Палиндром в Антимир
1971
5
Звездолет пожирает пространство. Ускоряется. Ускоряется. Ускоряется все время. Темнота. Кругом звезды Галактики. Земля далеко позади. Капитан говорит негромко: — Приехали. Звездолет окружают тени без формы. Впереди созвездия заслоняет пелена, черная, как непроницаемый мрак. Штурман не отвечает. — Но тут они. Все десять кораблей погибли или потерялись здесь, — шепотом говорит капитан. Ночь. Впереди звездолета — окно в Антимир. Просачивается откуда-то, ползет сияние, тусклое свечение, блеск и безмолвие датчиков и анализаторов. Молчание длится долго. — Конец, — это говорит штурман. — Горят все индикаторы антиматерии. Густой комок пустоты — вакуум. Звезды не мерцают — тихо чернеют и гаснут. Слепы экраны. Темнота. — Границу пересекать опасно, — говорит капитан. Штурман отвечает: — Нет, переход не опасен. Другое ужасно — смерть и аннигиляция. Впереди — барьер Антимира, зеркало Вселенной, галактики. Позади — темнота. Капитан признается: — Страшно боюсь отражения. — Мы не успеем теперь затормозить, …
Дракон на войне
1999
7
Монстр наконец вышел на берег озера, остановился, возвышаясь над землей и разливая вокруг воду, и уставился на Джима. Предположение Джима оказалось неверным. В действительности рост незнакомца оказался не более тридцати футов. Во всех остальных отношениях гигант походил на человека. На нем была надета огромная шкура. Перекинутая через плечо, она спадала до колен на манер одежды Тарзана в старом фильме. Так, пришла Джиму в голову внезапная мысль, обычно рисуют завернутых в звериные шкуры пещерных людей. Но между монстром и пещерным человеком имелись два отличия. Нет, три. Первое — непомерная величина. Во-вторых, он явно чувствовал себя как дома не только на земле, но и под водой. Третье было самым интересным. Человек, существо, или как там его еще назвать, сужался книзу. Короче, огромную голову подпирали довольно узкие, по гигантским меркам, плечи, а грудь была еще уже в сравнении с плечами. Ноги же оказались лишь раза в четыре больше, чем у Джима. Этого нельзя было сказать о руках — они …
Первая Галактическая (сборник)
2009
8
Это оказалось и любопытно и жутковато одновременно. Кто–то из девочек взвизгнул… Учительница улыбнулась, успокаивая детей. — Сейчас мы с вами находимся в так называемом «шлюзе» — переходной камере, расположенной между внешним миром и внутренними помещениями бункера, — объяснила она притихшей детворе. — Несколько веков назад атмосфера нашей планеты хоть и содержала в себе достаточно кислорода для дыхания, но была опасна для человека из–за множества чуждых нам микроорганизмов. Поэтому наружу приходилось выходить в защитных костюмах и герметичных шлемах. Здесь, в этой камере, вернувшихся с поверхности людей ждала процедура дезинфекции… Словно в подтверждение ее слов под потолком вспыхнул резкий неприятно голубой свет ультрафиолетовых ламп, а из крошечных отверстий в стенах потянуло горячим, сухим, пахнущим медикаментами воздухом. Ребята стояли, тесно прижавшись друг к другу, заинтригованные, озадаченные и немного испуганные. Все это было так непохоже на их родной Дабог… Неужели когда–то давно …
Домашнее видео
2008
5
Прежде чем покинуть квартиру, Кайла раскрыла свой тайный дневник. Ей не полагалось ничего фиксировать, но записи от руки в маленьком бумажном блокнотике, найденном ею на одном из пыльных прилавков супермаркета, вполне безопасны. Они помогали Кайле преодолевать зияющие дыры в своем прошлом. К тому же ей иногда нравилось сравнивать характеристики клиента с собственными наблюдениями, когда заказ был выполнен. Взгляды клиентов редко оказывались беспристрастными. В противном случае никто бы не нуждался в ее услугах. Путешествие на частный остров оказалось довольно утомительным. Семья оплатила высокую степень безопасности. В век, когда похищения стали обычным делом, это было необходимо. Проверки занимали много времени, поскольку Кайла путешествовала как гость, приглашенный тем членом семьи, который не занимался планированием свадьбы. А потому не платил фирмам, обеспечивающим безопасность. Но в этом не было ничего нового, и Кайла стоически переносила бесконечные задержки. Похищение - вещь вполне …
