Гибель Атлантиды
8.53
Когда-то: в дебрях Амазонки, В дремучей Северной тайге. От старика и до девчёнки, На Русском пели языке. Была культура вся едина. Была единая страна. И войном был, любой мужчина. Родить мечтала, женщина. Летая к звёздам, наши предки, Дружили с миллиардом рас. И войны, хоть, были не редки, Добро было в душе у нас. Но к власти быстрая дорога, В Атлани* стала дорогА. Забыли Анты слова Бога, Увидели в друзьях, врага. И спутник, Фатта*, на осколки, Разбился, в море утонул. Цунами затопил посёлки. Три раза Землю обогнул. Взрывались ядерные бомбы. И убегая от судьбы, Прятались люди в катакомбы. Звёздным друзьям неся мольбы. Жрецы Атлани доигрались, В игру, в которой, нет побед. И в результате мы остались, Без Звёздных Врат*, но с кучей бед. Нельзя деянья наших предков, Похоронить во тьме веков. Нам нужно чтить Великих Асов*, Не забывая про ослов… ПОЯСНЕНИЕ В Атлани* — Атлань — одной из названий Атлантиды, затонувшего около 13 000 лет материка. спутник, Фатта* — Раньше вокруг нашей Планеты вращались …
Анна Снегина
8.5
Что землю не троньте, Еще не настал, мол, миг. За что же тогда на фронте Мы губим себя и других?" И каждый с улыбкой угрюмой Смотрел мне в лицо и в глаза, А я, отягченный думой, Не мог ничего сказать. Дрожали, качались ступени, Но помню Под звон головы: "Скажи, Кто такое Ленин?" Я тихо ответил: «Он — вы». 3 На корточках ползали слухи, Судили, решали, шепча. И я от моей старухи Достаточно их получал. Однажды, вернувшись с тяги, Я лег подремать на диван. Разносчик болотной влаги, Меня прознобил туман. Трясло меня, как в лихорадке, Бросало то в холод, то в жар И в этом проклятом припадке Четыре я дня пролежал. Мой мельник с ума, знать, спятил. Поехал, Кого-то привез… Я видел лишь белое платье Да чей-то привздернутый нос. Потом, когда стало легче, Когда прекратилась трясь, На пятые сутки под вечер Простуда моя улеглась. Я встал. И лишь только пола Коснулся дрожащей ногой, Услышал я голос веселый: "А! Здравствуйте, мой дорогой! Давненько я вас не видала. Теперь из ребяческих лет Я важная дама …
Поэзия Серебряного века (Сборник)
2007
8.5
Термин “модернизм” ( фр. moderne – новейший, современный) в широком смысле представляет собой общее обозначение явлений искусства и литературы ХХ века, отошедших от традиций внешнего подобия. Основной чертой методологии модернизма в различных течениях искусства (фовизм, экспрессионизм, кубизм, авангардизм, сюрреализм, примитивизм и т. д.) является метафорическое построение образа по принципу разветвленной ассоциативности, свободного соответствия выразительности формы характеру запечатлеваемых настроений. По отношению к поэзии модернизм воплотился “в систему относительно самостоятельных художественных направлений и течений, характеризующихся ощущением дисгармонии мира, разрывом с традициями реализма, бунтарско-эпатирующим восприятием, преобладанием мотива утраты связи с реальностью, одиночества и иллюзорной свободы художника, замкнутого в пространстве своих фантазий, воспоминаний и субъективных ассоциаций [10] ”. Если подвести итог вышесказанному, то можно прийти к следующему соображению: …
Стихотворения
1989
8.5
