Популярные книги в жанре: Сентиментальная проза

Экзамен
2004
7.31
–Здравствуй… Александр, мне надо с тобой поговорить… – тихо ответила девушка, потом не удержалась и заплакала. В трубке повисло молчание. –Ты где? – наконец, спросил мужчина. – Я подъеду. –Недалеко от школы, в сквере. –Я буду через двадцать минут! Никуда не уходи! Слышишь, малышка? – с тревогой спросил Александр. – Мы уладим все твои проблемы! Ты мне веришь? –Да, я тебе верю… Настя повесила трубку и села на скамейку. «Мы уладим все твои проблемы» - вспомнила она его слова. «Дай-то Б-г! Но, что делать дальше? Что сказать ему»? Размышления ни к чему не привели. Анастасия понятия не имела, о чем, о каких «проблемах» будет ему говорить. Она заметила его издали. Вот он закрыл машину и направляется в сквер. Среднего роста, широкоплечий, излучающий силу и надежность. Ее единственный на свете мужчина. Темные, начинающие седеть волосы, добрые серые глаза. Красивые черты обожаемого ею лица. Он озабочен и серьёзен. «Господи, что я ему скажу»? – с отчаянием подумала Настя. Встала и пошла ему навстречу. …
Фрейя
5
похрюкиваний. Учитывая, что костюмчик, это бульбашское семя, готовило для себя, и в любую из штанин замечательных джинсов "ЛиВайс", Мишка проскальзывал свободно, становится понятным лошадиный гогот всех двенадцати харь личного состава. - Не, ручонки я этому гаду всё же выдерну.- Улыбнулся Мишка. Больше всех конечно командир порадовал. Он вскорости тоже в отпуск собирался, и загодя себе белый парусиновый костюм прикупил. - Носи Бурят. Отдохни там, как следует. Он ещё и шляпу-канотье предложил, да Мишка отказался наотрез. Вообщем гардероб ему собрали,- что надо. Не у каждого полкаша такой может быть. Да и чеками и штаб и братишки, щедро оделили. Приготовил рубашку, костюм, метнулся в коридор. Там горничная маячит. - Мариш! Краса ты моя ненаглядная! Приготовишь мне шмотки к вечеру? А? Ну пожа-а-алуйста, солнышко!!! - А на танцы сходим? - Мариш, лапонька моя! Ну, на кой фиг, тебе прапорщик бесштанный? Тут смотри, какой контингент! Сплошные енералы с полканами! Любого выбирай! Я и танцевать …
Наденька
1904
5
— Сестра, ведь, и ты когда-то была стройна и эфирна, а теперь куча кучей… Фу ты Господи!.. Как жизнь-то уходит! — Уф!.. Умираю, Мишель… И зачем только живут такие несчастные, как я? — А собственно говоря, твой возраст, Варя, тоже интересен, — продолжал Алексеев, посасывая свой дорогой мундштучок, и, по обыкновению, нельзя было понять, шутит он или говорит серьёзно. — Ты теперь подходишь к типу, известному в литературе под названием бальзаковских женщин… Интересный возраст, что говорить! Недаром за границей романисты уже не выбирают девушек в героини. Пресновато да слащаво всё с ними выходит… А описывают женщину от тридцати до сорока лет. Это, народным слогом говоря, отдание молодости, как бывает отдание праздника… Жажда жизни в это время необыкновенная, даже трогательная… Скверно только то, что женщины в эти годы почти неизбежно влюбляются в мальчишек. А им, в сущности, каждая юбка дорога… Они даже толком оценить не умеют всего аромата, что ли… этой запоздавшей …
Карьеристка
2007
5
Тетя Соня дымила как паровоз, и ее всегда сажали под открытую форточку, чтобы дым выходил на улицу. Дуся тоже сидела за столом на своем стуле и наблюдала за ходом игры. Она выскочила в коридор встретить гостью, а затем снова заняла свое место. Татьяна принесла себе табуретку из кухни и села вместе со всеми за круглый стол. – Что-то ты какая-то бледненькая. Не заболела? – спросила через сигарету тетя Соня, сдавая карты. – Нет, все в порядке. Просто немного устала. – А, может, тебе отдохнуть пора? У тебя когда отпуск? – поинтересовалась тетя Вера. – Увы, только через полгода. – Н-да, – сказала тетя Соня, переместив сигарету в другой угол рта. – Это плохо. Так и надорваться можно. За здоровьем надо следить. Все согласно закивали. – Это точно, – подтвердила тетя Вера. – Вот когда я последний раз была в санатории… закрываю даму пик… «Сказка» называется… – Я пас. – А я прикупаю пару. – …Так вот, там при барокамере был совершенно чудный доктор – просто душка… Татьяна практически на автомате выкладывала …
