Новые книги в жанре: Европейская старинная литература

Каждый жанр нашей онлайн библиотеки, включая "Европейская старинная литература" регулярно пополняется за счёт добавления новинок литературы. На этой странице выводятся все книги жанра "Европейская старинная литература" в порядке добавления на сайт. Хочешь чего-то новенького из мира литературы - заходи сюда.
Божественная комедия
7
Как если б, на земле пылая, пламя Не рвалось всею силой вверх оттуда. [16] — 142. И в небо вновь она впилась очами. Песнь вторая Первый отдел: сферы семи планет. – На Луне. – Конец рассказа Беатриче. 1. О вы, чей утлый челн, хоть мал и тесен, [17] Вслед одинокому стремится бегу, Каким корабль моих несется песен! 4. Домой вернитесь, к верному ночлегу: Лишь я из виду скроюсь, – бесполезно Заблудитесь в пучинах вы без брегу. 7. Мне путь в еще не пройденные бездны. Минерва – ветр мой; Феб мой руль; имею Я новых Муз вождями в край надзвездный! 10. Немногие ж, кто протянули шею, Стремясь за пищей Ангелов святою, [18] Чтоб жить, во век не насыщаясь ею, — 13. Плывите смело в океан за мною, Пока в глазах у вас я там предъйду; Но след мой вмиг сотрется вновь волною. 16. Дивиться будете, как не дивились виду Пастушьему великого Язона Герои, что отправились в Колхиду! [19] 19. Мы возносились жаждою врожденной [20] Зреть царство то, что носит образ Божий, — Со скоростью вращения вселенной. 22. Глядела …
Божественная комедия (илл. Доре)
1892
7.62
Песнь вторая Сомнения Данте — Ответ Вергилия 1 День уходил, и неба воздух темный Земные твари уводил ко сну От их трудов; лишь я один, бездомный, 4 Приготовлялся выдержать войну И с тягостным путем, и с состраданьем, Которую неложно вспомяну. 7 О Музы, к вам я обращусь с воззваньем! О благородный разум, гений свой Запечатлей моим повествованьем! 10 Я начал так: «Поэт, вожатый мой, Достаточно ли мощный я свершитель, Чтобы меня на подвиг звать такой? 13 Ты говоришь, что Сильвиев родитель, * Еще плотских не отрешась оков, Сходил живым в бессмертную обитель. 16 Но если поборатель всех грехов К нему был благ, то, рассудив о славе Его судеб, и кто он, и каков, 19 Его почесть достойным всякий вправе: Он, избран в небе света и добра, Стал предком Риму и его державе, 22 А тот и та, когда пришла пора, Святой престол воздвигли в мире этом Преемнику верховного Петра. 25 Он на своем пути, тобой воспетом, * Был вдохновлен свершить победный труд, И папский посох ныне правит светом. 28 Там, вслед за ним. …
Нескромные сокровища
1993
6.71
Глава четвертая Вызов гения Гений Кукуфа, старый ипохондрик, опасаясь, как бы светская сутолока и общение с другими гениями не помешали его спасению, укрылся в уединении, чтобы всласть заняться усовершенствованием Великой Пагоды, щипать, царапать себя, выкидывать разные шутки, скучать, беситься и издыхать с голоду. Там он лежит на циновке, зашитый в мешок, бока его стиснуты веревкой, руки скрещены на груди, голова закрыта капюшоном, из-под которого выглядывает только кончик бороды. Он спит, но можно подумать, что он созерцает. У него нет другого общества, кроме совы, дремлющей у его ног, нескольких крыс, грызущих его подстилку, и летучих мышей, кружащихся над его головой; его вызывают, произнося под звуки колокола первый стих ночного богослужения браминов. Тогда он подымает свой капюшон, протирает глаза, надевает сандалии и отправляется в путь. Представьте себе старого камальдула [4] , который летит по воздуху, держась за ноги двух больших сов. В таком виде Кукуфа появился перед султаном. …
Дневники. Письма. Трактаты. Том 1
1957
5
