Хозяин
2007
5
— Да бред же, — произнес он с надеждой. — Сплю. Пьяный дурак. Зачем пил? Кусок его тела странным образом отсутствовал. Очень важный кусок. Очень. Ну просто не было там ничего — там, где непременно должно было быть. — Что за чертовщина? — прошептал человек. Он раскорячился и, не доверяя глазам, провел рукою меж ног своих. Пустой гладкий пах — как у куклы. Даже волос не было. Он бросился искать в спущенных трусах… (явная глупость: не могло же ЭТО отклеиться и заваляться в одежде?). Он повернулся к зеркалу задницей, пару секунд разглядывал себя с этого интересного ракурса… А потом завизжал. Тоненько и пронзительно, как девчонка. …Самое время познакомиться с нашим героем поближе. Человек был служивый, казенный. Жил и работал в Клопино, что под Санкт-Петербургом, спаси и сохрани, Господи, бывшую столицу. Клопино, между прочим, крупный город, несмотря на несерьезное название. Целых два градообразующих предприятия, одно из которых — «Виктория, Schmid Ziegel», завод по изготовлению стройматериалов, …
Зелёный мозг
1993
5
Более или менее стандартное начало. — Какого черта я должен знать, важен этот вызов или нет? — требовательно спросил Маккай. — Перестаньте бубнить и приступайте к делу. Это было неожиданное продолжение гнева, не характерное даже для властолюбивого Маккая. — Я прервал какое-нибудь важное дело? — осмелился спросить Фурунео. — Просто я стоял здесь в телесуде и получал развод, — сказал Маккай. — Разве вы не представляете, какие у нас тут важнейшие события, следя, как я бормочу про себя в сниггертрансе? Приступайте к делу! — Прошлой ночью под городом Дивизион, здесь на планете Сердечность, прибило к берегу Калебанский бичбол, — сказал Фурунео, — ввиду смертности, помешательств и послания от максимально-настороженного от Бюро, я подумал, что было бы лучше сразу поставить вас в известность. Ведь этот случай касается вас, не так ли? — Это что, у вас там такие шутки? — громко спросил Маккай. Вместо обиды, Фурунео напомнил себе об интересах …
Шторм-вор
2007
7
«Турпан сказал, что мы справимся», – вот единственная мысль, которая поддерживала ее. Турпан считал, что они сумеют это сделать, а Моа ему верила. Его хладнокровие передавалось ей. Она вспомнила, что он сказал вчера, когда она поделилась с ним своими сомнениями: «Я буду тебя оберегать. Что бы ни случилось, я буду тебя оберегать». И этого ей было достаточно. Но Моа знала, на что способны моцги. Та банда, во владения которой они с Турпаном сейчас вторглись, хватала людей прямо на улицах. Жертва могла считать, что ей очень повезло, если ее сначала убивали, а потом уже начинали есть. Моа` постаралась выбросить эти мысли из головы. Теперь уже слишком поздно, чтобы что-то изменить. Они взялись за эту работу, а Анья-Джакана не любит, когда ее воры не оправдывают надежд. Она очень сердится. Девушке меньше всего на свете хотелось, чтобы гнев атаманши обрушился на нее. Моа боялась Аныо-Джака-ну куда больше, чем моцгов. Турпан молча двинулся от лестницы по коридору, и Моа поспешила следом, едва не …
Второй Фонд
1992
5
Каждая звезда! Каждая звезда, которую видит, и каждая, недосягаемая взору, — все они должны принадлежать ему. Отомстить всем. Человечеству, частью которого он не стал. Галактике, которую он не смог объять. В глубине мозга замерцал холодный предупредительный огонек. Мул следил за передвижениями человека, входившего во дворец. В одиноких сумерках чувствительность мутанта усиливалась и обострялась — и одновременно он почувствовал, как волокна его мозга омывает волна эмоционального удовлетворения. Он без труда узнал его. Это был Притчер. Капитан Притчер — во времена Фонда. Капитан Притчер, которого отвергли и оставили без внимания бюрократы того распадающегося правительства. Капитан Притчер, которого он освободил от мелочной и грязной работы мелким шпионом. Капитан Притчер, которого он сделал сначала полковником, а потом и генералом, чью сферу деятельности он расширил до размеров Галактики. Теперешний Генерал Притчер совершенно предан ему, хотя когда-то был несгибаемым бунтовщиком. И даже …
Ноты долго горят
2009
4.5