Выгорание
7.18
А потом, зацелованный и с кривой ухмылкой, он тащился в раскорячку в столовую и выпивал кофе с молчавшей баб-Леной. Та стала догадываться об их нетрадиционной «дружбе» и просто гладила своего любимца по голове и повторяла одну и туже фразу: «Ой, не стерпится и не слюбится. Бросай». Но Эдик не бросал, а наоборот, ждал его сильнее, волновался, когда не было возможно с ним связаться, и когда затор на таможне превышал пять часов. Ему хотелось сорваться и доехать — обнять, но экипаж фуры, это всегда, минимум двое. А свидетели Виту были ни к черту не нужны. Выяснилась пикантная подробность, Вит был женат и гордую фамилию Попова носила девушка в чудном граде Чернигове, вот только деток она не хотела. Красавица берегла свою нежность и изящество, а возможно, ей просто не подходил красавец-муж, вечно находящийся в скитаниях. Представлений о том, чем там её супруг занимается, — бравая, уверенная в своих силах девушка не имела и однажды, выворачивая карманы мужниной ветровки, обнаружила там милые записочки, …
Ночи под палящим солнцем
5.43
- Знаю, - я даже не стала говорить, что уже была там. Вечерний воздух, окутывающий амфитеатр, дышал древностью. Если бы не вспышки фотоаппаратов туристов, я бы действительно поверила, что перенеслась на сотни лет назад. Мы спустились в центр. Пространство светилось энергией. - Сфотографируй меня, пожалуйста. - Давай, - улыбнулся он. Вспышка… Я подошла посмотреть фотографию. Запах его волос снова волной накатил на меня. - Красиво, - сказал Али, повернувшись ко мне. Его лицо оказалось так близко, что дыхание обожгло меня… Он коснулся губами моей щеки, слегка скользнув ресницами по моей коже. Я не смогла сдержать дрожь. Он нашёл губами мои губы и поцеловал… Нежно, трепетно… - Сладкая, - улыбнулся Али. - Это блеск, - прошептала я смущённо. - Что? - Нет, ничего, - улыбнулась я в ответ. Дорога вилась вдоль морского берега. Мы возвращались в Анталию. На самом въезде мы свернули в горы. - Куда мы? – спросила я. - Это сюрприз, сладкая… Я немного разволновалась – я не люблю неизвестность. Фары редких …
Элегия
1904
5
— Я же вам говорил: у нас всегда так, вполовину делается. Одна отчётность и формалистика… Ваше здоровье!.. Вы позволите? — Да, но, ведь, я и не рассчитываю, что на этом остановятся. Будем хлопотать об аптечке. Да и вообще надо взглянуть шире на этот вопрос народной гигиены… Из двадцати четырёх часов — шесть только дети проводят в школе. Где же тут смысл ограничивать деятельность врача школой? Нет, знаете ли, пока не оздоровят помещений, где теснится эта беднота, пока у детей хорошего питания не будет, вся эта школьная гигиена одними милыми словами останется. — Многого хотите, Анна Николаевна… У нас не только среди народа, у нас даже в среде интеллигенции не распространены гигиенические познания. Если даже за границей не доросли до понимания всего значения профилактики, чего вы требуете от нас? Он сухо рассмеялся. Из груди Анны Николаевны вырвался глубокий вздохе. — А наша интеллигентная молодёжь? В каких условиях она живёт? И он заговорил о своей жизни в номерах. Что …
Ночью
1904
5
