Я хочу научиться любить!
5
Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru Я хочу научиться тебя так любить, Так проникнуться чувством, как верой монах, Чтоб в разлуке не мог я тебя позабыть, Слышал губ твоих вкус у себя на губах… Я хочу научиться тебя так ласкать, Так наполнить душой, нежной патокой слов, Так лелеять тебя и во всём потакать, Чтобы ты ощутила – что значит любовь… Я хочу научиться тебя так беречь, Так наполнить тобой ненасытную суть, Чтоб хватало тебя от разлук и до встреч. Ну, а если не хватит, то только чуть-чуть… «Красоты такой не много в мире —…» Красоты такой не много в мире — Чудо, блеск огромных синих глаз!… Я готов играть тебе на лире, Целовать твой локон сотни раз. Признаваться в чувствах поминутно! Ждать, желать плененья твоих рук! Мне с тобой так сладко, так уютно, Таять от любви, сгорать от мук… Мне с тобой покинуть бы планету, Чтоб уйти от дикости, проблем! Помоги, прошу, судьба поэту, Чтобы не свихнулся он совсем! «Ловить в глазах любимой теплый взгляд…» Ловить в глазах любимой …
Мотылек
6.17
Самовлюбленный мотылек Ко мне влетел на огонек. Во тьме укрыться не спешит, По люстре бьется от души. Ему при свете благодать Тихонько крыльями махать. Пойду включу тяжелый рок, Дверь в дом закрою на замок. Я много лет не танцевал Под электрический металл. Всю ночь веселье до утра, Но мотыльку моя игра Не интересна. Он давно Стучится в темное окно. Устал, смерился и раскис, Безвольно свесив лапки вниз. Под утро умер. Вот беда! Теперь мне совесть навсегда Не даст спокойно жить ни дня. Ты, мотылек, прости меня!
Мои ретро-открытки (5 книга)
2015
5
Операционной сестре В тот день я подошел к своей черте С котомкой прошлой жизни за плечами. Поставил крест на будущем, мечте... Запуталась душа в сетях печали. Мне яркий белый свет слепит глаза! Вокруг сверкает кафеля прохлада. В ушах звучат как эхом голоса - Я где,в предверьи рая или ада? Из омута душевной темноты Твои глаза поймали меня властно. В них столько нежности и доброты, И бездна ярких звезд любви прекрасной. Глаза - озера! Омут, глубина, Подёрнутые дымкою тумана. Не знаю,счастье иль моя вина, Что я вдохнул то облако дурмана?... И чёлочка над крыльями бровей, Глаза твои под марлевой повязкой - Как дамы Ренуаровских кровей, Ты,словно,вся светилась нежной лаской. Вокруг нас смех,весёлый гомон птиц. Мы в ресторане возле Буживаля. Любуюсь трепетом твоих ресниц, Улыбкой губ под веером, сверкая. Как бабочка порхает он в руке, Затянутую в кружево перчатки. И шорох платья от мадам Фуке - Волнуют нас заманчивые складки. Твою ладонь в своей руке держу, И пальцев нежный трепет ощущаю. Сонет …
Стихи с иллюстрациями
3.13
Разноцветные котята Разноцветные котята Кyвыpкаются на кpыше Разноцветные котята: Чёpный, белый, сеpый, pыжий, Голyбой и полосатый. Даже маленьких котят Мамы кpасить не хотят Одинаково! Что за pадость, если детки Бyдyт все — одной pасцветки? Самоваро-паровозо-ветролет Самоваро-паровозо-ветролёт, Он летит, свистит, пыхтит и чай даёт, Он летит себе по небу и свистит, И чаёк для Дуси с Васей кипятит, Самоваро-паровозо-ветролёт! Он летит себе по небу и свистит, И чаёк для Дуси с Васей кипятит, Он летит, свистит, пыхтит и чай даёт, Самоваро-паровозо-ветролёт! Он чаёк для Дуси с Васей кипятит, Он летит себе, свистит и не грустит. Всем, кто мимо пролетает, чай нальёт Самоваро-паровозо-ветролёт! Много краников имеет и колёс Самоваро-ветролёто-паровоз, Паровозо-ветролёто-самовар Машет крыльями, пускает тёплый пар, Греет публику, танцует и поёт Самоваро-паровозо-ветролёт! Трудолюбивая старушка Ленивая кошка Не ловит мышей. Ленивый мальчишка Не моет ушей. Ленивая мышка Не выроет норку. Ленивый мальчишка …