Виктор смотрел в окно. До горизонта, на котором угадывалась гряда холмов, тянулась каменистая пустошь. Пыли не было. Ветер, врываясь в приоткрытую щелку окна, теребил волосы, выметая из них пустынный песок. – Эй, студентик. Слышишь меня? Степан размеренно крутил педали. Виктор поморщился. – Слышу. – Я тебя все равно убью. Просто из принципа. Иначе коллеги засмеют. – Кто? – Коллеги. Ты глухой? – Вы профессиональный убийца? – Издеваешься, щенок? Я частный предприниматель! Закончил высшие курсы предпринимательства! Набрал на выпускных семь из восьми трупов! Проходной балл, между прочим. Так что грохну обязательно, извини, а то коллеги не поймут. – А вы тщеславны. Никогда не понимал ваших экзаменов. Бойня, она бойня и есть. – Не скажи. У коммерсантов это с древних времен повелось – идти по трупам. Так что знай, у меня карьера, служебная лестница, сто двенадцать ступенек. Ты теперь сто тринадцатая. – Посмотрим. А про древние времена не надо. Я историк. – Никогда еще не убивал историка! Гы! – …
Берег бесконечности
2003
5
«СТРЕМИТЕЛЬНЫЙ» НЕЗНАКОМЕЦ Существование напоминает блуждания по обширному беспорядочному дому. Дому, разрушенному землетрясениями и огнем, а теперь заполненному горьким непонятным туманом. И каждый раз как он пытается приоткрыть какую-нибудь дверь, заглянуть в маленький уголок прошлого, каждое такое открытие сопровождается волнами острой боли. Со временем он научается не обращать внимание на эту боль. Скорее каждый такой приступ для него верстовой столб, сигнал, знак, подтверждающий, что он на верном пути. Его прибытие на эту планету – стремительное падение сквозь обжигающее небо – должно было бы закончиться милосердной тьмой. Но какая удача бросила его обожженное тело в зловонное болото? Странная удача. С тех пор он познакомился с самыми разными видами страданий – от сильнейшей боли до легких уколов. И, каталогизируя их, узнал, как много видов боли существует. Эта ранняя боль, сразу после падения, хриплая и громкая, исходила от ран и ожогов, боль такой силы, что он почти не заметил пестрый …
Око Владыки
2002
5
Соколенок… В этом слове вмещалось очень многое. Так называл Кийта во время учебы только Аббат, и больше никто. Это имя было символом того сказочного мира, который он всегда мечтал построить, но, видимо, сам и разрушил. «Держись, Соколенок, держись!» — в трудные минуты всегда ободрял его священник. Когда фигура Ровера скрылась за поворотом лесной тропы, Кийт взвыл, как раненный зверь. Его друзья стояли в отдалении и угрюмо молчали. Они старались не смотреть, как предводитель отряда, закрыв ладонями лицо, безуспешно пытается скрыть свои рыдания. Это было в первый и последний раз. Кийт не переносил, когда плачут мужчины. Он редко плакал даже в детстве. Все метсы считали, что слезы губительно действуют на силу воинов и чувство собственного достоинства. Кийт был с этим совершенно согласен. Однако, узнав о гибели священника, он почувствовал себя маленьким мальчиком и наивно захотел повернуть время вспять. Все было тщетно. Прошлое нельзя было вернуть. Лишь подарок Аббата, небольшой серебристый …
Харизма
2002
7.21
— Чего ты там плечами трясешь, Матвеев — говорит Маргарита Тихоновна своим скрипучим голосом. — Продолжай! — Я не трясу плечами! — возмущаюсь я. — А я тебе говорю — продолжай!! — Да не трясу я плечами, что за бред?!! — Не паясничай, Матвеев! — подпрыгивает Маргарита Тихоновна. — Продолжай!!! Оборачивается Аленка, шепотом: — Семнадцатая страница! Со второго абзаца! Вот ведь девчоночка классная… — Да у Матвеева и методички нет! — объявляет Маргарита Тихоновна таким тоном, будто у меня нет штанов. — Продолжай, Баранов! Вздорная тетка! Десять лет назад сочинила тощую брошюрку идиотских текстов, распечатала на институтской множительной машине тиражом в пятьсот штук и заставляет уж которое по счету поколение студентов читать, переводить, а кое-что и наизусть зубрить… Это та методичка, которая сегодня в метро погибла вместе с плеером и тетрадкой… — Аур Автоматик Институт… — тарахтит Баранов. — Инститьют! — скрипуче поправляет Маргарита Тихоновна. — Вы четвертый курс или где? — Инститьют консистс …
Опасное предприятие
2001
5.67
С видом человека, который не привык спешить в подобного рода делах, хозяин «Радости богов» взял с полки позади себя три чистых стакана и налил туда густой золотистый напиток. Подождав, пока пена осядет, он поставил два стакана перед Делом со Скайтом, взял в руку свой стакан и сделал добрый глоток. — Этот парень объявился здесь лет шесть назад и сразу же приобрел славу и популярность среди местного населения. Здешние ребята — веселый народ. Каждое племя верит во всякую чертовщину и усердно молится каким-то булыжникам, рекам, птицам, зверям и насекомым… В перерывах между молитвами они режут глотки иноверцам из соседних племен, и это у них называется благочестивейшим образом жизни. — А как на это смотрят лорды? — спросил Дел Бакстер, делая очередной глоток. — Благородные сеньоры тоже любители веселой шутки. Заманить соседа на очередную попойку к себе в замок и отравить его на знатной пирушке или напасть на своего недруга из-за угла и всадить ему в спину кинжал — это считается верхом военной …