III Веру Павловну Михайлов нашёл в дощатой уборной, нагнувшейся над узлом, в который она увязывала принадлежности своего сценического костюма. При звуке его шагов она подняла голову, и, как ни тускло горела одинокая лампочка на стене, он всё же разглядел, как просияло её лицо. Она протянула ему обе руки. Молча он поднёс их к губам и долго-долго целовал, изредка отрываясь, чтобы взглянуть в её грустные, несмотря на улыбку, глаза. — Знаете… — начала она первая всё тем же надтреснутым, словно, голосом, который и в жизни и на сцене действовал на слушателя как чары. — Хочу найти слова привета, расспросить… и ничего не могу… Мысли путаются… Зачем вы здесь? Господи! Какими судьбами? — Не успели увидаться, а вы меня как будто опять гоните? — полупечально, полушутливо промолвил Михайлов. Они оба замолчали, взволнованные. Всё вспомнилось разом… Волшебная юность, страстная преданность искусству, дерзкие мечты о сцене, о славе, их робкая и бледная любовь… И эта единственная …
Поздно
1904
5
Потом… она проснётся в испуге, взглянет в его глаза и прочтёт в его бесстрастном лице свой приговор… Рука Лизаветы Николаевны так сильно дрогнула, что длинная прядь волос осталась на гребне. Закусив губы, она стала нетерпеливо развёртывать папильотки. Ах! Вот эта ещё мелочь!.. Всё мелочи, конечно, но из них складывается жизнь… Ей вспомнилось, как долго ещё после замужества, влюблённая страстно в худощавого тогда и стройного Павла Дмитриевича, она ждала, когда он заснёт, чтобы завить волосы, потому что завитки на лбу очень шли к ней. Но в папильотках она боялась показаться смешной своему ненаглядному Полю. Ночи её были тревожны; она боялась проснуться позже мужа, и часто во сне бессознательно срывала папильотки, чтоб быть хорошенькой и кудрявой при его пробуждении… Ах! Как далеко это время! По мере того, как тускнело её чувство к мужу, из страстного любовника давно обратившегося в усталого и доброго супруга, Лизавета Николаевна распускалась, забывала кокетничать и стесняться, чувствуя, что …
Найденыш
2014
6
Мирный покой эпохи, в которой он жил, не способствовал раскрытию таланта. Англия пребывала почти в застое, а пылкий дух Эдварда рвался в бушующий океан политических или военных распрей. Он не испытывал желания сесть и добиваться тихих бескровных лавров на литературном поприще. Его удовлетворило бы лишь полное напряжение всех умственных и телесных сил. С такими чувствами он обвел мысленным взглядом мир, ища страну, где внутренние обстоятельства могли бы скоро пробудить его дремлющие способности. Ни одна не сулила больше желанных поводов к действию, чем далекая и для англичанина почти утопическая колония, недавно основанная в Африке. Подобно новому Альбиону, вставала она под более синими небесами в более солнечном климате, населенная – по крайней мере так утверждали – человеческой расой, в корне отличной от всех других на земном шаре. Такого рода загадки еще усиливали ее притягательность в глазах Сидни. Решение было принято мгновенно. Он мысленно постановил навеки покинуть Англию и отправиться …
Расчёт
2006
6.67
*** После непродолжительного отдыха Фёдор устроился слесарем в автосервис. Руки у него были золотыми. Шеф ценил его и хорошо платил. Иногда была левая работа, которая тоже приносила неплохой доход. Годы летели. В начале девяностых произошла смена власти, повлекшая за собой перемены для многих людей. Отца Алексея сняли с высокой должности и отдали под суд. Он умер от инфаркта в камере предварительного заключения. Беда не приходит одна. У матери Алексея обнаружился рак крови и ей пришлось оставить работу. Оксана занималась воспитанием сына, Сашеньки, и ухаживала за свекровью. Квартиру в центре города у них отобрали и дали небольшую, на окраине Москвы. Сбережения родителей растаяли неожиданно быстро. Много денег ушло на лечение матери - лучшие врачи, дорогие лекарства. Но всё было тщетно. Свекровь Оксаны медленно угасала, она была обречена. Когда Сашенька подрос, его отдали в детский сад. Алексей продолжал работать на заводе, но зарплату платили не регулярно, и семья едва перебивалась. О том, …
Ошибка
