Новые книги в жанре: Детская проза

Каждый жанр нашей онлайн библиотеки, включая "Детская проза" регулярно пополняется за счёт добавления новинок литературы. На этой странице выводятся все книги жанра "Детская проза" в порядке добавления на сайт. Хочешь чего-то новенького из мира литературы - заходи сюда.
Рони, дочь разбойника
2007
9.37
Господи, спаси и помилуй тех, чей путь лежит по дикому ущелью, обычно говаривали люди, вспоминая горную дорогу, которая шла разбойничьим лесом. Вдоль нее и устраивали засады разбойники, подкарауливая свои жертвы. Проезжим купцам в конце концов все равно, чьи шайки их грабят, но вот Маттису и Борке было совсем не все равно, кому из них достанется добыча. Обе шайки жестоко за нее дрались, а когда купцы почему-либо не проезжали по дикому ущелью, разбойники начинали грабить друг друга. Всего этого Рони, конечно, не знала, потому что была еще маленькая. Она и понятия не имела, что ее отец – грозный разбойничий атаман. Для нее он был добродушный бородатый Маттис, который громко хохочет, поет или весело орет во всю глотку да кормит ее кашей, и она его любила. Рони росла не по дням, а по часам и мало-помалу стала глядеть на мир вокруг себя. Долгое время она думала, что огромный зал с каменными стенами и есть весь мир. И там она чувствовала себя превосходно, особенно когда, забравшись под большой …
Эмиль из Леннеберги
2002
9.14
Хорошо, что он заранее подумал об этом. – Что приготовить на ужин? – крикнула вдогонку Лина. – Что хочешь! – ответила мама. – Не до того мне сейчас! – Тогда сварю мясной суп! – сказала Лина. И тут же, увидев, как яркая, в цветочках, супница исчезает за поворотом, она вспомнила о случившемся и, обернувшись к Альфреду и маленькой Иде, грустно сказала: – Вместо супа будут пальты [3] и шпик! Эмиль уже не раз ездил в Марианнелунд. Ему нравилось сидеть высоко на облучке и смотреть, как петляет дорога. Ему нравилось разглядывать хутора, мимо которых они проезжали, живших там ребятишек, лаявших у калиток собак, лошадей и коров, которые паслись на лугах. Однако на этот раз поездка была не из веселых. На этот раз он сидел с супницей на голове. Она совсем закрыла ему глаза, и он ничего не видел, кроме носков своих собственных башмаков, которые с трудом различал из-под супницы сквозь узкую щелку. Поминутно ему приходилось спрашивать отца: – Где мы сейчас? Уже проехали «Блины»? Скоро «Поросенок»? Эмиль …
Про отряд Бороды
1968
7
– Полицаи, из мусульманского легиона. Юсупов, подошедший вместе с Калгановым, задал пленным вопрос на своём родном татарском языке. Один из них тотчас ответил, радостно улыбаясь. Но Юсупов вовсе не обрадовался. Его глаза гневно блеснули, он схватился за автомат: – У, предатель! Собака! Мой народ позоришь! – Не горячись, Сайфулла! – удержал Калганов. – Я их поспрошаю. Пленные ничего вразумительного о противнике рассказать не смогли. Но во время разговора Калганову пришла в голову смелая мысль. – Эти нам без пользы, – сказал он партизанам, – а вот их обмундировка нужна. И дайте нам одну повозку из тех, на которых они ехали. Кривда! Забирай лошадей, отведи их к бронемашине. К вечеру ждите нас у оврага, над которым спалённое дерево. А вы, – сказал он Борисову и Юсупову, – переобмундировывайтесь, как я. Борисов и Юсупов быстро натянули поверх гимнастёрок мундиры, снятые с легионеров. А вот Калганову пришлось помаяться: какой ни примерит – коротко, рукава чуть не до локтей. Кое-как он всё же …
Маленький Принц
1982
9.42
