Только с дочерью
1994
9.32
Махтаб валилась с ног от усталости, но присесть было негде, и мы разложили детскую коляску, которую привезли в подарок новорожденному родственнику Махмуди. Махтаб с облегчением в ней устроилась. Стоя в ожидании багажа, которого все не было, мы вдруг услышали пронзительный крик, явно обращенный к нам: «Дабиджан! Дабиджан!» На фарси это означает «дорогой дядя». Обернувшись, Махмуди громко и радостно приветствовал бегущего к нам человека. Мужчины крепко обнялись, и я увидела, что Махмуди плачет, – в этот момент я устыдилась своего нежелания ехать в Иран. Ведь здесь его семья. Его корни. Разумеется, он хотел, да и должен был увидеть своих близких. Пусть он наслаждается их обществом в течение этих двух недель, а затем мы вернемся домой. – Это Зия, – сказал Махмуди. Зия Хаким тепло пожал мне руку. Он принадлежал к многочисленным мужским родственникам моложе Махмуди, которых тот называл попросту «племянниками». Сестра Зии, Малук, была замужем за Мустафой, третьим сыном досточтимой старшей сестры …
Три возраста Окини-сан
2004
9.32
Разобраться трудно, но при желании всегда можно… Шли Зондским проливом, оставив по траверзу вулкан Кракатау (сорок тысяч жителей голландской Батавии, привычные к его содроганиям, еще не ведали, что им осталось жить всего два года). «Всадник» и «Джигит» прошли на Дальний Восток раньше «Наездника», но в Маниле стало известно, что недавно брал воду клипер «Разбойник» под командой Карла Деливрона, и это возбудило в экипаже спортивную ревность: – Хорошо бы нам догнать разбойников и перегнать! Чайковский остудил горячие головы юных мичманов. – Ничего не получится, – сказал он. – Шарло Деливрон подобрал отчаянный экипаж. Даже в сильный ветер не убирают верхних брамселей, катят с большим креном, черпая воду бортами. Что вы, господа? Разве за Шарло кто угонится?.. На Филиппинах повстречали и земляков. Серая толпа крестьян, парившихся в нагольных тулупах и валенках, бабы в суровых платках тянулись на кладбище Манилы – хоронить умерших на чужбине. Коковцев окликнул похоронную процессию: – Земляки! …
Хрупкая душа
2011
9.32
Я развлекала себя незатейливыми играми. Если на потолке окажется четное число флуоресцентных лампочек, Шон приедет вовремя. Если в лифте мужчин будет больше, чем женщин, прогнозы врачей не оправдаются. Не дожидаясь, пока я попрошу, Пайпер надела больничную робу, заместив Шона на посту моего «дыхательного тренера». — Он успеет, — заверила она. В операционной все предметы отливали безжизненным металлом. Зеленоглазая медсестра — лица ее я не видела под маской, волос не разглядела под шапочкой — приподняла мне сорочку и смазала живот бетадином. Когда стерильная занавеска опустилась, меня охватила паника. А вдруг мне вкололи недостаточно обезболивающего и я почувствую, как скальпель взрезает мою плоть? Вдруг ты разобьешь мои надежды и, едва появившись на свет, умрешь? Во внезапно распахнувшуюся дверь с холодным дуновением зимы влетел Шон. На лице у него уже была повязана маска, зеленая больничная рубашка кое-как заправлена в брюки. — Подождите! — закричал он. Приблизившись, …
Фаворит. Том 2. Его Таврида
2005
9.31
* * * Умные люди никогда не обманывались: дело было не в женской «дешперации», которую обязан удовлетворить Потемкин, – Екатерина выдвигала его как свежую здоровую силу, далекую от грызни придворных партий. Именно такой человек способен нейтрализовать враждующих, исходя в своих решениях лишь из государственной пользы. И пусть сикофанты Орловых и Паниных морщатся – она приобщила Потемкина к делам Военной коллегии, а в Совете его голос станет эхом ее желаний. Панин сразу ощутил для себя угрозу, он умышленно раздражал честолюбие наследника Павла и его жены Натальи, а блюдо сосисок с гарниром из битого стекла уже фигурировало в депешах иностранных послов, – теперь и Екатерина догадывалась, что стекла попали в эти сосиски не по вине пьяного повара… Пребывая в панической тревоге от дел «маркизовых», Екатерина заговорила, что сама возглавит войска против Пугачева… – Дождусь вот только реляций от Румянцева… Румянцев не слишком-то радовался «случаю» Потемкина, признавшись секретарям, Безбородке …