Изобразительное искусство Германии не осталось в стороне от этого общего подъема. Первая половина XVI века вписала в его историю одну из самых блестящих страниц. Если до сих пор оно лишь медленно и с трудом пробивалось к жизненной правде, то теперь оно вышло на новый путь. Разнообразие и смелость исканий и, главное, страстность, живое биение жизни характеризуют искусство этой поры, давшее Германии Дюрера и Гольбейна, Грюневальда и Рименшнейдера, Кранаха и Альтдорфера. Обновление это прежде всего сказалось в живописи, хотя она не имела здесь такого распространения и не играла той роли в общественной жизни, какая выпала ей в Италии. Монументальная живопись почти не привилась в Германии. Живописные произведения немецкого Возрождения представляли собой по большей части алтарные картины, заказы на которые исходили от князей, духовенства или, иногда, от богатых купеческих семей. Немецкая живопись оставалась в то время почти исключительно религиозным искусством; светская тематика проникала в нее …
Фламенка
1983
5
Дополнения [239] Арнаут Даниэль Когда с вершинки Ольхи слетает лист, Дрожат тростинки, Крепчает ветра свист, И нем солист Замерзнувшей лощинки - Пред страстью чист Я, справив ей поминки. Морозом сжатый, Спит дол; но, жар храня, Амор-оратай Обходит зеленя, Согрев меня Дохой, с кого-то снятой, Теплей огня, - Мой страж и мой вожатый. Мир столь прекрасен, Когда есть радость в нем, Рассказчик басен Злых – сам отравлен злом, А я во всем С судьбой своей согласен: Ее прием Мне люб и жребий ясен. Флирт, столь удобный Повесам, мне претит: Льстец расторопный С другими делит стыд; Моей же вид Подруги – камень пробный Для волокит: Средь дам ей нет подобной. Было б и низко Ждать от другой услад, И много риска: Сместится милой взгляд - Лишусь наград; Хоть всех возьми из списка Потрембльский хват - Похожей нет и близко. Ее устои Тверды и мил каприз, Вплоть до Савойи Она – ценнейший приз, Держусь я близ, Лелея чувства, кои Питал Парис К Елене, житель Трои. Едва ль подсудна Она молве людской; Где многолюдно, …
Сочинения
6.25
VIII. После отъезда этой благородной дамы повелителю ангелов было угодно призвать ко славе своей юную даму благородного облика, которая была всем дорога в упомянутом городе. Я видел, как возлежит ее бездыханное тело, жалостно оплакиваемое многими дамами. Тогда я вспомнил, что видел усопшую в обществе Благороднейшей, и не смог удержаться от слез; пребывая в слезах, я решил сказать несколько слов о ее смерти в воздаяние за то, что я видел ее некогда с моею дамой. Этого предмета я коснулся в последней части слов, мною сложенных, как это ясно тем, кто умеет слышать. Я написал два сонета; первый начинается: «Амор рыдает…», а второй: «О неприятельница состраданья…» Амор рыдает, и рыдать должны Влюбленные. Причину слез узнают: Здесь дамы к милосердию взывают, 4 И скорбью очи их поражены. Краса и молодость погребены Презренной смертью. Все, что восхваляют На этом свете, пелены скрывают; 8 И сердца тайники обнажены. Любви владыка даме честь воздал, И было истинно его явленье. 11 Амор, склонясь над …
Амето
1972
6.25
IV Кефис [15] , текущий в Аонийском крае, то прямо, то излучины плетя, извивами приятными играя и волны обольстительно катя, с невиданным до сей поры уменьем Лириопею [16] совратил, шутя, и так он воспылал к ней вожделеньем, что отнял девственность, мольбам не вняв, и пренебрег ее сопротивленьем, и породил меня; среди дубрав ручьям я поклоняюсь и потокам и чту в них средоточье отчих прав; к тому же, наклонясь над водотоком, своей красой любуюсь – всякий раз себя увидя в зеркале глубоком; и норовлю украситься подчас травинками, веночками, цветами, милей от милых становясь прикрас, И, часто пребывая над водами, я причащаюсь их былых услад и проникаюсь давними страстями, которым не последовал мой брат, [17] прекрасный видом и стрелок успешный, без жалости отвергнувший подряд всех, кто пылал к нему любовью нежной, пока однажды, заглянув в поток, не увидал себя и, безутешный, в цветок не превратился; на цветок печально глядя, я вздохну порою от жалости, хоть неуступчив рок. И голос тот не властен …
Фьезоланские нимфы
1968
7.5