Подразделение 000
2002
5
И нет ничего прекраснее, чем мчащаяся по улицам города спецмашина подразделения 000. Сирена — невыносимый вопль, закладывающий уши. Особенно тем, кто не внутри Милашки. Все мигает, моргает, переливается. Синее и красное. Красное и синее. Ядерная топка на форсаже. Красота. А если еще и в мегафончик пару фраз тем, кто не успел с дороги свернуть… Песня. Пока я занимался “Милашкой”, Боб нашел на заднем сиденье приготовленный для него подарок. Я не успел остановить янкеля. Хотел сделать приятное вечерком, после Службы. Но не учел, что Боб способен чувствовать запах пищи на расстоянии до километра. И отнимать пакет уже поздно. То, что попадало в руки американца, принадлежало ему со всеми потрохами. А попытаться отобрать, значить получить по морде. Даже за подарок. — Это мне? —Боб вынул голову из пакета и удивленно радостно устремил на меня голубые от счастья глаза. — Это все мне? Майор Сергеев… Да зачем так… Да я… прямо… Товаришч! Сейчас он начнет обниматься, или заплачет. Почему я так уверен? …
Ричард Блейд, агент Её Величества
1994
7.17
3. Ричард Блейд; сказка и реальность Отталкиваясь от рассмотренной выше сюжетной канвы, я попытался создать новый образ Ричарда Блейда, более выразительный и привлекательный, и, как мне кажется, более соответствующий той действительности, в которой совершаются его сказочные приключения. Поскольку в новых романах встречается довольно много юмористических сцен, иногда переходящих в гротеск или пародию, должен сразу оговориться, что я не смеюсь и не издеваюсь над своим героем. Он мне приятен; я отношусь к нему с иронической симпатией и полагаю, что Ричард Блейд не в обиде на меня за это. Мне не хотелось бы числить его среди своих врагов — совсем наоборот! В конце концов, выступая в качестве его хрониста и биографа, я стараюсь — в меру своих сил, конечно, — дать ему то, в чем отказал столь умному и отважному человеку Лорд-Ингел: жизнь. Тут мне придется сказать еще пару слов о «старом» Блейде. У Лорда он абсолютно статичен; он одинаков и в первом романе цикла («Бронзовый топор») и, например, …
Двенадцатые звездные войны
1994
5
Клайн со вздохом снова повернулся к Раабу. — Да, я согласен с тобой, что некоторые действия необходимы как знак некоего сопротивления и что ни один другой молодой офицер не имеет такого хорошего шанса прорваться через блокаду, кроме тебя, если, конечно, ты помнишь все, чему научил тебя отец касательно блимпов и навигации. Но дело вот в чем: Штаб не хочет рисковать людьми Флота. Если ты всё-таки решишься на это предприятие, можешь набрать экипаж из восемнадцати гражданских, которые подпишутся под этим из-за все более усиливающегося голода или по каким-либо иным причинам, не оставляющим им никакой надежды. Плюс второй офицер и два триммера. Рааб недоверчиво Посмотрел на него. — Восемнадцать? Клайн сделал жест, который показал его отношение к Штабу и, возможно, к некоторым другим решениям, которые ему пришлось поддержать. — Это будет маленький экипаж даже для «Пустельги». Но ее газовый баллон наполнен только наполовину, так что поднять полный экипаж она не в состоянии. Внезапно …
Робот, который видел сны [Сны роботов]
1995
8.47
– Кем? Элвексом? – Вами , доктор Рэш. Вы совершили ошибку, но именно благодаря этой ошибке мы узнали нечто ошеломляющее… Отныне все работы по изменению фрактальной геометрии позитронного мозга следует взять под строжайший контроль. Мы предупреждены, и это ваша заслуга. Наказания вы не понесете, но отныне вы будете работать только вместе с другими исследователями. Вы поняли меня? – Да, доктор Келвин. Но что будет с Элвексом?.. – Пока я еще ничего не решила. Келвин достала из кармана электронный излучатель и взгляд Линды зачарованно последовал за блестящим пистолетом. Стоит электронному потоку пронзить череп робота, как связи позитронного мозга прервутся и энергетическая вспышка превратит этот мозг в слиток мертвого металла. – Но… Элвекса нельзя уничтожать… он нужен нам для исследований… – Полагаю, что это решение я смогу принять без вашего участия. Я еще не знаю, насколько Элвекс опасен. Она выпрямилась и Линда поняла, что это старое тело способно выдержать и тяжесть решения, и груз ответственности. …