2004
5.83
-Ты говоришь правду? Тебе со мной хорошо? - наивно спросила Ольга. -Да, - сдержанно ответил он. Он думал о том, притворяется она, или, действительно, так непосредственна и ранима. - Куда сходим поужинать? - деловито спросил он. -Ты хочешь куда-то пойти? - искренне огорчилась она. Её глаза светились нежностью, - Может, останемся здесь? Если ты голоден, я приготовлю ужин, Вадим... "Как ласково она произносит мое имя... - мелькнуло у него, - Она просто очаровательна! Что это: высокое мастерство или неопытность? Какая удивительная девушка..." Его снова охватило желание. И он снова обладал ею. Женственность и слабость девушки пробудили дремавшие в нем пещерные инстинкты. В этот раз он не владел ею, как lsfwhm` владеет женщиной, нет. Он осуществлял свое право сильного над слабым. Их близость была на грани жестокости и блаженства. И грань эта была тонкой, почти прозрачной. Вадим с остервенением входил в неё мощными толчками, словно вымещая на ней ярость, направленную на всех тех женщин, которыми …
Не прикасайся к моему сердцу!
2004
7.67
Аркадий говорил совершенно искренне. Он понял, что попал в собственную ловушку. Ведь ему нестерпимо хотелось ей позвонить каждый день в течение всей прошедшей недели, что он молчал, поскольку надеялся одним ловким маневром завоевать ее. Но, «крошка» оказалась с норовом. И теперь он готов капитулировать, потому что, действительно, влюблен. Ее изумрудные глаза преследовали его все это время. – Пожалуйста, дай мне шанс! – Аркадий взял ее руку и поднес к своим губам. – Кэт, не будь такой жестокой! Поверь, я уже достаточно наказан, котенок… –Что ты хочешь, чтобы я сказала тебе? – То, что я хочу услышать, ты не скажешь. Но я хочу, чтобы мы были вместе… – Я тоже этого хочу… – Катя сначала даже не поняла, что это произнесла она сама. Лицо мужчины озарила такая счастливая улыбка, что она тоже невольно улыбнулась. Аркадий прижал ее к себе и поцеловал волосы. А потом они поехали на дискотеку и снова танцевали ночь напролет. А после он отвез ее домой, и они долго целовались в его машине. А когда наступил …
Пробуждение
1904
5
Когда Литовцев узнал об этом, он так взглянул на жену, что она тут же села на первый подвернувшийся стул. — Чтоб этого больше не было, Лили!.. Поняла? О, конечно, она поняла, и больше этого не было… Стоит о нём заботиться! Прошло ещё три года шумной жизни. Устала, наконец, и Лили… Всё надоело: приёмы, хозяйство, поклонники, филантропия… Хотелось чего-то нового… Детей не было, и Лили скучала и капризничала невыносимо. Вдруг её «осенило»… Она надумала писать. Разрезая как-то свежую книгу журнала, она с удивлением прочла имя одного автора, и узнала в нём свою подругу по институту. Лили прочла её повесть с волнением и большим вниманием… Очень мило… Но, ведь, и очень просто… и особенного ничего. Взята картинка будничной семейной жизни и очерчена с юмором и большой теплотой… О!.. Так-то и она сумела бы написать!.. Вспомнилось Лили, что всегда она отличалась наблюдательностью, что сочинения в институте давались ей легко, слог у неё был блестящий… И вот закипела работа. Повесть Лили, где она, …
Васильки
8.08
