Топ 100 лучших книг в жанре: Проза

Топ лучших книг портала Fanread в жанре Проза по пользовательскому рейтингу. Каждый посетитель может оценивать книги по десяти бальной шкале. Хочешь выбрать что почитать из самого интересного - заходи сюда.
Человеческая комедия
5
- Есть, сударь, тут у нас два или три торговых предприятия миллионных. А уж что до господина Гранде, так он и сам своим деньгам счету не знает. В 1816 году наиболее искусные счетчики Сомюра оценивали земельные владения старика Гранде почти в четыре миллиона; но так как, по среднему расчету, он за время с 1793 по 1817 год должен был выручать со своих владений по сто тысяч франков ежегодно, то можно было предполагать, что наличными деньгами у него была сумма, почти равная стоимости его недвижимого имущества. И когда после партии в бостон или какой-нибудь беседы о виноградниках заходила речь о г-не Гранде, люди сообразительные говорили: - Папаша Гранде?.. У папаши Гранде верных шесть-семь миллионов. - Вы ловчее меня. Мне так и не удалось узнать общей суммы, - отвечали г-н Крюшо или г-н де Грассен, если слышали такой разговор. Когда заезжий парижанин говорил о Ротшильдах или о г-не Лафите, сомюрцы спрашивали, так же ли они богаты, как г-н Гранде. Если парижанин с пренебрежительной улыбкой бросал …
Попутчики
1974
5
Я почувствовал, что старик заволновался, он то поглядывал на доску, то пожимал плечами, стараясь разгадать мой замысел. Иногда он протягивал руку к моей ладье, но потом останавливал себя и подымал на меня свои светлые глаза, стараясь угадать, прозевал я фигуру или это следствие далеко идущего замысла. Я молчал, стараясь быть непроницаемым. Наконец он не выдержал и, постукав желтым, прокуренным ногтем по башне моей ладьи, вопросительно посмотрел на меня. Я развел руками в том смысле, что ничего не поделаешь, проморгал. Старик весь просветлел, заулыбался и закивал головой в том смысле, что ничего страшного, что со всяким бывает, что мы свои люди, слава богу, не звери. Я попытался возразить, но старик был непреклонен. – Не могу, – сказал он и поспешно сдвинул своего слона с угрожающей диагонали. Ход старика хотя и придал игре благородство, но не мог сбить ее с вялого темпа. Через некоторое время старик спросил у меня, один ли я еду в купе, хотя и так было видно, что я еду один. Я сказал, что …
Мастер и Маргарита
2006
9.49
Тут он вежливо снял берет, и друзьям ничего не оставалось, как приподняться и раскланяться. «Нет, скорее француз…» — подумал Берлиоз. «Поляк?..» — подумал Бездомный. Необходимо добавить, что на поэта иностранец с первых же слов произвел отвратительное впечатление, а Берлиозу скорее понравился, то есть не то чтобы понравился, а… как бы выразиться… заинтересовал, что ли. — Разрешите мне присесть? — вежливо попросил иностранец, и приятели как-то невольно раздвинулись; иностранец ловко уселся между ними и тотчас вступил в разговор: — Если я не ослышался, вы изволили говорить, что Иисуса не было на свете? — спросил иностранец, обращая к Берлиозу свой левый зеленый глаз. — Нет, вы не ослышались,— учтиво ответил Берлиоз,— именно это я и говорил. — Ах, как интересно! — воскликнул иностранец. «А какого черта ему надо?» — подумал Бездомный и нахмурился. — А вы соглашались с вашим собеседником? — осведомился неизвестный, повернувшись вправо к Бездомному. — На все сто! — подтвердил тот, любя выражаться …
Счастье
5
Владимир Набоков СЧАСТЬЕ Я знаю: пройден путь разлуки и ненастья, И тонут небеса в сирени голубой, И тонет день в лучах, и тонет сердце в счастье... Я знаю, я влюблен и рад бродить с тобой. Да, я отдам себя твоей влюбленной власти И власти синевы, простертой надо мной... Сомкнув со взором взор и глядя в очи страсти, Мы сядем на скамью в акации густой. Да, обними меня чудесными руками... Высокая трава везде вокруг тебя Блестит лазурными живыми мотыльками... Акация чуть-чуть, алмазами блестя, Щекочет мне лицо сырыми лепестками... Глубокий поцелуй... Ты - счастье... Ты - моя... Серебряный век. Петербургская поэзия конца XIX-начала XX в. Лениздат, 1991.