Три девочки [История одной квартиры]
1961
9.31
– Знаю! На маму! – Нет, не лицом, а вообще? – На кого? – На обезьян из «Маугли». Они вот тоже так: начнут одно и сразу забудут, и бросят, и сейчас же за другое принимаются. Так и ты, когда говоришь. – Из какой это маугли? – Не «из какой», а «из какого». Ты не читала «Маугли»? Это же так интересно! – сказала Наташа. – У меня есть эта книжка. – Ты дашь мне почитать? Она толстая? – Конечно, дам. Книжка толстая; я тоже люблю толстые книги. – Лучше дай сначала мне, – попросила Катя, – а то Люся очень долго читает. А я скоро прочту. – Вот еще! – рассердилась Люся и даже топнула ногой. – Я первая попросила! – Подождите, девочки! Я придумала, – закричала Наташа, – я дам эту книжку Кате, а тебе, Люся, дам другую какую-нибудь, поменьше, у меня книжек много. А когда Катя прочтет, можешь взять и читать, сколько хочешь. Люся надулась. Наташа посмотрела на нее сбоку и сделала вид, что не замечает этого. Катя слегка покраснела от удовольствия и повторила: – Я скоро прочту. Но Люся долго сердиться не умела. …
Герой нашего времени
2004
9.31
– Да, я лет десять стоял там в крепости с ротою, у Каменного Брода, – знаете? – Слыхал. – Вот, батюшка, надоели нам эти головорезы; нынче, слава богу, смирнее; а бывало, на сто шагов отойдешь за вал, уже где-нибудь косматый дьявол сидит и караулит: чуть зазевался, того и гляди – либо аркан на шее, либо пуля в затылке. А молодцы!.. – А, чай, много с вами бывало приключений? – сказал я, подстрекаемый любопытством. – Как не бывать! Бывало… Тут он начал щипать левый ус, повесил голову и призадумался. Мне страх хотелось вытянуть из него какую-нибудь историйку – желание, свойственное всем путешествующим и записывающим людям. Между тем чай поспел; я вытащил из чемодана два походных стаканчика, налил и поставил один перед ним. Он отхлебнул и сказал как будто про себя: «Да, бывало!» Это восклицание подало мне большие надежды. Я знаю, старые кавказцы любят поговорить, порассказать; им так редко это удается: другой лет пять стоит где-нибудь в захолустье с ротой, и целые пять лет ему никто не скажет …
Голубоглазый дьявол
2009
9.31
"Нет, нет, и Бог спасибо, нет." "Даллас, тогда," сказал я к сожалению. "Я тоже оттуда. Вы - фактически янки." Ник вывел меня на улицу, где мы сидели на пороге и проговорили в леденящем холоде в течение двух часов. Мы влюбились очень быстро. Я сделала бы все что угодно для Ника, последовала бы за ним в любое место в мире. Я собиралась выйти за него замуж. Я была бы госпожой Николас Таннер. Хэвен Тревис Таннер. Никто не мог бы останавить меня. Когда я, наконец, принялась танцевать с моим отцом, Аль Джаррео с шелковистой жизнерадостностью пел, "Accentuate the Positive". Ник ушел к бару с моими братьями Джеком и Джо, и я знала, что мы встретимся позже в доме. Ник был первым мужчиной, которого я когда-либо приводила домой, первым мужчиной в которого я влюбилась. Он был единственным, с которым я спала. Я не часто встречалась с парнями. Моя мать умерла от рака, когда мне было пятнадцать, и в течение нескольких лет после ее смерти, я была слишком угнетена и даже чувствовала вину, чтобы думать о …
Горе от ума (сборник)
2008
9.3