СТИХИ О ТРЕХ КОТИКОЛОВАХ Перевод В. и М. Гаспаровых В японских землях, где горят бумажные фонари, У Бладстрит Джо на всех языках болтают и пьют до зари. Над городом веет портовый шум, и не скажешь бризу, не дуй! От Иокогамы уходит отлив, на буй бросая буй. А в харчевне Циско вновь и вновь говорят сквозь водочный дух Про скрытый бой у скрытых скал, Где шел «Сполох» и «Балтику» гнал, а «Штральзунд» стоял против двух. Свинцом и сталью подтвержден, закон Сибири скор. Не смейте котиков стрелять у русских Командор! Где хмурое море ползет в залив меж береговых кряжей, Где бродит голубой песец, там матки ведут голышей. Ярясь от похоти, секачи ревут до сентября, А после неведомой тропой уходят опять в моря. Скалы голы, звери черны, льдом покрылась мель, И пазори играют в ночи, пока шумит метель. Ломая айсберги, лед круша, слышит угрюмый бог, Как плачет лис и северный вихрь трубит в свой снежный рог. Но бабы любят щеголять и платят без помех, И вот браконьеры из года в год идут по запретный мех. …
Сонеты и стихи
8.45
Это огромное социальное, научное и эстетическое движение, определяемое Энгельсом как «величайший прогрессивный переворот из всех пережитых до того времени человечеством» 10 , обозначилось уже в середине XIV века в Италии, которую Энгельс называет «первой капиталистической нацией» 11 ; в других же странах Западной Европы оно проявилось с полной силой лишь в XVI столетии. В Англии, где культурное развитие было замедленным по сравнению не только с Италией, но и с Францией, а в известных отношениях даже с Испанией, Возрождение в области искусства и науки развернулось лишь во второй половине XVI века, но зато оно проявилось здесь сразу с огромной силой, словно наверстывая упущенное. Мы наблюдаем в это время чрезвычайное развитие лирики и эпической поэзии (Спенсер, Сидни, Шекспир как автор поэм и сонетов), авантюрного, психологического и бытового романа (Неш, Делони, Грин), блестящую плеяду драматургов (Шекспир, Марло, Бен Джонсон, Хейвуд, Бомонт, Флетчер и многие другие). Знакомство с античной …
Божественная комедия
1967
8.42
Образные картины и описания достоинств и добродетелей Беатриче, проникновенный анализ экстатического обожания сообщают одухотворенность и яркость схематическим литературным приемам. Во второй части отец Беатриче умирает, поэт отзывается на эту смерть глубоким состраданием. Болезнь приковала Данте к ложу, мрачные предчувствия и мысли о смерти терзают его. В бреду он слышит предвещание своей смерти; видения множатся, делаются все безысходнее. Он видит, как меркнет солнце, как бледнеют и льют слезы звезды; птицы падают мертвыми на лету, земля дрожит и слышится неведомый голос: «Ты ничего не знаешь? Твоя возлюбленная умерла!» Вскоре поэту принесли известие об ее кончине. Весь мир опустел для него; смерть Беатриче является в ощущении Данте общественным бедствием, и он оповещает о нем именитых граждан Флоренции. В течение двух ближайших лет Данте ищет утешения в серьезной работе мысли. Острота потери несколько сглаживается: взоры одной дамы, которая пожалела горевавшего юношу, вливают в его сердце …
Собрание сочинений в четырех томах. Том 2. Песни.1971–1980
2009
8.4
Стратегией Высоцкого была универсальность творимой им картины мира. Именно таков критерий, по которому «проходят» в высший разряд писателей. «На всё отозвался он сердцем своим, что просит у сердца ответа», – сказал Баратынский в стихах, написанных на смерть Гёте. И Пушкина русская культура поставила на первое место именно за универсальность, за то, что он – «наше всё», как выразился Аполлон Григорьев. И Высоцкий сумел стать «нашим всем» для очень многих соотечественников. Ведь дело не только в том, что он касался запретных тем, о которых боялись писать подцензурные поэты. Дело в самой полноте и системности «мироздания по Высоцкому»: здесь нет белых пятен, нет неосвоенных пространств. И есть философское познание общих законов бытия, извечных свойств человеческой натуры. Житейская проза, которую Высоцкий втаскивал в поэзию, разговорный язык, которым он (опять-таки подобно Пушкину!) не боялся говорить с читателями, обогатили русский стих, сделали его живее и динамичнее. В теории поэзии есть …