Звездный билет
7
Мне становится немного жаль Димку. Алик вот твердо знает, что ему нужно. Психологизм ему нужен. А Димка, бедняга, не знает. Особенно когда Галя вот так смотрит на него. Юрка вынимает из кармана монету. – Ну что ж. Кинем? Монета взлетает вверх почти до моего окна. – Орел! – кричит Галя. – Решка! – говорит Димка. Все бросаются к упавшей монете. Галя весело хохочет и хлопает в ладоши. Ничего не поделаешь: фатум! Придется идти смотреть новую кинокомедию «Весенние напевы», штампованную и лишенную психологизма. Я слышу, как Галя тихо говорит Димке: «Тебе не везет в игре», – и вижу, как Димка краснеет. Когда они все проходят под арку, я кричу: – Дима, ты не знаешь фамилии режиссера этой комедии? Как он в смысле… Димка выскакивает из-под арки и показывает, как он, вернувшись домой, свернет мне шею. *** Сегодня суббота. Я повязываю галстук и отправляюсь на свидание с Шурочкой. Шурочка – это моя невеста. Прошу прощения за несовременный термин, но мне нравится это слово: «невеста». Я замешкался на …
Отчаяние
6
«Папироса найдется?» – спросил он по-чешски, неожиданно низким, даже солидным голосом, и сделал двумя расставленными пальцами жест курения. Я протянул ему мою большую кожаную папиросницу, ни на мгновение не спуская с него глаз. Он пододвинулся, опершись ладонью оземь. Тем временем я осмотрел его ухо и впалый висок. «Немецкие», – сказал он и улыбнулся, показав десны; это меня разочаровало, но, к счастью, улыбка тотчас исчезла (мне теперь не хотелось расставаться с чудом). «Вы немец?» – спросил он по-немецки, вертя, уплотняя папиросу. Я ответил утвердительно и щелкнул перед его носом зажигалкой. Он жадно сложил ладони куполом над мятущимся маленьким пламенем. Ногти – черно-синие, квадратные. «Я тоже немец, – сказал он, выпустив дым, – то есть мой отец был немец, а мать из Пильзена, чешка». Я все ждал от него взрыва удивления, – может быть, гомерического смеха, – но он оставался невозмутим. Уже тогда я понял, какой это оболтус. «Да, я выспался», – сказал он самому себе с глупым удовлетворением …
Прощание с Марией
5
зовет травяная глубь, лугов замогильных зелья, дальше иду, под землю, глубже и глубже, к вам в подземелья. («Погибшие поэты», перевод В. Британишского) В ожившей памяти рождается сознание вины перед павшими — близкими и незнакомыми — за то, что выжил! Сознание вины, тяготеющее над каждым участником этой трагедии: «А кто же из вас, живых, смерть видевших, — без вины?» Это чувство вины всех уцелевших, и своей собственной, одновременно сочетается с «мистической верой» в нравственное возрождение человечества, которое, несмотря ни на что, должно с их помощью наступить. Среди пассивности окружающего мира Боровскому все яснее становится, что эта задача для него связана с «Землей расстрелянных», с возвращением на родину. Что ты такое, если душу тревожишь тьмой развалин черных и через море, через сушу к себе зовешь меня упорно? Что ты, руина или пашня, о муза, всех других упрямей? Ни на минуту ты не дашь мне забыть об известковой яме! Что ты? Борюсь с тобой, встревожен призывом призрака постылым, …
Маска
5.25
Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru Маска Соня жила в итальянском городе Венеция с мамой и младшим братом в подвале дома, принадлежавшего местному богачу. Сонин отец умер, когда девочка была совсем маленькой. Её мама работала порой в две смены, и всё-таки денег едва хватало на еду и простую одежду. Несмотря на отсутствие достатка, семья Сони была весёлой и дружной. Соня не капризничала и старалась помогать маме во всём. К ним часто приходила младшая сестра мамы, Сонина тётя, Регина. Регина и Соня были очень близки. Вечерами, когда мама уходила на работу, Соня, Регина и маленький Паоло танцевали, пели песни и придумывали чудесные истории. А ещё они любили рисовать и клеить из бумаги фигуры фей и рыцарей, драконов и удивительных животных. Соня отлично рисовала. Регина втайне мечтала, что Соня станет знаменитой художницей и тогда все они заживут по-другому. Ведь Венеция – такой красивый и праздничный город! Почти каждый месяц проходили то в одном, то в другом дворце города …