Явление 5 София, Лиза . Лиза Ну вот у праздника! ну вот вам и потеха! Однако нет, теперь уж не до смеха; В глазах темно, и замерла душа; Грех не беда, молва не хороша. София Что мне молва? Кто хочет, так и судит, Да батюшка задуматься принудит: Брюзглив, неугомонен, скор, Таков всегда, а с этих пор… Ты можешь посудить… Лиза Сужу-с не по рассказам; Запрет он вас; – добро еще со мной; А то, помилуй бог, как разом Меня, Молчалина и всех с двора долой. София Подумаешь, как счастье своенравно! Бывает хуже, с рук сойдет; Когда ж печальное ничто на ум не йдет, Забылись музыкой, и время шло так плавно; Судьба нас будто берегла; Ни беспокойства, ни сомненья… А горе ждет из-за угла. Лиза Вот то-то-с, моего вы глупого сужденья Не жалуете никогда: Ан вот беда. На что вам лучшего пророка? Твердила я: в любви не будет в этой прока Ни во веки веков. Как все московские, ваш батюшка таков: Желал бы зятя он с звездами, да с чинами, А при звездах не все богаты, между нами; Ну разумеется, к тому б И деньги, …
Идиот
2005
9.3
Усмехнулся тоже и черномазый. Белокурый несколько удивился, что ему удалось сказать довольно, впрочем, плохой каламбур. - А представьте, я совсем не думая сказал, - пояснил он, наконец, в удивлении. - Да уж понятно-с, понятно-с, - весело поддакнул чиновник. - А что вы, князь, и наукам там обучались, у профессора-то? - спросил вдруг черномазый. - Да… учился… - А я вот ничему никогда не обучался. - Да ведь и я так кой-чему только, - прибавил князь, чуть не в извинение. - Меня по болезни не находили возможным систематически учить. - Рогожиных знаете? - быстро спросил черномазый. - Нет, не знаю, совсем. Я ведь в России очень мало кого знаю. Это вы-то Рогожин? - Да, я Рогожин, Парфен. - Парфен? Да уж это не тех ли самых Рогожиных… - начал было с усиленною важностью чиновник. - Да, тех, тех самых, - быстро и с невежливым нетерпением перебил его черномазый, который вовсе, впрочем, и не обращался ни разу к угреватому чиновнику, а с самого начала говорил только одному князю. - Да… как же это? - …
Олеся
1985
9.3
III Дня через три потеплело. Однажды утром, очень рано, Ярмола вошел в мою комнату и заявил небрежно: – Нужно ружья почистить, паныч. – А что? – спросил я, потягиваясь под одеялом. – Заяц ночью сильно походил: следов много. Может, пойдем на пановку? Я видел, что Ярмоле не терпится скорее пойти в лес, но он скрывает это страстное желание охотника под напускным равнодушием. Действительно, в передней уже стояла его одностволка, от которой не ушел еще ни один бекас, несмотря на то что вблизи дула она была украшена несколькими оловянными заплатами, положенными в тех местах, где ржавчина и пороховые газы проели железо. Едва войдя в лес, мы тотчас же напали на заячий след: две лапки рядом и две позади, одна за другой. Заяц вышел на дорогу, прошел по ней сажен двести и сделал с дороги огромный прыжок в сосновый молодняк. – Ну, теперь будем обходить его, – сказал Ярмола. – Как дал столба, так тут сейчас и ляжет. Вы, паныч, идите… – Он задумался, соображая …
Дневник сумасшедшего (четвертая скрижаль завета)
2004
9.3
И чем дальше мы с Данилой продвигаемся в поисках Скрижалей Завета, тем больше я задумываюсь над этим парадоксом. Как получилось, что мы, являясь Частицами Света, отказались от Него? Как могло случиться, что мы сами отдаем свои силы Тьме? Последняя из найденных нами Скрижалей – четвертая Скрижаль Завета – сделала зримой эту страшную правду о человечестве, ярко и пронзительно. Теперь я понимаю, что первые три Скрижали Завета дались нам относительно просто. И это несмотря на ту цену, которая была за них заплачена. Маленький буддийский монах Агван погиб, сопровождая Данилу к Байкалу. Он принял свою смерть, как герой. Зная, что ему предстоит умереть, он не дрогнул и прошел весь путь до самого конца. Кристина и Максим, в существе которых были спрятаны первая и третья Скрижали Завета, тоже стояли на пороге смерти. Только вмешательство Провидения спасло их жизни и жизнь еще не рожденной дочери Кристины. Вторая Скрижаль тоже не досталась Тьме, но спасти Илью нам так и не удалось. С тех пор я часто …