Каллы
5
I «Теперь настал урочный час, И тайну я тебе открою. Мои советы – божий глас; Клянись им следовать душою. Узнай: ты чудом сохранен От рук убийц окровавленных, Чтоб неба оправдать закон И отомстить за побежденных; И не тебе принадлежат Твои часы, твои мгновенья; Ты на земле орудье мщенья, Палач, – а жертва Акбулат! Отец твой, мать твоя и брат, От рук злодея погибая, Молили небо об одном: Чтоб хоть одна рука родная За них разведалась с врагом! Старайся быть суров и мрачен, Забудь о жалости пустой; На грозный подвиг ты назначен Законом, клятвой и судьбой. За все минувшие злодейства Из обреченного семейства Ты никого не пощади; Ударил час их истребленья! Возьми ж мои благословенья, Кинжал булатный – и поди!» Так говорил мулла жестокий, И кабардинец черноокий Безмолвно, чистя свой кинжал, Уроку мщения внимал. Он молод сердцем и годами, Но, чуждый страха, он готов Обычай дедов и отцов Исполнить свято над врагами; Он поклялся – своей рукой Их погубить во тьме ночной. II Уж день погас. Угрюмо бродит …
Ave Atque Vale
5
Примечания: Ave atque vale — «славься и здравствуй» (лат.). Дриады — духи лесов. Левкадия, на острове Лесбос — место гибели греческой поэтессы Сапфо. Титанида — женщина из рода титанов. Прозерпина — богиня загробного мира (аида). Орест, Электра — дети царя Агамемнона, решившиеся отомстить за его смерть. Ниоба — царица, которую боги наказали за грехи гибелью всех её детей.
Обітниця
5
Хто я? Хто ти?! На березі мовчать віки, Віки мовчать, А сині хвилі в'ють вінки, У неба вчась, Чекаєм, долі боржники — Чи прийде час?… Ле про королеву фей та Томаса-римача Зустрів я королеву фей, З ней був ще вчений котофей, І полум'я автодафе Мені спалило серце. Кохання гірше за полин, Страшніше, ніж той дідьков млин, Гостріше навіть перця. Вона: «Чортячий ти синок! Ти полюбляв лихих жінок, Хапав чуже та ніс в шинок Цю здобич, щоб пропити, Але я знаю, милий Том, Що кожним словом і листом Ти геть талановитий!» Я їй: «Цариця ти моя! Нехай ти гонором змія, В душі – підступная свиня, У серці – гріх з жадобой, Ти долей пара сатані, — Але цих грудей дивний сніг І смак цих вуст медовий!» Вона мені: «Розпусти цар! Жалкує за тобой цвинтар, Катюго, чорний, ях димар, Але поет завзятий! Шукав злочинних ти шляхів Дітей давив, немов птахів, — Та де ж другого взяти?!» А я кажу: «В тиші нічній Дівчат їси ти, бо смачні, А хлопців гнобиш по весні, Висмоктуєш їх силу! Для неба – скриня ти пуста, Але, мій …
Олимпий Радин
2015
5
6 Безумец!.. Знал или не знал, Какие силы вызывал Он на страданья и борьбу, — Но он, казалось, признавал Слепую, строгую судьбу И в счастье веровать не мог, И над собою и над ней Нависший страшно видел рок… То был ли в нем слепых страстей Неукротимый, бурный зов, Иль шел по воле он чужой — Не знаю: верить я готов Скорей в последнее, и мной Невольный страх овладевал, Когда я вместе их видал… Мне не забыть тех вечеров, Осенних, долгий… Помню я, Как собиралась вся семья В свой тесный, искренний кружок, И лишь она, одна она, Грозой оторванный листок, Вдали садилась. Предана Влиянью силы роковой, Всегда в себя погружена, И, пробуждаяся порой Лишь для того, чтоб отвечать На дважды сделанный вопрос, И с гордой грустию молчать, Когда другому удалось Ее расстройство увидать… Являлся он… Да! в нем была — Я в это верю — сила зла: Она одна его речам, Однообразным и пустым, Давала власть. Побывши с ним Лишь вечер, грустно было вам, Надолго грустно, хоть была Непринужденно — весела И речь его, хоть и …