XXVII Он говорил себе: «О, кто б со мною Равнялся в счастье, — только бы ее, Вот эту девушку — назвать женою?! Мне сердце шепчет вещее мое: Никто б не жил блаженней под луною. Когда б не гнев богини — о, свое Свершил бы я, — ее бы взял я силой, И у меня никто б не отнял милой». XXVIII Так чаща свежая еще таила Любовника влюбленного, — воздев Чело, Диана видит, что светило Дневное в небе никнет, потускнев, Лишенное лучистости и пыла, — И вот она и лик веселый дев Идут на холм, поют, непринужденны, Прекраснейшие песни и канцоны. XXIX И Африко, очей не отрывая, Глядит и слушает. Встают, и вот Его любимую зовет другая: «Пойдем же, Мензола!» Она встает — И так легка, подружек нагоняя! Рассыпался прекрасных нимф народ По хижинкам укромным понемногу, Диану проводивши в путь-дорогу. XXX Пятнадцать было нимфе лет едва ли, Златились кудри длинные у ней, Ее одежды белизной сияли, Прекрасен был лучистый взгляд очей. Кто в них глядел, не ведал тот печали; Вид ангела, движенья — нет стройней, …
Фьямметта
1968
7.43
Вследствие моего благородного происхождения, по старинному обычаю, мне было оставлено достаточно почетное место между другими женщинами; заняв его, я по привычке обвела глазами храм, наполненный мужчинами и женщинами, расположенными разнообразными группами. Не успели во время священной службы заметить, что я вошла в храм, как случилось то, что случалось во все прошлые разы, а именно: не только взоры мужчин обратились ко мне, но даже женщины смотрели на меня, будто никогда ими не виданная Венера или Минерва сошли на то место, где я стояла. Как смеялась я про себя над всем этим, довольная сама собою, гордясь не менее богини! И почти все юноши, перестав смотреть на других женщин, окружили меня, как венком, и, рассуждая о моей красоте, единогласно прославляли ее. Но я, смотря в другую сторону, делала вид, что занята другой заботой, и прислушивалась к желанной сладости их слов, которая как бы обязывала меня взглянуть на них более благосклонно; и я глядела не раз, не два, так что некоторые, пленившись …
Ворон
1975
6.25
Тут туман стал редеть, а небо потемнело с наступлением ночи, и я понял, что полет занес меня в безлюдную пустошь, мрачную и суровую, заросшую дикими растениями, колючками и сучковатым кустарником, без тропы или дороги, окруженную крутыми и столь высокими горами, что, казалось, вершины их упираются в небо. Как ни смотрел я во все глаза, как ни напрягал свою мысль, я не мог попять или догадаться, как я сюда попал и, что всего ужаснее, как я отсюда выберусь и вернусь в знакомые места. К тому же, куда бы я ни повернулся, со всех сторон неслись завывания, вопли и рыканье каких-то страшных зверей, коих, судя по виду местности, здесь водилось немало. Тут скорбь и страх в равной мере завладели душой моей; скорбь непрестанно нагоняла мне на глаза слезы, а на уста — вздохи и сетования. Страх мешал принять решение, к какой из гор направиться, дабы уйти из этой долины, ибо каждая из них, казалось, грозила смертью. Так стоял я, недвижим, без совета и помощи, не ожидая ничего, кроме смерти от голода …
Соната Дьявола
5
Когда-то, давным-давно, жил в Аугсбурге музыкант по имени Ньезер, который с одинаковым искусством умел делать музыкальные инструменты, сочинять мелодии и их же исполнять. За это почитали его не только в родном городе, но и по всей Швабии. Правда, был он при этом несметно богат, а это обстоятельство никогда не вредит художникам, даже самым искусным. Иные его собратья по ремеслу, менее удачливые, чем он, поговаривали, будто состояние свое он приобрел не слишком почтенными средствами, но у него были друзья, которые всегда умели им ответить, что все это одни лишь сплетни, распространяемые завистниками. Единственной наследницей Ньезера была его дочь, чья красота и невинная прелесть уже сами по себе могли служить достаточным приданым, не будь даже заманчивых надежд на щедрость отца. Своими ласковыми голубыми глазами, кроткой улыбкой и множеством отменных душевных качеств Эстер стяжала себе не меньшую славу, чем Ньезер своими богатствами, совершенством своих струнных инструментов и чудодейственным …
Зеленое чудовище
5
IV Мораль Так был наказан сержант за богохульство, а белошвейка – за расчетливость. V Что случилось с зеленым чудовищем Этого никто никогда не узнал.