Слепой рыбак
5
О, русская земля! Где предел твоему величию и страданию!.. А над вороновскими озерами сияло весеннее солнце. В хорошо промытом, бездонном небе по голубому чертили круги темные точки жаворонков. Скворечники в деревнях попадали, но скворцы все равно прилетели и щелкали, насвистывали, устраиваясь на жительство в дуплах старых деревьев, рычали в полях грачи, ломая ветви клювами и таская их в сопревшие гнезда, на ремонт; снег еще лежал по лесам и болотам, но на озерах и по Вороновке его съело, лед у берегов прососало, вот-вот должно было поднять и обсушить зимнюю твердь, но пока отовсюду катилась в озера и в речку вода, катилась ухарски-разбродно — тащило мусор, хвою, старые листья, ветви, обломанные ветром и тяжелым зимним снегом. Верхнюю, грязную воду гнало по промоинам, к рыбацким лункам, вращало в них волчками потоки, разъедало лед. С утра продрогшие, в полдень рыбаки поскидывали плащи, полушубки. Кир Кирыч разделся до пояса — загорал. Гриша, от нечего делать сколотивший два скворечника …
Об искренности в литературе
5
Хозяйствовали они только два года, но успели уже вызвать о себе противоречивые толки. Одни считали, что направление хозяйства взято неверное, что уж слишком добротно строятся личные дома членов колхоза и новая деревня, ещё ничего не дав государству, уже выглядит "кулацкой заимкой". Другие, наоборот, восторгались энергией переселенцев, создавших на пустыре "деревню нового типа". Районные руководители ездили к переселенцам не часто - добираться до них было трудно, а весною и осенью вообще невозможно. Путешествие в Новое приходилось совершать на своих на двоих, чередуя этот вид транспорта с лодочным. При этом бывало, что на одном из озёр лодки вдруг не оказывалось, что её угнал какой-нибудь своевольный рыбак, и тогда приходилось или ждать ето возвращения, или самому возвращаться в район. Бездорожье между райцентром и Новым было таким абсолютным, что даже машины колхозу доставлялись в разобранном виде. Председателем у переселенцев была женщина, прозванная в райцентре "бой-бабой". …
Покаянные сны Михаила Афанасьевича
2014
5
На следующий день мы снова были вместе. Снова бродили по Москве. Снова она вспоминала о своих родных, о жизни в Петербурге, о том, как познакомилась с будущим супругом. Это же надо — князь! Впрочем, еще неизвестно, кому из нас больше повезло — дочери статского советника, вышедшей замуж за сиятельного, или же мне, безвестному врачу, сыну небогатых, властью не обласканных родителей. Мог ли я рассчитывать на подобное знакомство? Да ни в жизнь! Остается верить в странные закономерности судьбы и загадочное свойство этого переулка на Пречистенке. А между тем было у нас еще нечто общее. Оба мы в прежние годы увлеклись театром — в моде тогда были домашние спектакли, что-то легкое, с обилием комических сцен. Я и сам ставил пьески, и даже сочинял — в основном смешное, пародийное. Кстати, ведь и она познакомилась с князем на домашнем представлении. Было это в доме у графини Шуваловой на Фонтанке, в Петербурге. Только представьте исполнителей ролей — княжна Голицына, баронесса Мейендорф, княжна и князь …
Жених