Земля
1990
5
Жарко. Терморегуляция, конечно, работает, но куда денешься от психологической духоты? И клубникола — не спасение, но ее нет, есть лишь лапидарные надписи «клубниколы нет» на индикаторах компоразлива, а когда невидимая рука все же стирает эти лапидарности с дисплеев и в подставленные стаканы начинает бить розово-пенная струя, человеческая галька приходит в неописуемое волнение и собирается в мощные слаботекучие образования, напоминающие селевые потоки, снятые рапидом…» Фант добрался до Иоланты и мрачно возвысился над ней, как бы еще раз оценивая мощь бушующих внутри сил. — Стоишь грязными ногами на полотенце…— не то спросила, не то утвердила Иоланта и перевернулась на другой бок, подставив левую, плохо еще загоревшую грудь светосводу. Вулкан внезапно стих. Из кратера показался красный язычок, но поди определи, краешек ли это лавы или отблеск закатного солнца. — Знаешь что,— потупившись, произнес Фант,— поехали завтра куда-нибудь? — Куда это еще? Мне и здесь хорошо.— В чем-то Иоланта была …
Узы боли
2002
5
Полковник не торопился, ибо знал гнетущую силу ожидания. Сам по себе этот человечек у подножия его стола не вызывал в нём интереса. Нелепые обстоятельства, которые с ним были связаны, — да. Но не он сам. Ни один сотрудник охранки не мог бы работать плодотворно, если бы видел в своей жертве личность. Даже ненависть тут была помехой. Полковник, как и его подчинённые, делал дело, работал с живым материалом, и эмоции здесь были не более уместны, чем при нарезке гаек или укладке кирпичей. — До чего же стандартные приёмы! — внезапно проговорил арестованный. — Мне надоела ваша тупость, и, чтобы вы скорей уяснили ситуацию, вот моя рука. Коснитесь её кончиком сигары. Жест, казалось, не был замечен. Полковник молча, без выражения смотрел на Роукара. Текли долгие, немые секунды. И случилось то, что должно было случиться: пальцы арестованного мелко задрожали. Тогда полковник поднёс к раскрытой ладони сигару. Медленно прицелился — и вдруг стряхнул в ладонь пепел. Рука дёрнулась. Полковник неторопливо …
Ферма
2005
5
3. ЧЕРНЫЙ ЯЩИК Самарин не мог открыть глаза, не мог дышать и не мог шевельнуться. Он не чувствовал тела. Его представления о загробной жизни предполагали наличие пустоты, в которой должна парить душа. Пустоты, однако, не было. Напротив, что-то давило его со всех сторон. Внезапно яркий свет ударил в глаза, а по лицу хлестанул ветер. Глазам стало больно, и Самарин снова закрыл их. Свет пробивался сквозь кожицу век и радовал. Что-то шаркало по лицу. Самарин попытался вздохнуть и немедленно закашлялся. Изо рта фонтаном вылетел песок. Самарин медленно приоткрыл глаза и обозрел мир сквозь щелочку. Сине-желтая полоска успокоила. Он попытался приподнять голову. И когда это ему удалось, снова решил открыть глаза. На этот раз все было гораздо терпимее. Прямо перед собой, в двух сантиметрах от собственного лица он увидел черную бесформенную голову без глаз. Голова покоилась на таком же бесформенном теле, покрытом грязной свалявшейся шерстью. Самарин не сразу узнал Проводника в покрывале из овечьих …
Хорошая погода
1995
5
Он берется за хроностат и решительно поворачивает регулятор. Жужжание кондиционера стихает. Впрочем, раньше Том не замечал его, настолько привык. Он проходит в спальню и распахивает окно настежь, чтобы впустить воздух с улицы. Перемена климата вновь обостряет воспоминания, но лишь на мгновение: они сразу же уходят куда-то далеко. Когда он возвращается в гостиную, маленький калькулятор, лежавший на журнальном столике, исчезает. Хороший признак, думает он. Он бросает взгляд на стрелку хроностата. Стрелка уже опустилась до семидесяти. Он несколько раз открывает и закрывает входную дверь, чтобы лучше перемешать воздух. Завихрение слегка путает его мысли, Но это тут же проходит. Он снова смотрит на хроностат. Шестьдесят восьмой. Сойдет. Донна все еще ждет на лестнице. - Заходи. - Ладно, - отвечает она. Теперь уже она перепрыгивает через две ступеньки, демонстрируя при этом свои замечательные ножки целиком. - Немного вина? - Разумеется. Любое, что найдется. Он открывает холодильник. Там еще есть …
Я весь горю!