Галaтeя
1961
5
Два друга Все пастухи столь мелодично на инструментах своих заиграли, что одно наслаждение было их слушать, и в тот же миг, словно в ответ им, божественною гармонией зазвучали хоры великого множества птиц, ярким своим опереньем сверкавших в густой листве. Так шли некоторое время пастухи, пока не приметили давным-давно прорытую в горе пещеру, находившуюся совсем близко от дороги, а потому они явственно различили звуки арфы, на которой играл некий пещерный житель, и тут Эрастро, прислушавшись, молвил: — Остановитесь, пастухи! Сегодня, кажется, все мы услышим то, что я вот уже несколько дней мечтаю услышать, а именно — пение одного милого юноши, который недели две тому назад здесь поселился и ведет столь суровую жизнь, какую, по моему разумению, в его молодые лета вести не должно, и когда мне случалось проходить мимо, до меня доносились звуки арфы и до того сладкое пение, что мне хотелось слушать его еще и еще, однако ж всякий раз я заставал лишь конец песни. И сколько я ни заговаривал с юношей …
Странствия Персилеса и Сихизмунды
1961
6.25
Глава вторая Во исполнение приказа капитана моряки оставили юношу одного, дабы он спокойно уснул, однако юношу осаждал рой печальных мыслей и сон не мог преобороть душевное его волнение, а тут еще слуха его достигли тяжкие вздохи и скорбные пени, доносившиеся, как ему показалось, через перегородку из соседнего помещения, что заставило юношу напрячь внимание, и тогда он услышал такие слова: — В горький и недобрый час зачали меня мои родители, и не под счастливой звездой мать моя вышвырнула меня на свет, — да, именно вышвырнула, а не произвела, ибо о моем рождении иначе не скажешь. Вотще надеялась я, что вдоволь нагляжусь в этой жизни на свет божий, — надежда моя меня обманула: на мою погибель меня собираются продать в рабство, а ведь с таким несчастьем никакое другое сравниться не может! — Послушай меня, незнакомка! — воскликнул тут юноша. — Если правда, что человек, поведав другому свои испытания и горести, чувствует облегчение, то приблизься, приникни к этой щели в перегородке и поведай …
Ивэйн, или рыцарь со львом
5
В палатах короля Артура, Чья благородная натура Для человеческих сердец Являет редкий образец: Любовь с отвагой в сочетанье, — В палатах короля Бретани (Извольте мне прилежней внять!) На Троицу [1] блистала знать. Сначала в зале пировали, Потом красавицы позвали Всех рыцарей в другой покой, Где разговор вели такой: Теперь бы нам послушать были О том, как в старину любили. Любовь, по правде говоря, — Подобие монастыря, Куда строптивые не вхожи. Уставов мы не знаем строже. Тот, кто в служении ретив, И в пылкой нежности учтив. Они, конечно, были правы. Грубее нынче стали нравы. Теперь уже любовь не та: Слывет побаской чистота, Забыта прежняя учтивость, Нет больше чувства, только лживость, Притворный торжествует пыл, — Порок влюбленных ослепил. Оставив это время злое, Давайте всмотримся в былое. Строга была любовь тогда И строгостью своей горда. Повествовать – мое призванье. Я рад начать повествованье О безупречном короле, Столь дорогом родной земле. Среди различных испытаний Не позабыт в своей …