А уж песни Ванины послушать девки с дальнего конца деревни прибегали. Ванятка песен-то много знал, даже романсы и арии пел. - Ванечка, спой «Соловья», - просят иной раз девицы. – А мы тебе подпоём. Никогда Иван не ломался, цену себе не набивал. Хотите «Соловья»? Будет вам «Соловей». - Соловей мой, соловей, Голосистый соловей! Ты куда, куда летишь, Где всю ночку пропоешь? Зазвенит Ванюшкин голос, полетит ввысь, трелями переливается, девчата и думать забудут подпевать. Замрут, заслушаются, замечтаются. Сам же Ванятка песню одну очень уж с детства любил. Когда пел он её, сердце заходилось. Пел он её редко, только под настроение. Говорил, что спеть её получиться идеально только тогда, когда влюбится. Девушки всё ждали, кого же Ванечка выберет, да не выбирал он никого. Так и не прозвучала пока для девичьих ушей «Ах ты, душечка, красна девица». Вечер. Натянул Ванюшка льняные штаны и на бережок отправился. Идет и гадает, пришёл мальчонка али нет. Смотрит, а на мостике фигурка тоненькая сидит и …
Говорящий дуб
1991
4
— Это опять я, добрый мой друг, — сказал Эмми. — Позволь мне провести еще одну ночь на твоих ветвях. Скажи, можно? Дуб не отвечал. Погода была тихая, ни один лист не шелохнулся. Эмми решил, что молчание — знак согласия. Он ловко вскарабкался на дерево до первого разветвления, где провел предыдущую ночь, и отлично выспался. Наутро он принялся подыскивать подходящее место, где можно было бы спрятать деньги и вещи; он пока еще не придумал, каким образом ему покинуть эти края так, чтобы его не поймали и не вернули насильно на ферму. Он влез еще выше по ветвям дуба и тут увидел в толстом стволе черную дыру, выжженную молнией, вероятно, очень давно, так как по краю ее уже образовался валик из коры. На дне отверстия виднелись зола и мелкие щепки. «Вот мягкая и теплая постель, где я могу спать, не рискуя свалиться во сне, — подумал мальчик. — Правда, она невелика, но мне будет впору. Посмотрим, однако, не живет ли здесь какой-нибудь лютый зверь». Он обшарил все дупло и …
Родные мои
2003
7
Я ему: "Да отец Серафим! Ведь из бани только. Чисто все. Ну ничего нету…" Он мне отвечает: "А вот ты побывал бы там, где я был…" "Ладно, — думаю, — не моего ума дело". А потом уж, когда наш монастырь разогнали, служил он в церкви села Кучерово, здесь недалеко от Тутаева, там его и убили. Председатель колхоза со своей женой. А было это в Христов день или на второй день Пасхи. Жена председателя была в церкви. А в ту пору свирепствовал "торгсин", золото скупали. И вот жена председателя колхоза стояла в храме и увидела митру на голове отца Серафима. Я ему и раньше говорил: "Батюшка, не надо надевать, только соблазн". А он мне: "Павлуша, может, они митры сроду-то не видели, пусть порадуются". "Да не надо, не надо!" — отговаривал я его. Ладно! Пришла жена председателя домой и говорит мужу: "Сегодня в церкви была у попа шапка на голове, чистое золото!" А митру ему рукоделицы уже здесь сшили — из старых четок, веселинок, одним словом, стекло. Вдруг приходят к нему ночью, на второй день Пасхи — …
На стыке нежности и боли
2005
7.13
Жильё может много рассказать о человеке. В квартире царил хаос, но он производил впечатление не стихийного, а упорядоченного. В прихожей - пёстрый овальный ковёр, затейливого дизайна металлическая вешалка и огромное зеркало на стене, с двух сторон которого - бра в форме свечей. В зале стояла большая тахта, стенка, набитая книгами, тумбочка с телевизором и видеомагнитофоном. Бросалось в глаза, что книги приобретались стихийно. Наряду с русской и зарубежной классикой - детективы, любовные романы, эзотерика, научные и философские труды. Много книг о политике. Неужели, у хозяина столь разносторонние интересы, мелькнуло у Даши. Хотя, очевидно, часть книг принадлежала его погибшей жене. В углу стоял передвижной компьютерный столик, полки которого были заставлены оборудованием. На окне тяжелые плотные шторы. На стенах повсюду светильники и снимки. Просто невероятно, как много снимков! На журнальном столике возле тахты - кипы газет и журналов, мраморная пепельница, несколько видеокассет. Леонид, …
arrow_back_ios