V Каждый день я узнавал что-нибудь новое о его планете, о том, как он ее покинул и как странствовал. Он рассказывал об этом понемножку, когда приходилось к слову. Так, на третий день я узнал о трагедии с баобабами. Это тоже вышло из-за барашка. Казалось, Маленьким принцем вдруг овладели тяжкие сомнения, и он спросил: — Скажи, ведь правда, барашки едят кусты? — Да, правда. — Вот хорошо! Я не понял, почему это так важно, что барашки едят кусты. Но Маленький принц прибавил: — Значит, они и баобабы тоже едят? Я возразил, что баобабы — не кусты, а огромные деревья, вышиной с колокольню, и, если даже он приведет целое стадо слонов, им не съесть и одного баобаба. Услыхав про слонов, Маленький принц засмеялся: — Их пришлось бы поставить друг на друга… А потом сказал рассудительно: — Баобабы сперва, пока не вырастут, бывают совсем маленькие. — Это верно. Но зачем твоему барашку есть маленькие баобабы? — А как же! — воскликнул он, словно речь шла о самых простых, азбучных истинах. И пришлось мне …
Эта милая Людмила
1982
6
А дед Игнатий Савельевич с невозмутимым видом объяснил: — Не выбрал я, понимаешь ли, в какой музей тебя предложить. — Да хоть в какой! — вырвалось у Герки с отчаянием. — Мне бы только экспонатом стать! Чтоб меня но телевизору показывали! Чтоб кино про меня… — Нет, нет, нет и нет! — Дед Игнатий Савельевич с большим сомнением покачал головой, принялся задумчиво покряхтывать, покрякивать, покашливать, крутил свои длинные усы, теребил широкую, почти до пояса бороду. — Я за тебя перед наукой несу огромную ответственность. А мне грозит одна ошибка… Вот, предположим, сдам я тебя в областной краеведческий музей… — Сдавай, дед, сдавай! Я согласен! — А вдруг мне письмо или даже телеграмма «молния» придёт знаешь откуда? Из Москвы! Как, мол, это так, уважаемый Игнатий Савельевич, получилось? Как, мол, вы своего единственного внука — может быть, самого ленивого, самого избалованного на всем нашем земном шаре, понимаете ли, такой наиценнейший экс-по-нат посмели отдать в областной музей?! Ведь ему место …
Чарли и шоколадная фабрика
1991
8.57
3. Мистер Вонка и индийский принц Принц Пондишери написал мистеру Вилли Вонке письмо, – начал свой рассказ дедушка Джо. – Он пригласил Вилли Вонку приехать в Индию и построить для него огромный шоколадный дворец. – И мистер Вилли Вонка согласился? – Конечно. Ах, какой это был дворец! Сто комнат, и все из светлого и темного шоколада. Кирпичи шоколадные, и цемент, скреплявший их, шоколадный, и окна шоколадные, стены и потолки тоже из шоколада, так же как и ковры, картины, мебель. А стоило повернуть кран в ванной, и оттуда лился горячий шоколад. Когда работа была закончена, мистер Вилли Вонка предупредил принца Пондишери, что дворец долго не простоит, и посоветовал поскорее его съесть. «Ерунда! – воскликнул принц. – Я не стану есть свой дворец! Не откушу даже малюсенького кусочка от лестницы и ни разу не лизну стенку! Я буду в нем жить!» Но мистер Вилли Вонка, конечно же, оказался прав. Вскоре выдался очень жаркий день, и дворец начал таять, оседать и мало-помалу …
Друзья зимние, друзья летние
2005
6.6
НЕЧАЯННО К нам пришли поделиться радостью тетя Нюра с дочкой Лузочкой. Наш дом большой, пятиэтажный, поэтому соседи по дому делились с друг другом, в основном, новостями, а соседи по подъезду — не только горем, радостью или новостями, но и солью, спичками, хлебом. Лузочка с мамой, папой и двумя сестренками, младшей и старшей, жили как раз над нами, на пятом этаже, в большой, очень чистой, аккуратной и красивой комнате. Там всюду лежали вязанные крючком кружевные или вышитые белые салфеточки. Соседи называли тетю Нюру хорошей хозяйкой и очень уважали: трое детей, зарплата мужа невелика, а дети всегда ухожены, дома порядок. Лузочкиного папу (он потом погиб на фронте в сорок четвертом году) все хвалили за доброту и хорошую работу и, вздыхая, добавляли потихоньку, что он иногда может выпить лишнее. Лузочка с мамой пришли показать, какую чудесную матроску удалось купить. Обычно тетя Нюра сама шила девочкам одежду: и дешевле, и мануфактуру достать легче, чем готовую вещь. А тут отец получил премию …
Мишкино детство
1979
6.25