Стихи
5
Абульнаджм МАНУЧЕХРИ Стихи Перевод И. Гуровой "Обитатель шатра, время вьючить шатер..." "Твоя золотая душа..." * * * Обитатель шатра, время вьючить шатер - Ведь глава каравана скатал свой ковер, Загремел барабан, и верблюды встают, И погонщики гасят ненужный костер. Близко время молитвы, и солнце с луной На одной высоте замечает мой взор. Но восходит луна, солнце клонится вниз, За грядой вавилонских скрывается гор. И расходятся чаши весов золотых, Разрешается света и сумрака спор. Я не знал, о моя серебристая ель, Что так скоро померкнет небесный простор. Солнце путь не прервет в голубой высоте, Но нежданно прервать мы должны разговор. О красавица, движется время-хитрец, Всем влюбленным желаниям наперекор, И рожденная ныне разлуки тоска Зрела в чреве судьбы с незапамятных пор. Увидала любимая горе мое, И ресницы надели жемчужный убор, И ко мне подошла, припадая к земле, Словно к раненой птице я руки простер. Обвились ее руки вкруг шеи моей, И со щек ее нежных я слезы отер. Мне сказала: …
Черная любовь (сборник)
5
# # # Чёрная любовь. Вороньём расселась на деревьях, Ветках оголённых. Ветром осенним Студит пальцы и мысли Чёрная любовь. Проклятьем ложится на всё, К чему прикасаются мои руки и губы, Что хочу я глазами и телом, Что могла бы я сделать прекрасным. Но сама выбираю палитру. Чёрная любовь. Не вчера и не завтра, годы. Я застыла на мёртвой точке, На распутье, обрыве. Тупиками водила, чудила Чёрная любовь. Сны и знаки, стихи сходятся, Только нет концов у начал. Я без карты туда дойду. Сводница, издевается Чёрная любовь. # # # Где там улицы, ведущие к счастью? Путеводные звёзды, розы ветров? В нашем городе снова ненастье. И давно я не видела радужных снов. Я встречаю рассвет зарёванной, Бледной, птицей взъерошенной. Ты, последний, оставшийся со мной, Пожелай мне всего хорошего. Пожелай мне весёлых улыбок И далёкую светлую даль. Но что б я не свершала ошибок, Ты любви мне, прошу, не желай. # # # Вымаливать любовь, как нищая на паперти, Тянуть ладони, в ноги падать, И безнадёжно слушать уходящие …
Хоровая лирика
5
И сицилийской земли пределы Тяжко гнетут косматую грудь {6}. В небо возносится столп, Снежно-бурная Этна, весь год Ледников кормилица ярких. СТРОФА В Там из самых недр ее неприступного пламени ключ Бьет священной струей. И текут Днем потоки рек, испуская огнистый дым, Ночью ж блеском багровым пышет огонь; Целые скалы вниз он, вращая, мчит С грозным шумом в бездну пучины морской. Страшный ток Гефеста {е} чудовищный этот зверь {ж} Ввысь посылает. И дивное диво Это для всех, кто увидит сам; Диво для всех, кто о том Слышит рассказы. АНТИСТРОФА В Тому, кто в Этне связан лежит, с темнолистовых вершин Вплоть до самой подошвы горы, Острый край утесов согбенную спину рвет. Если мог бы угодным стать я тебе, Зевс! Посещаешь эту вершину ты, Этих стран богатых чело. И теперь Град соседний именем этой горы нарек Славный строитель его. Это имя Крикнул глашатай пифийских игр, Где победил Гиерон В конском ристанье {7}. ЭПОД В Если собралися люди плыть В далекий по морю путь, Будет на радость великую им, …
Бесприютное сердце (сборник)
5