Вечный зов. Том I
2000
9.29
По выходе из тюрьмы Антон устроился грузчиком на лесопилку. Лиза, как и прежде, относилась к Антону и Полипову одинаково. Мать Лизы, пока они сидели в тюрьме, умерла, Лиза с трудом поступила работать на ту же мыловарку. То Антон, то Петька часто встречали её у мыловарки, провожали домой. И однажды, чтобы покончить с неопределённостью, Антон решился на откровенный разговор. Говорить ему было трудно, но Лиза и не дала говорить. — Не надо! Не надо! — воскликнула она и зажала ему рот жёсткой ладонью. Потом ткнулась горячей головой в плечо. — А… а как же Петька? — задал он глупый вопрос. — А что Петька?! Он хороший, наверно. Но… не знаю. Не лежит и никогда не лежало у меня к нему сердце. Он грамотный, а я… Ты ему сам скажи. Чтоб не встречал больше… И Антон сказал. Петька выслушал всё молча, круглые щёки его налились густой кровью, засинели, на правой щеке заходил тяжёлый желвак, и правый же угол рта дёрнулся. …Свадьбы, как таковой, у Антона с Лизой, можно сказать, и …
Анна Каренина
1976
9.29
И еще одна особенность «эпохи упадка» не проходит мимо внимания Толстого: самоубийства. Газеты тех лет были наполнены сообщениями и описаниями необыкновенных происшествий в городах и на железных дорогах. «В последние годы, — отмечал Гл. Успенский, — мания самоубийства черной тучей пронеслась над всем русским обществом» [16] . В романе «Анна Каренина» эта туча отбрасывает грозную тень на Анну, Вронского и Левина. Каждый из них так или иначе проходит через грань последнего отчаяния. Вронский стреляется, но неудачно. Левин прячет от себя шнурок, чтобы не свести счеты с жизнью в тайне своей библиотеки. Анна кончает жизнь на станции Обираловка под колесами товарного поезда. От жестоких зрелищ в Красном селе до гибели на глухой железнодорожной станции — один шаг. «Самоубийцы и восклицания: «Хлеба и зрелищ!» навели меня на мысль, — писал Н. К. Михайловский, — сопоставить наше время со временем упадка Рима» [17] . Николай Левин, объясняя своему брату Константину, что цель русской революции состоит …
Скорая помощь. Обычные ужасы и необычная жизнь доктора Данилова
2011
9.29
Вера тем временем укрепила на правом предплечье пациента манжету тонометра, измерила давление, поставила на левом предплечье катетер и наладила капельницу с полиглюкином, одним из так называемых «кровезамещающих» растворов, по физическим характеристикам весьма схожим с кровью. — Восемьдесят на пятьдесят пять, — доложила она Данилову. — Преднизолон! Работая с опытным фельдшером, дозировки можно не указывать. Это удобно. Иметь в составе бригады опытного фельдшера вообще очень удобно. И к тому же приятно, если у фельдшера хороший характер и он не любит «стучать» начальству. Вера Каликина отвечала всем требованиям, и Данилов постоянно работал с ней в одной бригаде уже третий год. В машине работать тесно, но все привыкшие. Быстро, но без суеты Данилов и Вера делали свое дело. Через несколько минут артериальное давление пациента немного поднялось и стабилизировалось. Теперь настало время заняться сломанной ногой. Данилов, насколько возможно в «полевых условиях», обработал рану, извлекая пинцетом …
Овод (с иллюстрациями)
1987
9.28