Баллады
8.4
ВЕРЕСКОВЫЙ МЕД Из вереска напиток Забыт давным-давно. А был он слаще меда, Пьянее, чем вино. В котлах его варили И пили всей семьей Малютки-медовары В пещерах под землей. Пришел король шотландский, Безжалостный к врагам. Погнал он бедных пиктов К скалистым берегам. На вересковом поле, На поле боевом Лежал живой на мертвом И мертвый — на живом. Лето в стране настало, Вереск опять цветет, Но некому готовить Вересковый мед. В своих могилках тесных, В горах родной земли Малютки-медовары Приют себе нашли. Король по склону едет Над морем на коне, А рядом реют чайки С дорогой наравне. Король глядит угрюмо: «Опять в краю моем Цветет медвяный вереск, А меда мы не пьем!» Но вот его вассалы Приметили двоих Последних медоваров, Оставшихся в живых. Вышли они из-под камня, Щурясь на белый свет,— Старый горбатый карлик И мальчик пятнадцати лет. К берегу моря крутому Их привели на допрос, Но ни один из пленных Слова не произнес. Сидел король шотландский, Не шевелясь, в седле. А маленькие люди Стояли на …
Стихи Веры Полозковой разных лет
8.4
Ты узнаешь мой голос в других голосах - Он свободен и дерзок, он звучен и светел, У меня в жилах пламя течет, а не кровь, Закипая в зрачках обжигающим соком. Я остра, так и знай - быть не надо пророком, Чтоб понять, что стреляю я в глаз, а не в бровь. Ты мне нравишься, Мастер: с тобой хоть на край, Хоть за край: мы единым сияньем облиты. Эта пьеса - судьба твоя; что ж, выбирай - Если хочешь, я буду твоей Маргаритой... Ночь с 5 на 6 июля 2003 года. @@@ Препарирую сердце, вскрывая тугие мембраны. Вынимаю комки ощущений и иглы эмоций. Прежних швов не найти - но я вижу и свежие раны, Ножевые и рваные - Господи, как оно бьется?.. Беспристрастно исследую сгустки сомнений и страхов, Язвы злобы глухой на себя, поразившие ткани. Яд неверия губит ученых, царей и монахов - Мое племя в отважных сердцах его копит веками. В моих клетках разлита бессилия злая отрава, Хоть на дне их лучатся осколочки Божьего дара. Слишком горьки разочарованья. Но мыслю я здраво: Я больна. Мое сердце страшнее ночного кошмара. …
Борис Годунов
8.34
НОЧЬ. КЕЛЬЯ В ЧУДОВОМ МОНАСТЫРЕ. (1603 года.) ОТЕЦ ПИМЕН, ГРИГОРИЙ СПЯЩИЙ. П и м е н (пишет перед лампадой). Еще одно, последнее сказанье – И летопись окончена моя, Исполнен долг, завещанный от бога Мне грешному. Недаром многих лет Свидетелем господь меня поставил И книжному искусству вразумил; Когда-нибудь монах трудолюбивый Найдет мой труд усердный, безымянный, Засветит он, как я, свою лампаду – И, пыль веков от хартий отряхнув, Правдивые сказанья перепишет, Да ведают потомки православных Земли родной минувшую судьбу, Своих царей великих поминают За их труды, за славу, за добро – А за грехи, за темные деянья Спасителя смиренно умоляют. На старости я сызнова живу, Минувшее проходит предо мною – Давно ль оно неслось событий полно, Волнуяся, как море-окиян? Теперь оно безмолвно и спокойно Не много лиц мне память сохранила, Не много слов доходят до меня, А прочее погибло невозвратно..... Но близок день, лампада догорает – Еще одно последнее сказанье. (Пишет.) Г р и г о р и й (пробуждается). …
Стихи
8.33