2009
7.43
— Довольно, довольно, — встревает детектив, гневно глядя на журналиста Карлтона. — Здесь допрос веду я, а не ты! Тоже мне, хват нашелся! У Карлтона опускаются уголки губ. Он разводит руками и слегка пожимает плечами: — Но вы ведь хотите, чтобы в газете появился хороший репортаж, разве нет, капитан? С фотографиями? Наверняка хотите. А мне для этого нужны подробности. Подробностей он получает в избытке. У моей жены объем бюста — тридцать три дюйма, талии — двадцать восемь, а бедер — тридцать один. Эти подробности запечатлелись у журналиста в мозговом блокноте. Кто-нибудь, напомните ему позвонить ей после похорон. Коронер прочистил горло. — Так вот, что касается тела… Ага, ради Бога, джентльмены, давайте вернемся к моей персоне. А то зачем я здесь лежу? Карлтон снова задает вопрос, точно щелкает своими худыми пальцами: — За вами, мадам, как мне кажется, ухаживают многие мужчины? Жена опускает ресницы и снова широко раскрывает глаза: — Да, я всегда пользовалась успехом. Ничего с этим не могу …
Пробужденное пророчество
2009
5
Не дожидаясь заказа, трактирщик потянулся к стоящему на углях чайнику и, щедро наполнив кружку ароматным глинтвейном, поставил ее на стойку перед черноволосым. – Выпейте, сударь, не то к утру будете в лихорадке валяться, – пробасил он. Вега благодарно кивнул, взял деревянную кружку, в три долгих глотка осушил ее. По телу пронесся огонь, почти мгновенно впитался в кровь и заструился по жилам. Он с облегчением вздохнул. – Благодарю. У вас есть свободные комнаты? – Надолго? – Минимум на месяц. – Могу предложить две комнаты во флигеле – зала и спальня. Вам это обойдется в две золотые марки в неделю. Если с кормежкой – то три. Вега с готовностью выложил на стойку монеты. – Меня это вполне устроит. – Тогда мой совет, – этот бледный парень отчего-то вызвал симпатию старого Мэхила. – Мальчишка проводит вас в комнаты, переоденетесь в сухое, а потом приходите ужинать. Или, если пожелаете, еду принесут в комнату. – Лучше второе, – ему почти удалось улыбнуться. – Я устал в дороге. – Хорошо, но… Маленькая …
Паутина Колдовского мира
1992
5
— Сигнальных огней не видно, командир… Ингвальд, помощник Саймона еще с прежних времен, ждал его во дворе крепости. Но вместо Саймона ему ответила Джелита: — Был другой сигнал, Капитан. Ингвальд посмотрел на нее удивленно, но все же спросил: — Нападение где-то поблизости? — Нет, — сказал Саймон. — Что-то случилось на юго-западе. Мы отправляемся туда с частью гарнизона, а ты останешься командовать здесь. Офицер, казалось, хотел возразить, но, помешкав, отчеканил: — Отряд Дарстена находится в полной боевой готовности и может немедленно отправиться в горы. Из кухни выбежала служанка с блюдом, на котором лежали походные хлебцы с кусочками жареного мяса, только что вынутые из печи. За ней неуклюже трусил толстый парнишка-помощник с кубками, наполненными вином. Джелита и Саймон ели стоя и наблюдали за тем, как конники проверяют лошадей и готовят к походу оружие. Неожиданно Джелита чуть слышно засмеялась: — Передающая вести услышала меня, и я сообщила ей наши новости. Жаль, что у меня нет камня, …
Битва за империю
2009
7.25