PACT Голодно было в большой семье Харламовых, Михаил Аверьянович и Пётр Михайлович часто уходили с обозом в Саратов, продавали там яблоки — свежие, сухие и мочёные — и на вырученные деньги покупали немного муки, немного пшена и как можно больше колоба — спрессованного подсолнечного жмыха. Колоб почти полностью поступал в распоряжение детей и был их главной радостью. Нужно было видеть, с какой жадностью набрасывались они на него, в кровь обдирали губы и дёсны, и дочего же вкусна была эта железобетонная макуха, из которой тяжкий пресс маслобойки, казалось, выжал всё, что можно было выжать. Дети отчаянно дрались из-за малейшего кусочка, а потом жестоко страдали от запора, часами коченея где-нибудь под плетнём или в заброшенном сараюшке. Сад и тут приходил на помощь: взвар из тёрна и сливы заменял слабительное. Лишь самый малый из Харламовых, Лёнька, оставался равнодушным к колобу: ему почему-то больше нравились гречневые блины, помазанные густым тёмно-зелёным и душистым конопляным маслом. …
Остров гарантии
1981
6.25
4 – Давайте кинем в шахматишки, – потягиваясь, сказал Борька. – А то ведь сдохнуть можно от безделья. Слышишь, Шурка? Разок тебя обштопаю – и тебе полезно будет, и мне приятно. – Ладно, – согласился Шурик. – Играем на жвачку. Сказал – и посмотрел на меня. Я медленно поднял глаза. Шурик, скромненький, тихий, в Борином старом костюмчике, встретил мой взгляд и завял. Стало тихо. Я встал с кресла, подошел к книжным полкам, нашел «Виды Исландии» и начал рассматривать. – Ладно, – сконфуженно сказал Шурик, а я стоял к нему спиной, – не на жвачку. Пусть тот, кто проиграет, выйдет на балкон голышом и прокричит: «Я Тутанхамон!» – Иди ты, холодно, – поежился Борька. – Лучше на жвачку. Я сел от них подальше, на диван, загородился книгой. Мне очень это дело не нравилось. Если Шурик и был человеком второго сорта, то только для Борьки, не для меня. Он был довольно хилым, низкорослым, страшно ленивым, отчего и в школе с трудом «успевал», и мы с Борькой по всем статьям его опекали. Самой судьбой ему предназначено …
А тем временем где-то
2004
8.55
3 До того дня жизнь казалась мне настолько простой и ясной, что я редко в чем-нибудь сомневался. Если же сомнения все-таки настигали меня, я почти никогда не шел с ними к отцу и маме: советы их были такими четкими и разумными, что до них вполне можно было додуматься самому. Эти советы легко было произносить, но им трудно было следовать: они подходили лишь для таких образцовых людей, какими были мои родители. Я не был образцовым человеком и чаще всего советовался с бабушкой. Но в тот день я не мог к ней обратиться: все-таки она была маминой мамой. Иногда я советовался с Антоном. Он выслушивал меня очень внимательно. У него розовели корни волос, и это значило, что он старается глубоко вникнуть в суть моей просьбы или вопроса. Потом он говорил: – Я должен подумать. Это очень серьезно. Так как в моих сомнениях, как правило, ничего серьезного не было, я вскоре забывал о них. А мой добросовестный друг через день или два отводил меня в сторону и говорил: – Я все обдумал. Мне кажется… – Что ты …
Безумная Евдокия
1979
8.33
Оленька готовится к выставке юных скульпторов, и попросил освободить ее от экскурсии. — Привычная мизансцена! — воскликнула Евдокия Савельевна. — Все вместе, а она — в стороне. Классная руководительница очень любила, чтобы все были вместе. И с ней во главе!.. Я был уверен, что в искусстве ей ближе всего хор и кордебалет. В классе она прежде всего замечала незаметных и выделяла тех, кто ничем абсолютно не выделялся. Характер у нее был вулканического происхождения. Говорила она громко, то восторгаясь, то возмущаясь, то изумляясь. — Наша безумная Евдокия! — сказала о ней Оля. С тех пор у нас дома ее так и стали называть: «безумная Евдокия». — Костя Белкин еще недавно не мог начертить прямую линию, а теперь у него по геометрии и черчению твердые тройки! — восклицала она на родительском собрании. — Учительница математики предполагает, что в будущем он может добиться четверки. Это радостное событие для нас всех. — Люсю Катунину включили в редколлегию общешкольной стенной газеты. Она умеет писать …