Около 10 марта 1940, Фонтанный Дом 1935-1940 Анна Ахматова. Сочинения в двух томах. Москва, "Цитадель", 1996. * * * Хочешь знать, как все это было? — Три в столовой пробило, И, прощаясь, держась за перила, Она словно с трудом говорила: "Это все... Ах нет, я забыла, Я люблю вас, я вас любила Еще тогда!" —"Да". 1911 Мысль, вооруженная рифмами. изд.2е. Поэтическая антология по истории русского стиха. Составитель В.Е.Холшевников. Ленинград, Изд-во Ленинградского университета, 1967. * * * Широк и желт вечерний свет, Нежна апрельская прохлада. Ты опоздал на много лет, Но все-таки тебе я рада. Сюда ко мне поближе сядь, Гляди веселыми глазами: Вот эта синяя тетрадь — С моими детскими стихами. Прости, что я жила скорбя И солнцу радовалась мало. Прости, прости, что за тебя Я слишком многих принимала. Поэзия Серебряного Века. Москва, "Художественная Литература", 1991. * * * Когда в тоске самоубийства Народ гостей немецких ждал, И дух суровый византийства От русской церкви отлетал, Когда приневская …
Козёл и дельфин. Басня
8.33
Козёл гордыней ослеплённый Решил, что небо по плечу И от капусты возбуждённый Кричал - я в Англию хочу! Купил он яхту у лисицы Набрал матросов из хорьков И убежавши от волчицы Ступил на борт и был таков! Но развалилась в море яхта Стихия не добра к козлам И купленные у лисиц корыта Волна морей разносит в хлам! Враз потеряв и спесь и наглость Козёл пустив соплю тонул Он позабыл и честь и гордость Когда в лик смерти заглянул На счастье глупого козлины Ведя весёлую игру Его увидели дельфины Всегда открытые добру И даже зная что козлиной Им не дождаться похвалы Сплочённой стаею дельфинной Они того козла спасли Козёл на скалы, отряхнувшись Залез с поднятой головой Об камни пару раз споткнувшись На берег он ступил родной Но со своей мечтой наивной Расстаться к'oзел не спешил Ведь всей душой своей, козлинной Он ехать в Англию решил! Но в Англии капусты мало Своих козлов там, пруд пруди И пред козлом проблема стала - Капусту где б быстрей найти! Тогда то вспомнил о дельфине Сообразительный козёл …
Английская классическая эпиграмма
1987
8.33
Природа, утверждаешь ты, Отнюдь не терпит пустоты. О, если бы когда-нибудь В себя сумел ты заглянуть! Частой темой являются отношения полов. Распущенность нравов, ветреность, продажная любовь, кокетство, холодная чопорность – все это не раз служило поводом для эпиграмм. Но особенно часто в них осмеивается неудачный брак, и в первую очередь достается женам. Почему им, не трудно понять, ведь авторы эпиграмм мужчины. Если судить по эпиграммам, больше всего досаждает им болтливость и властность жен. Тема эта весьма давняя. Она встречается на Древнем Востоке, в античной Греции и Риме, обильно представлена она в литературе горожан в средние века. И во все времена авторов нельзя обвинить в большой оригинальности. Все они трактуют эту тему весьма одинаково, чтобы не сказать тривиально. Даже Роберт Бернс не нашел особенно оригинального «хода», чтобы обновить трактовку этой темы (см. его «Надпись на могиле эсквайра, который был под башмаком у жены»). Вольнодумство имело давние корни в Англии. Уже …
Вернуть бы тех, кого забрали небеса...
8.33
Вернуть бы тех, кого забрали небеса... По моей щеке бежит еще одна слеза. Хоть на минутку, лишь увидеть лица. А может кто-нибудь сумеет вновь родиться? Вернуть бы тех, кого с нами больше нет, И каждый день я вижу мамин силуэт. Сестры, которой больше нет, бабули, Моей бабули. И я молюсь, чтоб их вернули. Судьба ко мне не благосклонна, И я не слышу больше того звона Из комнаты родной сестры, Никто не заполнит в сердце дыры... Вернуть бы тех, кого забрали небеса, Хоть я больше и не верю в чудеса. Хочу, чтоб было все как прежде, Но больше нет у меня той надежды...
