты Длится. Спешу. С кем – и не гляну! — Спишь. Три минуты. Чем с Океана — Долго – в Москву-то! Молниеносный Путь – запасной: Из своего сна Прыгнула в твой. Снюсь тебе. Четко? Глядко? Почище, Чем за решеткой Штемпельной? Писчей — Ст о ю? Почтовой — Ст о ю? Красно? Честное слово Я, не письмо! Вольной цензуры Нрав. Прыгом с барки! Чт о без цензуры — Даже без марки! Всех объегоря, – Скоропись сна! — Вот тебе с моря — Вместо письма! Вместо депеши. Вес? Да помилуй! Столько не вешу Вся – даже с лирой Всей, с сердцем Ченчи, Всех, с целым там . Сон, это меньше Десяти грамм. Каждому п о три — Шесть (сон взаимный). Видь, пока смотришь: Не анонимный Нос, твердозначен Лоб, буква букв — Ять, ять без сдачи В подписи губ. Я – без описки, Я – без помарки. Роз бы альпийских Гордость, да хибарка Н а море, да но Волны добры. Вот с Океана, Горстка игры. Мало-помалу бери, как собран. Море играло. …
На Восток
5
Гражданин своей страны Как бы хорошо нам ни было в нашем уютном, теплом мире, укрывая волшебное мгновение, стрелки часов снова затикали. Вселенная никогда не стоит на месте, не замирает, она постоянно меняется, появляются новые галактики, звезды, исчезают старые, поэтому и нам нужно было двигаться дальше. Уже через сутки мы должны были лететь в северную столицу нашей Родины, а пока дома меня ждали мои родные и близкие, на долю которых выпало немало переживаний за последнее время, и я бесконечно благодарен им за их терпение, веру и любовь. Алёна проводила меня до остановки, сам я еще не пришел в себя и не мог понять, где нахожусь, куда идти. Она показала, на чем я доеду до вокзала, а сама поехала к своим – собрать вещи и попрощаться. Когда я уезжал в Штаты, мне говорили о культурном шоке, который может быть у тех, кто путешествует из одной страны в другую. Но, признаться, я его не испытал, прилетев в Америку. Он возник по возвращении. У нас, в России, внимание больше уделяется нашей широкой …
Колокол моря
5
Джон Толкиен Колокол моря Перевод Светлана Лихачева Вдоль прибрежной гряды я бродил у воды; Там попалась мне ракушка, странно-светла Звездный отблеск со дна; я нагнулся - она, Словно колокол моря, мне в руку легла. И дано было мне ощутить в глубине Нарастающий гул, шорох волн о песок, Колыханье буев и томительный зов Из-за дальнего моря - неясен, далек. И почувствовал я, как пустая ладья По теченью скользит в угасании дня. "Срок последний истек! Поспешим! Путь далек!" Я вскочил и воскликнул:"Возьмите меня!" Уносясь по волне в зачарованном сне В светлой россыпи брызг, в хороводе теней, Я скользил в полумгле к позабытой земле, К сумеречному брегу за гладью морей. День и ночь напролет гулкий колокол вод Все звонил и звонил, и ревели валы. Там, где путь преградив, зло ощерился риф, Я на сушу ступил у лазурной скалы. Брег сиял белизной; над искристой волной Серебрился мерцающий звездный узор. Глыбой бледных камней в бликах лунных лучей Поднимались вдали очертания гор. Удержать я не мог между …
Поэма о гое
5
П О Э М А О Г О Е Езраиль, 1927 год. Автор известен. I * Известно всем - в начале века Затем котел заклокотал, Бог создал в мире человека, Повсюду мрак и смрад настал. А из ребра он создал деву, Кругом все звери передохли, Праматерь всех живущих - Еву. Растения и те посохли: * * Деяньям тем в противовес И даже небо прикоптело. Задумал сделать то же бес, С ухмылкой бес сказал: "Поспело!" Hо дело так хотел наладить Котел для пробы покачал Чтоб человечеству нагадить. "ЖЫДЫ!" - в нем кто-то закричал * * Кому ж неведомо из нас, Бормочет бес: "Посмотрим штуку" Что бес нам пакостил не раз. И запустил под крышку руку. Через него - праматерь Ева Меж тем в котле как-будто гной. Вкусила плод запретный с древа. И выпрыгнул оттуда - гой!!! * * Сама наелась и к тому же Во всей красе явясь - в фуражке, Адама накормила - мужа. В лаптях, в дерьме, в черной рубашке. * Орет: "ЖЫДЫ ВСЕ!" что есть сил, Бес гнусную задумал штуку, И... палец бесу укусил!!! Чтоб вечную наслать нам муку - * Взял дьявол жабу, волчье …
arrow_back_ios