Топ 100 лучших книг в жанре: Военная проза

Топ лучших книг портала Fanread в жанре Военная проза по пользовательскому рейтингу. Каждый посетитель может оценивать книги по десяти бальной шкале. Хочешь выбрать что почитать из самого интересного - заходи сюда.
Прощание с Марией
5
зовет травяная глубь, лугов замогильных зелья, дальше иду, под землю, глубже и глубже, к вам в подземелья. («Погибшие поэты», перевод В. Британишского) В ожившей памяти рождается сознание вины перед павшими — близкими и незнакомыми — за то, что выжил! Сознание вины, тяготеющее над каждым участником этой трагедии: «А кто же из вас, живых, смерть видевших, — без вины?» Это чувство вины всех уцелевших, и своей собственной, одновременно сочетается с «мистической верой» в нравственное возрождение человечества, которое, несмотря ни на что, должно с их помощью наступить. Среди пассивности окружающего мира Боровскому все яснее становится, что эта задача для него связана с «Землей расстрелянных», с возвращением на родину. Что ты такое, если душу тревожишь тьмой развалин черных и через море, через сушу к себе зовешь меня упорно? Что ты, руина или пашня, о муза, всех других упрямей? Ни на минуту ты не дашь мне забыть об известковой яме! Что ты? Борюсь с тобой, встревожен призывом призрака постылым, …
Конец Осиного гнезда (Рисунки В. Трубковича)
1960
7.17
Ночью, в половине первого, к ней в избу прибежал дед Ефим, караульщик колхозных коровников, и сообщил, что пролетевший самолет что-то сбросил над коровниками и что сброшенный предмет висит на старой сосне. Ульяна Семеновна живо подняла людей, приказала деду Ефиму не шуметь и побежала с народом к ферме. Действительно, на высокой сосне неподвижно висело что-то темное. Стали кричать — никто не отзывается. Тогда один шустрый паренек, Мишка, вскарабкался на сосну, пригляделся и закричал сверху, что, мол, на суку висит человек. Народ, понятно, ахнул. Снова стали окликать- и снова ответа не последовало. Ульяна Семеновна послала в деревню за рыболовной сетью. Когда сеть принесли,на дворе уже рассвело,и все увидели, что в самом деле, запутавшись в парашютных стропах,вниз головой висит человек. Сеть растянули под сосной, затем тот же Мишка снова забрался на дерево и подрезал стропы. Человек упал в сеть.Он был жив, но без сознания.Колхозники обыскали его и пришли к выводу,что это чужой человек,не …
Не плачьте о нас...
1979
6.25
Встречи У Нины Елистратовны сидела ее давнишняя подруга — Анна Ивановна Переверзева. Врач родильного дома, она с самого начала войны перешла работать в госпиталь. Когда фронт стал приближаться, госпиталь эвакуировали, а Переверзева осталась: на руках у нее было двадцать тяжело раненных красноармейцев. Едва гитлеровцы заняли Пятигорск, в госпитале появились трое пехотных офицеров. Они сунулись было в палаты, но их остановила табличка на одной из дверей: «Flecktyphus» (сыпной тиф). Офицеры сели в машину и укатили. — Ох, Нина, не знаю, что и делать, — говорила Анна Ивановна. — Держать раненых дальше опасно. Каждую минуту может нагрянуть гестапо. Где мне их спрятать? — Хорошо бы переправить через линию фронта. — А одежда? А документы? — Одежду найдем. И насчет документов тоже надо прикинуть. Да, Аня, не думали мы с тобой, не гадали, что дождемся такой беды. Надо что-то делать. — Надо, — согласилась Анна Ивановна. — Для начала хочу встретиться с Никитиной. …
Гарем ефрейтора
1994
6.86
Он решил выйти в эфир, выбрав для этого «собачью вахту» пеленгаторов — перед самым утром. Для этого нужно было добыть машину, извлечь рацию из тайника, передать группу цифр, добраться до города, сесть на первый трамвай и успеть на работу. Даже если бы его засекли с первыми позывными и прибыли к месту передачи через двадцать — двадцать пять минут, у него все равно оставался шанс успеть на работу. Цепь его поступков в эту ночь была рискованной, но это был вынужденный и учтенный риск, только бы все шло по плану. Однако расчеты с первых же минут нарушились. Ковыряя в темноте отмычкой в замке, он услышал неподалеку короткий дверной скрип. Отпрянул в сторону и прижался спиной к кирпичной стене. В доме напротив приоткрылась дверь. Мелькнув в полоске света, на крыльцо вышли двое. Дверь захлопнулась, из темноты донеслись приглушенный смех, поцелуи. Опустив руку с пистолетом, разведчик обмяк, шагнул за угол, прислушался. Доблестный гауптман, прибыв из армии на побывку, отдавал в фонд Германии свою …
Мы придем на могилы братишек
5
Шальной пулей пролетев над кюветом, он успел догнать своих. А потом развернулся и пошел: спиной — вперед, лицом и полыхающим последними очередями автоматом — к стреляющим кустам. Снова прикрывая и своих товарищей, и тех, кто его так презирал и ненавидел. Обстрел оборвался также резко, как и начался. В планы стрелявших долгий бой не входил. Загрохотавший с блок-поста АГС быстро расставил последние точки в этом споре пороха и металла. Сам Костя ничего этого уже толком не помнил. Снова он включился только тогда, когда все закончилось и Чебуратор, со всей дури хлопнув его по плечу, весело произнес: — Ну ты, брат, в тельняшке родился… У слегка посеченного осколками джипа, возле колеса, лежала так и не разорвавшаяся маленькая черная, как сама смерть, граната. Трое спасенных омоновцами людей, косясь то на нее, то в сторону кладбища, торопливо сели в машину. Могучий двигатель взревел и белый автомобиль с красными крестами на дверках унес их прочь от страшного места. Змей доложит руководству об …