и рухнуть в океан среди песчаных дюн! ПЕСНЯ ФАШИСТСКИХ БОМБАРДИРОВЩИКОВ Мы гудим в синеве. Мы угрожаем земле. Внемлите! Внемлите! Мы - голоса новой Испании и нового крестового похода в 1937 году от рождения Господа нашего. Мы - белые знамена, стяги, плюмажи. Каждый ветер несет нас, мы отовсюду летим. Мы развеваемся на синем балконе воздуха, над белыми террасами неба; и голос наш - единый возглас радости и могущества: Слава Иисусу Христу! Мы прекраснее альбатросов, мы белее морских чаек, мы быстрей человеческой мысли: прежде, чем вы увидите нас, едва лишь вы услышите нас, падает наша тень на вас, мы возносимся над вашей головой и над вашим городом. С высоты двух миль мы кладем наши яйца в золотое гнездо Испании. Наши крылья - это крылья ангелов, услышьте шум их! Услышьте гром их! Внемлите! О, внемлите! Как поем мы нашу песнь о любви, как шепчем мы наши молитвы. Ибо мы - четки епископов и кардиналов. Мы скользим через их благословенные пальцы, терпеливо берут они нас и отсчитывают; и медленно, …
Лэ, или малое завещание
5
XXIX Им также - «Посох» (проще, «Клюшка») На улице Сент-Антуана, Сверх этого подарка - кружка, Чтобы из Сены пить допьяна; А голубкам из тех, что рано В тюрьме повадились гнездиться, Советую я неустанно С женой тюремщика дружиться. XXX Засим тот скарб, что мной нажит, Больницам отпишу я разом, Для тех, кто в стужу там дрожит, Всклокоченный, с подбитым глазом, Теряющий от горя разум, Заросший грязной волосней, К тычкам, насмешкам и отказам Приученный с пелен нуждой. XXXI Пусть заберет бородобрей Растительность, что удалил С лица и головы моей; Портной - тряпье, что мне пошил; Сапожник - рвань, что я носил, Пока не прохудится кожа: Я им, зане хватает сил, Воздать за труд обязан все же. XXXII Нищенствующим орденам, А также девкам в дом работный Я столько вкусной пищи дам, Чтоб черноризец кушал плотно, И проповедовал охотно О Страшном Божием суде, И мог на шлюхах беззаботно Учиться верховой езде. XXXIII Клюку святого Мавра пусть Жан де ла Гард получит в долю. Он ею - в том я поручусь - Тереть …
Свидетельство того, что я была…
5
«Брошены горошины по траве некошеной…» Брошены горошины по траве некошеной. По траве некошеной, снегом запорошены… Снегом запорошены, сорваны да брошены. Сорваны да брошены ягоды-горошины… Ягоды-горошины, сверху льдинок крошево. Сверху льдинок крошево, все мы ждем хорошего… Все мы ждем хорошего, где оно заброшено? Где оно заброшено… что-то перекошено… Что-то перекошено… сорваны да брошены,… Сорваны да брошены ягоды-горошины… Все банально и просто «Перепутаны правила…» Перепутаны правила и потеряны доски… там фигуры расставлены, где попались полоски. Перепутаны правила. Сумасшедшая осень дождик солью приправила. Он отныне несносен… Все мы нынче несносны… перепутаны правила. Где качаются сосны, Осень разум оставила… Пешки ставь на полоски, клетки солью отравлены. Все мы нынче несносны… перепутаны правила… «Если б чудо смогло перегладить страницы…» Если б чудо смогло перегладить страницы, те, что дворником были безжалостно сожжены… Cметены были б, стерты любые границы, если б чудо смогло перегладить …
Сады
5
существующей без тел. Но природа зорче нас, и, любительница сути, видит явственный до жути контур призрака подчас. 29 САД I На языке пускай заемном в мире осмелюсь ли озвучить сельский лад названья, чье значенье шире мучительной идиллии: брат сад. И в нищенской своей порфире, попав навеки к слову в плен, при пошатнувшемся кумире хранительных поэт взыскует стен. Мой сад уподобляя лире, где струны вместо кровеносных вен, укореняешься в эфире, и царство пчел не знает перемен. Звук в этом имени античный, прозрачному не свойствен тлен; отчетливый и симметричный в двоящихся слогах благословен. II Какое солнце тянет наземные веса? Чей пыл врасплох застанет иные небеса? Для тел неосторожных настала ли пора союзов невозможных? Движение - игра сил противоположных. Сияет сад с утра, но и его истома по-летнему весома и потому щедра. III В твоих ветвях ты, белокурый, и в кружеве твоих теней, сад, скрытный свойственник натуры, земля плавучая видней. В саду привычное сближенье начал, хранящих вес и корм, …