Дневник жениха
7
Но сегодня утром в институте Люба Калашникова по­дошла ко мне и сказала: – Санаев, или перестань так смотреть на меня, или произнеси что-нибудь. Я боюсь, ты взорвешься! И я произнес фразу, которую заучивал и репетировал в течение трех лет: – Я люблю тебя. – Ну вот. Стало легче. Я почти никогда и почти ничего не скрываю от тети Зины. И поведал о минутном разговоре, помнить который буду до своей последней минуты. – Всем так кажется, – сказала тетя. – Но в твоей жизни будет столько подобных минут! – Не будет, – возразил я. – «Буксир „Тетя Зина“ вел тебя за собой, Митенька, минуя опасные течения и скрытые мели. Но все же на одну из них ты, миленький, сел. Я не позволю себе оскорблять твое первое чувство. Но первое никогда не бывает послед­ним! Я обязана предупредить. Удержать… Тем более тебя: ты же красавец! Я уже писал, что у тети свое видение мира. Теперь самое время сказать, что я сам вижу в зеркале, когда, допустим, бреюсь по утрам или завязываю галстук. Подростковая нескладность, непропорциональность, …
Домашний совет
1981
7
Мы не могли сказать по телефону, что мамы нет дома, даже если она спала, – надо было сообщить, что она дома, но устала и прилегла на диван: это отвечало действительности. Нельзя было осуждать людей, которые приходили к нам в гости: зачем же их тогда приглашать? Научную лабораторию, в которой работали мама и папа, зозглавлял член-корреспондент Савва Георгиевич – ученый с мировым именем. – У него и характер мировой! – сказал я однажды. – Предложил мне прокатиться на белой «Волге». – И ты поехал? – ужаснулась мама. – Нет… Спешил на урок. – Молодец! – успокоенно похвалила она. У члена-корреспондента было два прозвища: Гигант и Мамонт. – Наш Мамонт! – называли его почти все сотрудники. А мама с папой говорили: – Наш Гигант! По совместительству Савва Георгиевич руководил факультетом, который я видел во сне с тех пор, как мы начали изучать физику. Владик сказал, что эта мечта настигла его значительно раньше. …Владик был хилым ребенком. А я, к сожалению, никак не мог хоть чем-нибудь заболеть. В …
Говорит седьмой этаж
1981
6.25
НА СЕДЬМОМ ЭТАЖЕ В доме было шесть этажей… Пологий склон крыши был весь утыкан телевизионными антеннами, каждая из которых напоминала Леньке руль деревянного самоката. В трех местах, на одинаковом расстоянии друг от друга, возвышались полукруглые холмики чердачных окон. Из среднего окна вниз, к столбу, тянулись провода. Они были туго натянуты, и Леньке, который любил пофантазировать, вдруг показалось, что двор — это арена гигантского цирка, а в воздухе, над ареной, натянута проволока, на которой какие-то отважные эквилибристы будут показывать свои диковинные номера. Ленька так долго изучал окно чердака, и провода, и старый деревянный столб, что даже Тихая Таня не вытерпела: — Ну, я пошла. — Мы все пойдем! — встрепенулся Ленька. — Туда, на седьмой этаж — на чердак то есть! И все выясним. И почему радио замолчало — тоже узнаем! А то безобразие: поиграли каких-нибудь полчаса — и молчок! — Можно подумать, что это он все устроил, а кто-то взял и испортил его работу, — тихо, как будто про себя, …
Ивашов
1981
5