8.77
Александр Сергеевич Пушкин Жених Три дня купеческая дочь Наташа пропадала; Она на двор на третью ночь Без памяти вбежала. С вопросами отец и мать К Наташе стали приступать. Наташа их не слышит, Дрожит и еле дышит. Тужила мать, тужил отец, И долго приступали, И отступились наконец, А тайны не узнали. Наташа стала, как была, Опять румяна, весела, Опять пошла с сестрами Сидеть за воротами. Раз у тесовых у ворот, С подружками своими, Сидела девица -- и вот Промчалась перед ними Лихая тройка с молодцом. Конями, крытыми ковром, В санях он, стоя, правит, И гонит всех, и давит. Он, поравнявшись, поглядел, Наташа поглядела, Он вихрем мимо пролетел, Наташа помертвела. Стремглав домой она бежит. "Он! он! узнала! -- говорит,-Он, точно он! держите, Друзья мои, спасите!" Печально слушает семья, Качая головою; Отец ей: "Милая моя, Откройся предо мною. Обидел кто тебя, скажи, Хоть только след нам укажи". Наташа плачет снова. И более ни слова. Наутро сваха к ним на двор Нежданная приходит. Наташу хвалит, …
Конец Осиного гнезда (Рисунки В. Трубковича)
1960
7.17
Ночью, в половине первого, к ней в избу прибежал дед Ефим, караульщик колхозных коровников, и сообщил, что пролетевший самолет что-то сбросил над коровниками и что сброшенный предмет висит на старой сосне. Ульяна Семеновна живо подняла людей, приказала деду Ефиму не шуметь и побежала с народом к ферме. Действительно, на высокой сосне неподвижно висело что-то темное. Стали кричать — никто не отзывается. Тогда один шустрый паренек, Мишка, вскарабкался на сосну, пригляделся и закричал сверху, что, мол, на суку висит человек. Народ, понятно, ахнул. Снова стали окликать- и снова ответа не последовало. Ульяна Семеновна послала в деревню за рыболовной сетью. Когда сеть принесли,на дворе уже рассвело,и все увидели, что в самом деле, запутавшись в парашютных стропах,вниз головой висит человек. Сеть растянули под сосной, затем тот же Мишка снова забрался на дерево и подрезал стропы. Человек упал в сеть.Он был жив, но без сознания.Колхозники обыскали его и пришли к выводу,что это чужой человек,не …
Сызранцы галантного века
5
Погода стояла прекрасная. Летописцы отмечали, что год 1683 был очень теплым, лето затянулось, и по всей Руси осенью повторно зацвели сады, а кое-где даже успела вызреть земляника. Уже в сентябре князь Козловский доложил в Москву, что «город Сызран со всякими земельными, и каменными, и деревянными крепостьми сделали. И тому городовому строенью описные книги, и чертеж, и роспись, и из росписи перечневую выписку, и ратным людям, которые того городового дела в походе были, послали в Москву за дьяческой подписью». В те времена тоже существовала некая дата, к которой старались подогнать все события. Это первое сентября – Новый год по тогдашнему летоисчислению. Можно с большой долей уверенности предположить, что Козловский постарался свой отчёт приурочить именно к этому числу. II. Новопостроенный город Строительство укреплений было завершено осенью 1683 года. Сохранилось их описание, сделанное двадцать лет спустя дьяками Разрядного приказа. «Строение деревянное сосновое. Под городовою стеною кладен …
Биография
5