Ночной спасатель топит печь. Сборник стихотворений
5
Прощание. Автопоилки нет. Скончался старый Йонас. Он нам с порога говорил : "Привет!" С подноса кружку брал, немного горбясь, И вилкою чуть трогал винегрет. Здесь публика была из той, что проще. Мы говорили о вселенских рощах, А после, подчиняясь большинству, Мы выпивали по- сто, за Литву. ... Теперь здесь бар. Не повышают голос, Но все-таки мне хочется войти. Бесплотны, до тоски, почти что "герлз", Но все же, к сожалению, почти. Сегодня не накалывают чеки, Но в лужицах пивных мизинцы чертят. Возьму две кружки, сяду в уголок. Здесь занавес и стерео -колонки, Почти не утруждают перепонки. Я выпью пива по литовский рок. Ты мудрым был, наитишайший Йонас. От мудрости твоей хотелось выть. Когда ты говорил: "А что, Чюрленис?" То ощущалось, быть или не быть. Однажды он увел меня отсюда, К художнику, что жил, неподалеку. Там был канал и хмурый птичий клекот. За серой дверью начиналось чудо. Он тихо нес свой коммунальный крест, Но оживала вера в человека, В холстах провинциального Эль-Греко, С фамилией, …
Стихи
5
* * * Тусклый месяц. И легкий туман На цветы уронил свою прядь. Этот вечер словно затем, Чтобы тайной встречи искать. Золотого шитья башмачки Я сниму, понесу в руках. По душистым ступеням наверх Поднимусь я в одних чулках. Там, на южном крыле дворца, Где нарядно расписанный зал, Наконец увижусь с тобой И в твои загляну глаза. Как мне трудно прийти к тебе, А уйти и того трудней… Мой желанный, я очень прошу, Будь ты ласковей и нежней. * * * С рассветом Луна заходит. И, ночлег покидая, Куда-то плывут облака. Откинувшись на подушки, Одна, в молчанье мечтаю, Грежу о травах душистых, Зеленые вижу луга… Крик гуся все реже и реже Доносится издалека. Иволга Прочь улетела, И лепестки, опадая, Мечутся на ветру. И на дворе, и в доме Стоит тишина глухая, Цветов облетевших не трону, Алеют пускай вокруг. С пирушки домой возвращаясь, Пусть видит их нежный друг. * * * Маленький сад опустел, Царит во дворе тишина. Лишь не смолкает валек И ветер с ним заодно. Мне теперь не заснуть, А ночь бесконечно длинна, …
Нічні концерти
5
І. Криниця Леонтовича …І він серед степу спинився, вслухаючись в гони і гони, У луни і луни епохи, в сполохані людські серця. Вони напливають – ці шуми, і думи, і гомони, й тони. Немає для серця і пісні ані тишини, ні кінця. Гармонія степу хвиляста, колосся співучі поклони, Хорали могутнього неба, бриньлива ігра вітерця. Хіба їх вмістити у звичні, усталені здавна канони? Хіба для них стачить твойого маленького серця митця? Вгамуйся, шукачу пісень сіроокий, І вслухайся в себе, в свій світлий неспокій, І шепіт єства тобі скаже, куди Рушати, щоб рідних джерел таємниці Пізнати. Он поруч, в отой переярок зійди, — Там світиться око видюще криниці, Там моряться цямрин дубових ряди. Одгорни кугу і руту, Запашну розсунь траву І криницю призабуту, Ясноводну і живу, Кимось добрим міцно вкуту В землю вогку степову, Там, хвилюючись, знайди. Сивим, як пил, устами Ти до неї припади І щасливо, до нестями Напийся музики криничної води. Краплинка музики. І оживуть вуста. Росинка музики. Бездонна глибина. …
arrow_back_ios