Мама считала, что ей тоже не грозят романтические атаки. Возможно; этот диагноз, поставленный еще в молодости, был неточным, поспешным. Но мама действовала согласно ему, и в результате наше семейство не имело мужской опоры, а у меня появились мальчишеские повадки. Маша Завьялова также не подвергалась атакам... По той причине, что подступиться к ней не решались; надо было соответствовать ее уму и разнообразным способностям. Маше сулили чин академика, Ляле — покорительницы сильного пола и создательницы счастливой семьи, а я просто была их подругой. Мне ничего не сулили. Я гордилась Лялиной красотой и Машиными талантами более громко, чем гордятся собственными достоинствами, именно потому, что эти достоинства были все-таки не моими: в нескромности меня обвинить не могли. — Ты продолжаешь жить чужой жизнью, восторгаешься не своими успехами, — констатировала мама. — Это плохо? — удивилась я. — Сиять отраженным светом? — Она задумалась и повторила то, что я уже слышала от нее: — Смотря чьим светом! …
Коля пишет Оле, Оля пишет Коле
1981
6.25
Дупло старого дуба Начальник лагеря очень любил принимать делегации. Тогда в любую жару он появлялся среди душного леса в темном костюме и при галстуке. Как экскурсовод, ходил он с вытянутым вперед указательным пальцем, объясняя, что беседка называется беседкой, а библиотека – библиотекой; похлопывал по плечу всех встречных ребят, хотя в остальные дни еле с ними здоровался, и тоном во все вникающего отца родного невпопад задавал вопросы: «Ну, как прошла линейка? Что было на совете лагеря?» «Линейка» и «совет лагеря» – это были те немногие пионерские термины, которые он знал наизусть. Почти никто из ребят не помнил его имени-отчества, а все так прямо и называли – начальником. Он, казалось, был твердо убежден, что пионерлагерь для того главным образом и существует, чтобы его можно было показывать комиссиям из завкома и постройкома да разным любопытным туристам. Оля не любила начальника лагеря. И однажды, когда руководство из постройкома оглядело все лагерные объекты, когда начальник лагеря …
Мой брат играет на кларнете
1979
5.83
27 декабря Да, у Наташи Ростовой первый бал был гораздо счастливей, чем у меня. Гораздо счастливей!.. Я не знаю, как полководцы планируют свои военные операции. Пытаются ли они заранее представить себе действия противника? Может быть, и пытаются... Но от этого у них, конечно, возникает много разных трудностей и сомнений. Когда же мой «острый практический ум» составляет какой-нибудь план, то вначале, пока я придумываю, все идет очень легко и просто, потому что участники будущих событий действуют так, как мне хочется. И в этом, я думаю, главный недостаток моих планов. Потому что потом, в жизни, участники событий начинают поступать по-другому, как им самим хочется. И тогда все летит кувырком. Вчера так и случилось. Об этом просто стыдно писать. Но я все-таки напишу, раз уж взялась за дневник. А то у будущих исследователей жизни моего брата возникнут разные неясности. И они начнут разыскивать свидетелей, расспрашивать их. А эти свидетели... Нет, уж лучше пусть все узнают от меня. Так будет …
Необычайные похождения Севы Котлова
2001
6.4
«ПРИГОТОВЬТЕ ПЯТЬДЕСЯТ КОПЕЕЧЕК!» Смотреть все время поверх очков оказалось не так-то легко: глаза очень уставали. Да и кончику моего носа было как-то но по себе: сперва он только чесался от металлической дужки, а потом вовсе онемел под тяжестью маминых очков. Тогда я подтянул дужку к переносице и стал смотреть сквозь стекла. Все кругом сразу расплылось. И тут я подумал: "Зачем же так истязать свои глаза и свой собственный нос? Зачем? Буду надевать очки только, как говорится, при предъявлении документа. Не мог раньше додуматься!" Я спрятал очки в боковой карман куртки, и все вокруг опять стало нормальным: люди как люди, деревья как деревья и солнце в небе как солнце: круглое, золотистое, с ровными, а вовсе не расплывчатыми краями. Ноги мои задвигались легче, веселее. И даже так весело, что мы с Витькой перебежали улицу в неположенном месте. И сразу спину мне защекотал свисток милиционера. Обычно в таких случаях мы с Витькой ныряли в первый попавшийся магазин. Витька и сейчас так сделал. …
arrow_back_ios