Тар-Айимский Кранг. Сборник научно-фантастической прозы
1992
6
И к тому же Драллар обладал собственным запахом. Вдобавок к местным жителям, в Дралларе занимались бизнесом представители полусотни других разумных рас. Для поддержания постоянного уровня жизни этого скопления коммерции требовалось фантастическое разнообразие органического горючего. Поэтому сам центральный рынок окружала кажущаяся бесконечной серия закусочных, автоповаров и ресторанов, образовывавших в действительности одну огромную непрерывную кухню. Конечная комбинация ароматов, производимых этими заведениями, сливалась в неповторимую атмосферу. На более рафинированных торговых перекрестках такие экзотические миазмы держали бы, как приличествует, под замком. В Дралларе же не имелось для разложения никакого озона. Хлеб насущный для одного являлся для другого ядом. А деликатес для одного мог вызвать у другого тошноту. Но благодаря какой-то случайности химии, или химии случайностей, испарения так хорошо смешивались в естественно влажном воздухе, что любое потенциально вредное воздействие …
После вечеринки
2008
5
Словно выждав мгновение, когда луна исчезнет, что-то большое с треском продралось сквозь кусты и быстро пересекло дорогу. То, что случилось дальше, казалось, было чередой киноэффектов, застывшими кадрами из какого-нибудь фильма. Все произошло слишком быстро. Что-то ринулось на него из темноты. Что-то пыхтящее и хрюкающее. Стюарт застыл на месте. В какое-то мгновение у него возникло жуткое ощущение, что это «что-то» сейчас схватит его. Что-то грубое, голодное и, бесспорно, ужасное. Вспыхнувший в темноте не то глаз, не то зуб дал ему понять, что его противник чуть ли не на голову выше его. Почти над самым ухом раздалось животное рычание, и Стюарт инстинктивно присел на корточки. Его щеки коснулись волосы. Свирепый, неистовый удар по спине. Звук рвущейся одежды. Треск кустов из-за того, что уже сквозь другую изгородь, за спиной Стюарта, ломится нападающий. Стюарт повернулся лицом к изгороди как раз в то мгновение, когда вновь показалась луна, высветившая все вокруг ясным, как среди бела дня, …
Оно приближается…
2010
5
День четвертый Утро только принялось карабкаться от горизонта, а две деревянные повозки уже бороздили непроснувшийся небосвод. Абракадабр и Эйбус, щурясь от встречного ветра, держали курс на Кронвейр. Сильно укороченный навалившимися проблемами сон и торопливый завтрак остались далеко позади, в наполненной бестолково копошащимися друидами Цитадели Мудрых. Бром, так и не справившись с нервным потрясением, собирал вещи, готовясь к походу в Пасть Камня. Кай смиренно ждал в конюшне, понимая, что бледного друида сейчас лучше не торопить. Удивительно, но им удалось справиться с Коробом Распределения, который, почти не капризничая, явил на свет серебристый резной посох, увенчанный сияющим Медальоном Окончательного Одобрения. Для неопытного Брома, сомневающегося в своей магической силе, такое мощное оружие должно стать источником уверенности. Абракадабр надеялся, что серьезная нехватка знаний может быть хотя бы частично компенсирована личными качествами отправляющегося на битву с Виши друида. Стартовав …
Палиндром в Антимир
1971
5
Звездолет пожирает пространство. Ускоряется. Ускоряется. Ускоряется все время. Темнота. Кругом звезды Галактики. Земля далеко позади. Капитан говорит негромко: — Приехали. Звездолет окружают тени без формы. Впереди созвездия заслоняет пелена, черная, как непроницаемый мрак. Штурман не отвечает. — Но тут они. Все десять кораблей погибли или потерялись здесь, — шепотом говорит капитан. Ночь. Впереди звездолета — окно в Антимир. Просачивается откуда-то, ползет сияние, тусклое свечение, блеск и безмолвие датчиков и анализаторов. Молчание длится долго. — Конец, — это говорит штурман. — Горят все индикаторы антиматерии. Густой комок пустоты — вакуум. Звезды не мерцают — тихо чернеют и гаснут. Слепы экраны. Темнота. — Границу пересекать опасно, — говорит капитан. Штурман отвечает: — Нет, переход не опасен. Другое ужасно — смерть и аннигиляция. Впереди — барьер Антимира, зеркало Вселенной, галактики. Позади — темнота. Капитан признается: — Страшно боюсь отражения. — Мы не успеем теперь затормозить, …
arrow_back_ios