– Что, и вам досталось, святой отец? – Как всем нам, как всем нам. Бегло перекрестившись, он склонился над раненым. Протокуратор отошел в сторону, чтобы не мешать таинству. Черты лица его заострились, в светлых серовато-зеленых глазах стояла ненависть к грозному, рвущемуся в город врагу. Эх, раньше надо было что-то думать! А сейчас… Когда такое войско… – Господин, он зовет вас! – священник отвлек Алексея от горьких мыслей. Леонтий улыбался! – Я ухожу… Смею надеяться, в рай. Не так уж сильно я и грешил… Алексий… – умирающий замолчал, собираясь с силами. – Лука… мой брат… Не вини себя… – Я не виню, что ты… Леонтий закусил губу – он явно не хотел умирать раньше времени, словно бы желая сообщить приятелю что-то важное. – Гаргантида… старуха с Галаты… Ведьма… Она знает! И вновь замолчал, теперь уже – навсегда. Умер, устремив открытый взгляд к закопченным крепостным сводам. Умер. На то и война… Не глядя ни на кого, молодой человек вышел на улицу, поднялся обратно на стену. И поднес к глазам запястье …
На Овечьей улице
1983
6.25
Еще вечером на улице Овечьей никакого киоска не было. За ночь кто-то соорудил его под высокой пихтой с ветками-медузами, синий, обитый голубыми рейками. В восемь утра распахнулись ставни, и торопливые пешеходы увидели за прилавком высокого кирпично-рыжего старика, веснушчатого, с длинными усами, облаченного в фиолетовый хитон с черными блестками. Старик, путаясь в обширных обшлагах рукавов, вывесил табличку, скромно и буднично извещавшую: «Исполнение желаний. Просьба соблюдать очередь». В восемь тридцать утра от киоска вдоль нешумной Овечьей улицы тянулась длинная очередь. Торопилась старушка в магазин — остановилась. Шли восьмиклассники в школу, увидели необычный киоск, так всем классом и застряли на Овечьей. Бежал по улице четвероклассник, длинный да тощий, — галстук пионерский на худой шее, как вымпел на мачте, — подумал, тоже в очередь встал. И только строгие рабочие, хмуря брови, проходили мимо: торопились на завод. Ровно в девять рыжий старик закончил какие-то мудреные …
Солдаты
2011
7
Он ощущал, что этот новый лидер бантагов понимал данную ситуацию намного лучше, чем любой противник, с которым он когда-либо сталкивался на протяжении всех войн с этими тремя ордами. Другим всегда казалось, что победа является главным призом, что бы ее добиваться на поле битвы. Но в действительности войны, она была лишь одной составляющей. Что было необходимым теперь, так это не просто победа, а сокрушительный и ошеломляющий триумф, подавляющий удар на поле битвы, который сломал бы хребет бантагской орде. Он надеялся, что предстоящее наступление будет таким ударом. — Сэр, вы в порядке? — спросил Джефф. Эндрю пошевелился, осознавая, что он в тишине уставился вдаль. Он улыбнулся и ничего не ответил. Он был все еще слаб, чувствуя дрожь внутри себя, как если бы его сердце, его тело было такое же ломкое, как и стекло. Бледность, слава богу, прошла, хотя темная тяга к тому ужасному эликсиру, морфию, все еще осталась, память о его успокоительном влиянии, витала подобно фантазии для брошенного …
Корабли и Галактика
2004
5.75