Собака на сене
2001
9.27
Явление восьмое Диана, Отавьо. Отавьо Ночь во что вы превратите! Диана Мне, Отавьо, не до сна. Разве тут уснуть возможно: Кто был в доме у меня? Отавьо Лучше бы, дождавшись дня, Все разведать осторожно. А пока — нужнее сон. Диана Пусть для вас он будет сладок: Засыпать среди загадок — Высшей мудрости закон. Явление девятое Фабьо, Марсела, Доротея, Анарда. Те же. Фабьо Вот эти, может быть, помогут. А остальные спят давно Блаженным сном и все равно Знать толком ничего не могут. Но камеристки не легли И перед вами в полном сборе. Анарда (в сторону) В ночную пору грозно море; Я бурю чувствую вдали. Фабьо Прикажете нам выйти? Диана Да. Уйдите оба. Фабьо (тихо к Отавьо) Разгулялась! Допрос честь честью! Отавьо Помешалась. Фабьо И мне не верит. Вот беда! Уходят Отавьо и Фабьо. Явление десятое Диана, Марсела, Доротея, Анарда. Диана Пусть Доротея подойдет. Доротея Что госпожа моя желает? Диана Скажи: кто чаще всех гуляет Поблизости моих ворот? Доротея Маркиз Рикардо ходит мимо, Граф Парис тоже невзначай. …
Жак-фаталист и его Хозяин
1984
6.6
– Куда ты? – Не мешайте! – Куда ты, спрашиваю я тебя? – Хочу урезонить этих каналий. – Да знаешь ли ты, что их добрый десяток? – А хоть бы сотня: число тут ни при чем, если свыше предначертано, что их все-таки недостаточно. – Черт бы побрал твое дурацкое изречение!.. Жак увернулся от своего Хозяина и скользнул в комнату головорезов, держа в каждой руке по заряженному пистолету. – Ложись! – крикнул он. – Быстрей! Первому, кто шевельнется, я размозжу череп!.. У Жака был такой серьезный вид и такой решительный тон, что эти плуты, ценившие жизнь не менее порядочных людей, безмолвно встали из-за стола, разделись и легли. Хозяин Жака, не уверенный, чем кончится это приключение, поджидал его с трепетом. Жак вернулся, нагруженный скарбом этих людей; он завладел им, чтобы у разбойников не явилось желание встать; а кроме того, он погасил свет и запер дверь на два оборота ключа, который держал в той же руке, что и пистолет. – Теперь, сударь, – объявил он Хозяину, – нам остается только завалить эту …
Калеб Уильямс
6.25
Разумеется, я не испытывал безусловного доверия к суждению дружески расположенного ко мне критика. Тем не менее я провел два дня в глубокой тревоге, пока не оправился от удара. Пусть читатель сам представит себе мое положение. Я не принимал слепо критику моего друга. Но ведь это было единственное, чем я располагал. Это была первая попытка узнать непредубежденное мнение о моей книге. Оно заменяло мне все на свете. Больше я не мог, да и не имел желания, ни к кому обращаться. Если бы я это сделал, мог ли я рассчитывать, что второе, третье суждение будут для меня более лестными, чем первое? А если нет, к чему бы это привело? Нет, мне ничего не оставалось делать, как только укрыться в собственную неприступность. Я решил дойти до конца, полагаясь по возможности только на свое собственное представление о произведении в целом; пусть мир подождет, пока придет его время и книга будет представлена ему на суд. Я начал свое повествование, как это обычно принято, в третьем лице. Но вскоре я почувствовал …
arrow_back_ios