– Ты обращался к нему? – Голос Монтанелли прозвучал не совсем твёрдо. – Да, padre, часто. Я молил его наставить меня или дать мне умереть вместе с матерью… Но ответа не получил. – И ты не поговорил об этом со мной Артур! А я-то думал, что ты доверяешь мне! – Padre, вы ведь знаете, что доверяю! Но есть вещи о которых никому не следует говорить. Мне казалось что тут никто не может помочь – ни вы, ни мать. Я хотел получить ответ от самого бога. Ведь решался вопрос о моей жизни, о моей душе. Монтанелли отвернулся и стал пристально всматриваться в сумерки, окутавшие магнолию. Они были так густы, что его фигура казалась тёмным призраком среди ещё более тёмных ветвей. – Ну а потом? – медленно проговорил он. – Потом… она умерла. Последние три ночи я не отходил от неё… Артур замолчал, но Монтанелли сидел не двигаясь. – Два дня перед погребением я только о ней и думал, – продолжал Артур совсем тихо. – Потом, после похорон, я заболел и не мог прийти на исповедь. Помните? – Помню. – В ту ночь я поднялся …
Жареные зеленые помидоры в кафе «Полустанок»
2004
9.28
ЕЖЕНЕДЕЛЬНИК МИССИС УИМС «Бюллетень Полустанка» 8 октября 1929 г. МЕТЕОРИТ ПОПАЛ В ЖИЛОЙ ДОМ ПОЛУСТАНКА Миссис Бидди Луис Отис из дома № 401 по Первой улице, заявила, что в четверг вечером крышу её дома пробил метеорит весом около двух фунтов. [1] Сама она осталась цела и невредима, а вот радио пострадало. Миссис Отис говорит, что она сидела на кушетке, потому что кресло заняла собака, и слушала передачу, как вдруг что-то грохнуло. Теперь в её крыше огромная дыра, а радио разбито вдребезги. Берта и Гарольд Вик отпраздновали годовщину свадьбы на лужайке перед домом, чтобы видели все соседи. От души поздравляем мистера Эрла Эдкока, начальника железнодорожной станции, которому только что приказом № 37 присвоили звание Самого восторженного председателя Общества защиты лосей, членом которого является и моя дражайшая половина. Кстати, Иджи доводит до вашего сведения, что если вы хотите из чего-нибудь приготовить барбекю, то присылайте это «что-нибудь» к ней в кафе. Большой Джордж все приготовит …
Угрюм-река
1997
9.28
Петр плохо понимал, что говорил отец. Пред его глазами стояла сосна, серел покрытый мхом вросший в землю камень, блестели и сладко позванивали червонцы, а дальше.., разливным морем бурлила вольная жизнь-услада. Петр наскоро чмокнул отца в холодный лоб, брезгливо отер губы и тряхнул головой: — Батюшка, благослови. — Бог тебя благословит. Иди, покличь. Петр расставил локти, благодарно взглянул на лучистый огонек у образов и радостно зашлепал босыми ногами по крашеному полу. — Марья, батюшка зовет! Вставай!.. — потрепал по плечу жену. — Ну, шевелись… — Чего такое? — поднялась та, щурясь на зажженную свечу. — А ты куда это? — А куда надо.., за попом, — бросил Петр, вытаскивая из-под кровати болотные сапоги и суетливо обуваясь. — Черти… Смазать не могли. Как дерево, твердые, не лезут… Дьяволы! Петр стучал грузными сапогами, отыскивал пиджак. Скорей… Проверить… Он отлично помнит этот камень, много раз отдыхал на нем во время охоты. «Господи! А вдруг да кто-нибудь нашел?» Терзаясь неизвестностью: …
Бегущий за ветром
2008
9.28
Своей походкой, одним движением бедер Санаубар пробуждала в мужчинах нечестивые мысли. Али же припадал на правую ногу, скрюченную и высушенную полиомиелитом. Как-то он взял меня с собой на базар. Мне было лет восемь. Шагая вслед за Али, я старался подражать его шаткой походке. Изуродованная правая нога совсем его не слушалась, просто чудо, что он ни разу не упал. Я и то чуть не свалился в придорожную канаву и захихикал при этом. Али обернулся, посмотрел на меня и ничего не сказал. Ни тогда, ни потом. Шел себе и шел. Маленькие соседские дети боялись Али из-за его лица и походки. А вот с детьми постарше была просто беда. Когда он выходил, они увязывались за ним и дразнили как могли. Некоторые называли его Бабалу , страшилище. Эй, Бабалу, кого ты сегодня слопал? (Взрыв смеха.) Кого ты сожрал, плосконосый Бабалу? У Али (как и у Хасана) были характерные для хазарейцев монголоидные черты лица, вот его и прозвали «плосконосый». «Они потомки монголов и смахивают на китайцев» – это все, что я знал …
arrow_back_ios