Глава 2 ПЦЕРА Сначала как-то незаметно гасли звезды; впереди, по курсу — быстрее, а по сторонам — медленно и неохотно. Тьма охватывала со всех сторон, и ощущение движения исчезало. Корабль ровно, без единого толчка, висел в пустой черноте. Но потом впереди во тьме стали проступать смутные светлеющие тени, какое-то внутреннее волнение, неоднородность мрака. Наконец обостренное зрение нашарило зыбкую границу туманности, выпуклые объемы ее масс. И вскоре во всю ширь вселенной растеклось холмистое поле скопления космических газов. Оно таяло, меркло вдали и дымно отсвечивало прямо по курсу. И тогда Навку по-настоящему стало страшно. Что он для вселенной? Металлическое зернышко с искоркой внутри — что он со своим кораблем может противопоставить исполинским концентрациям масс, астрономическим величинам сил, неумолимым океанам энергии, не поддающемуся осмыслению ходу времен? Караван ушел, оставив Навка наедине с вечностью, он словно по широкой дуге обогнул вечные вопросы, и те с неизрасходованной …
Приблудяне
1993
5.75
И последнюю группу приблудян мы перевезли бы на Землю только в этом году. А сколько дырок в озонном слое понаделали бы?! Не исключено, что сожгли бы челноками весь озон, и тогда сама проблема «Земля и Сфера» была бы снята с повестки дня навсегда. Не будем забывать еще один аспект проблемы. Земной проект создания космического корабля, способного достичь звезд, оценивался в ту пору в два триллиона рублей (или долларов). Таким образом, планета встала перед выбором: или космический извоз, или десять километровых звездолетов по миллиону тонн каждый, на которых двести тысяч землян могли бы отправиться к иным мирам. Конечно, резонно было спросить: а зачем эти миры, если вот он, «иной мир», рядом – сам прилетел к нам? Плоский вопрос. Приземленный. А как же тогда тяга к познанию? – можно поинтересоваться встречным образом. Как же звездная экспансия земной цивилизации? И ведь это не просто риторические вопросы. Это отголоски бурных дискуссий, которые шли по всей планете семьдесят лет назад. Очень …
С добрым утром, Россия!
1997
5
Но главное — мы все будем счастливы, потому что никто никому не врет. А это, как мне кажется, хороший способ наладить длительные добрые отношения между мной и вами. И для этого, чтобы все вы знали, кто я, во что верю, за что готов умереть, кого презираю, как страдаю, над чем смеюсь и что вообще представляет из себя эта старая туша — вот книга рассказов, которые я писал на протяжении долгих лет. Как говорят у нас в Америке, Господи… надеюсь, вам понравится. Харлан Эллисон Апрель 1997 года Лос-Анджелес, Калифорния
Плата
2006
5.5
Так что пришлось исполнять супружеский долг. Воистину, хорошее дело долгом не назовут. Причем вряд ли Матильде это доставляло большее удовольствие, чем мне. Словно племенные лошади на конюшне Кляйне… Наши отношения и без того были уже весьма натянутыми, а после этих ночных упражнений и вовсе перешли в плохо скрываемую ненависть. Мы занимались этим всю осень и первую половину зимы без каких-либо заметных результатов. А потом давно ходившие слухи о походе против неверных вдруг стали реальностью. Разумеется, я сразу ухватился за эту возможность. При военной удаче в богатых южных землях добывали целые состояния. Мой собственный прапрапрапрадед разбогател таким образом. И уж конечно, вернись я домой богатым человеком, Матильда и ее папаша могли бы катиться на все четыре стороны. Тяжелая пехота идет медленно, и рыцарская конница вынуждена к ней подстраиваться, так что гонец из дома догнал меня прежде, чем армия пересекла границу королевства. Через несколько дней после моего отъезда старого хрыча …
arrow_back_ios