Ирина Николаева Полянская Биография Ирина Николаевна ПОЛЯНСКАЯ родилась в 1952 году на Урале в семье репрессированного научного работника в закрытом сталинском концлагере для ученых ("шарашке"), работавших над атомным проектом. После окончания средней школы закончила училище искусств, актерское отделение в г.Ростове-на-Дону и Литературный институт им.А.Горького в Москве. Сменила много профессий: работала концертмейстером, санитаркой в отделе травматологии, корреспондентом в газете, литконсультантом в журналах. В 1988 году в Издательстве "Молодая гвардия" вышла первая книга повестей и рассказов "Предлагаемые обстоятельства". Входила в конце 80-х в группу молодых писательниц "Новые амазонки", причисленных критикой к идейно-эстетическому течению "новой женской прозы" в современной русской литературе. Автор нескольких книг прозы, рассказы, повести и романы публиковались в крупнейших литературных журналах страны. Издавалась в переводе на иностранные языки в США, Франции, Германии, Индии, Японии. …
Я – необитаемый остров
5
Через некоторое время Димка все еще мычит и мотает головой. Он почти не говорит, но с ним все нормально; это я говорить научилась раньше, чем положено. Более того, я уже знаю некоторые буквы. Доктор был прав, я вундеркинд. Правда, какой-то недоделанный – я рано начала говорить, знаю очень много слов, рано поняла, для чего нужны буквы, и, видимо, рано научусь читать, а в остальном, как показали многочисленные обследования, я ничем не отличаюсь от остальных. Ум как у всех. Это они так поняли, исходя из того, что я не знаю, чем бревно от дерева отличается? Ну и ну. Вот дураки! Впрочем, я и правда не знаю. Какое еще бревно? Дерево – вон оно, за окном моей комнаты листьями качает – огромное, лохматое, темно-зеленое. Обожаю его. А про бревно не слыхала. Ну и ладно. А говорить мне нравится. Я пробую словечки на вкус, мне нравится ими играть, словно это камушки в игре в камушки. Как ни странно, это не мешает мне быть молчаливой в глазах окружающих. Зачем мне все это надо с точки зрения эволюции …
Испытание
5
На этот раз за дверью, как показал глазок, была не алкоголичка. Там стояли трое. Один из них местный участковый Василь Василич, толстый, добрый и, как ни странно, очень честный человек. Двое других - молодые дяди в светлых плащах с кожаными воротниками. Секьюрити. Не отпирая двери, хозяин квартиры поинтересовался, что господам надобно. Один из неизвестных достал из внутреннего кармана бумажку, солидно развернул. - Вы Трапезников Александр Иванович? - Да. - Родились пятнадцатого мая тысяча девятьсот сорок пятого года в Астрахани, в семье главного технолога рыбзавода? - Да. - Служили в СА в ГСВГ? - Служил. - Окончили Ростовский госуниверситет? - Окончил. - Русский? - Мама украинка, а так русский. Только к чему... - Никогда не были женаты? - Нет. - Детей нет? - Нет. - В настоящее время работаете на оптовой базе номер одиннадцать? - Да. - Рядовым сотрудником? - Рядовым. Однако же, хотел бы узнать, к чему все эти расспросы? - Узнаете. Человек в белом плаще сложил бумажку и спрятал в карман. …
Не плачьте о нас...
1979
6.25
Встречи У Нины Елистратовны сидела ее давнишняя подруга — Анна Ивановна Переверзева. Врач родильного дома, она с самого начала войны перешла работать в госпиталь. Когда фронт стал приближаться, госпиталь эвакуировали, а Переверзева осталась: на руках у нее было двадцать тяжело раненных красноармейцев. Едва гитлеровцы заняли Пятигорск, в госпитале появились трое пехотных офицеров. Они сунулись было в палаты, но их остановила табличка на одной из дверей: «Flecktyphus» (сыпной тиф). Офицеры сели в машину и укатили. — Ох, Нина, не знаю, что и делать, — говорила Анна Ивановна. — Держать раненых дальше опасно. Каждую минуту может нагрянуть гестапо. Где мне их спрятать? — Хорошо бы переправить через линию фронта. — А одежда? А документы? — Одежду найдем. И насчет документов тоже надо прикинуть. Да, Аня, не думали мы с тобой, не гадали, что дождемся такой беды. Надо что-то делать. — Надо, — согласилась Анна Ивановна. — Для начала хочу встретиться с Никитиной. …
arrow_back_ios