Гавриилиада
8.3
Воистину еврейки молодой Мне дорого душевное спасенье. Приди ко мне, прелестный ангел мой, И мирное прими благословенье. Спасти хочу земную красоту! Любезных уст улыбкою довольный, Царю небес и господу-Христу Пою стихи на лире богомольной. Смиренных струн, быть может, наконец Ее пленят церковные напевы, И дух святой сойдет на сердце девы; Властитель он и мыслей и сердец. Шестнадцать лет, невинное смиренье, Бровь темная, двух девственных холмов Под полотном упругое движенье, Нога любви, жемчужный ряд зубов… Зачем же ты, еврейка, улыбнулась, И по лицу румянец пробежал? Нет, милая, ты право, обманулась: Я не тебя, – Марию описал. В глуши полей, вдали Ерусалима, Вдали забав и юных волокит (Которых бес для гибели хранит), Красавица, никем еще не зрима, Без прихотей вела спокойный век. Ее супруг, почтенный человек, Седой старик, плохой столяр и плотник, В селенье был единственный работник. И день и ночь, имея иного дел То с уровнем, то с верною пилою, То с топором, не много он смотрел На прелести, …
Легенда о Сигурде и Гудрун
2011
8.27
Каждому разделу этой книги предшествует иллюстрация Билла Сэндерсона. Художник точно воспроизвел резьбу по дереву, украшающую широкие дверные притолоки церкви XII века в Хюлестаде на юге Норвегии, что ныне хранятся в Собрании древностей в Историческом музее университета Осло. Сцены, представленные в непрерывной вертикальной последовательности, воспроизводят историю самого славного из подвигов Сигурда (в «Песни о Вёльсунгах» о нем рассказывается в главе V «Регин») — это убийство дракона Фафнира, благодаря которому Сигурд получил прозвище F'afnisbani — Драконоборца. На первом из резных орнаментов изображено, как кузнец Регин отковал и опробовал мечи. Далее следует убийство Фафнира; иллюстрация того, как Сигурд отведал крови дракона, обмакнув в нее палец, и научился понимать голоса птиц (строфа 41 в «Песни»); убийство Регина (строфа 45); прославленный в легендах конь Сигурда Грани, рожденный от Слейпнира, мифического скакуна Одина: здесь он изображен нагруженным драконьим сокровищем, …
Девушка и смерть
1949
8.27
1 По деревне ехал царь с войны. Едет – чёрной злобой сердце точит. Слышит – за кустами бузины Девушка хохочет. Грозно брови рыжие нахмуря, Царь ударил шпорами коня, Налетел на девушку, как буря, И кричит, доспехами звеня: – Ты чего, – кричит он зло и грубо, Ты чего, девчонка, скалишь зубы? Одержал враг надо мной победу, Вся моя дружина перебита, В плен попала половина свиты, Я домой, за новой ратью еду, Я – твой царь, я в горе и обиде, — Каково мне глупый смех твой видеть? Кофточку оправя на груди, Девушка ответила царю: – Отойди – я с милым говорю! Батюшка, ты лучше отойди. Любишь, так уж тут не до царей, — Некогда беседовать с царями! Иногда любовь горит скорей Тонкой свечки в жарком божьем храме. Царь затрясся весь от дикой злости. Приказал своей покорной свите: – Ну-те-ко, в тюрьму девчонку бросьте, Или, лучше, – сразу удавите! Исказив угодливые рожи, Бросились к девице, словно черти, Конюхи царёвы и вельможи, — Предали девицу в руки Смерти. 2 Смерть всегда злым демонам покорна, Но …
arrow_back_ios