Багровые ковыли
2009
6.25
Деликатные соседи по комнате оставили отца с дочерью наедине. Таня напоила Николая Григорьевича чаем, настоящим цейлонским, купленным в хорошем магазине напротив представительства на Гран Пера. Щукин с жадностью выпил сразу три чашки. Таня, с дочерней покровительственной нежностью, смотрела на его коротко остриженный, седой затылок, худые, жилистые руки с крохотными, похожими на веснушки пигментными пятнами. Таня знала, что отец нравится женщинам. Многие из них с радостью приняли бы ухаживания или просто внимание отца. Но он держался строго и аскетично, словно боясь лишить ласки и заботы свою единственную дочь. Бедный, бедный папа! Своим эгоизмом она принесла ему столько горя и переживаний!.. На секунду Таня прижалась щекой к его седому, угловатому затылку. И ей вдруг показалось, что с отцовской нежностью и любовью она ощутила исходящую от него волну какой-то злой решимости. Чем занимался он все эти дни? Где пропадал? Почему так изменился, погрубел? Татьяне даже показалось, что она догадывается. …
Смерть и жизнь рядом
1963
6.25
ПРИСЯГА Еще до наступления сумерек отряд выстроился для принятия присяги. Новобранцы взволнованы торжественностью минуты и сознанием того, что в жизни каждого из них наступает новый период. — …За кровь, за смерть, за сожженные дома будем мстить врагу до последнего вздоха… — звучат мужественные слова присяги. Их повторяют партизаны вслед за командиром взвода Франтишеком Пражмой. Судруг [1] Пражма, как называет его Зорич, еще молод — ему тридцать два года. Но дать ему можно сорок: война не молодит. Пражма — доктор юридических наук. Волосы у него гладко зачесаны назад, но не могут скрыть начинающуюся лысинку. Лицо волевое. Франтишек строг и требователен не только к подчиненным, но и к себе самому. «Розказ выплнены, судруг майор», — щелкая каблуками, докладывает Франтишек Пражма всякий раз после выполнения любого, пусть даже мелкого поручения. Франтишек Пражма перешел на сторону советских войск в первом же бою, как и многие другие словаки, посланные Тисо, «президентом» Словакии, на Восточный …
Мы воевали на Ли-2
1990
5
— Почему они так тяжелеют, мертвые? — спросил один из них. — Когда живого несли, он легче был. — Земля к себе тянет, — сказал напарник. — Который это уже сегодня? — Не считал. Они ушли, а мне вдруг стало горько от того, что не дал я человеку покурить перед смертью. Может, последнее у него желание было. Дни тянулись медленно, монотонно. Койка, столовая, перевязочная — вот и весь мой маршрут. Иногда глухо вздрагивала земля, значит, упала бомба. Тоскливо сжималось сердце. И снова воспоминания уносили в прошлое. …Повестку из райвоенкомата я ждал как манны небесной. Казалось, если не получу ее в течение одной-двух недель — и повоевать не успею. Но дни шли за днями, вести с фронта поступали все тревожней, и я понял, что орденов хватит и на мою долю. В начале июля вернулся домой после длительных режимных испытаний двигателя в боксе моторной станции. Сухой жаркий вечер тлел в переулке. Уставший до чертиков в глазах, кое-как открыл дверь в комнату и тут заметил …
Бригада «Революционная Монголия»
1977
5
На дивизионной партийной конференции с докладом о задачах коммунистов выступил А. Л. Гетман. Коммунисты утвердили план специальных мероприятий на период следования к фронту. 20 октября началась погрузка. К площадкам на станции подходили танки, громко перекликались артиллеристы, затаскивая на платформы орудия. Политработники обходили вагоны, рассказывали о делах на фронте. В штабном вагоне командиры склонились у приемника. Слова диктора тяжким грузом ложились на сердце. «В целях обеспечения обороны города Москвы и укрепления тыла войск, защищающих Москву, а также в целях пресечения подрывной деятельности шпионов, диверсантов и других агентов фашизма Государственный Комитет Обороны постановил: Ввести с 20 октября 1941 года в Москве и прилегающих к городу районах осадное положение…» Танкисты напряженно ловили каждое слово. Каждый чувствовал огромную ответственность за судьбу своей Родины. В эшелонах, в вагонах возникали митинги, бойцы клялись защитить родную Москву. И вот последний …
В прицеле «Бурый медведь»
1977
8.5
Лейтенант Туз Вскоре мы узнали, что зачислены в состав формируемой 159-й отдельной стрелковой бригады, что командиром ее назначен подполковник Александр Иванович Булгаков, в прошлом донецкий шахтер, и что бригада входит в 28-ю армию Сталинградского фронта. У армии сложная боевая задача: прикрыть астраханское направление, не допустить осуществления черных замыслов врага, рассчитывавшего нанести удар вдоль Волги, выйти к Астрахани, парализовать судоходство по реке. Личный состав бригады почти поголовно состоял из уроженцев Сталинградской, Астраханской областей и Калмыцкой АССР. Старшины приступили к экипировке бойцов своих подразделений. Сема Марчуков попал в пулеметчики и вскоре был назначен командиром расчета станкового пулемета «максим». Ваню Гурова зачислили в разведку, а Павла Дронова – писарем в четвертую стрелковую роту. В ту же роту направили и меня – стрелком второго взвода. Многие изъявили желание стать истребителями танков, минометчиками, артиллеристами. Когда бригада была сформирована, …
Поздняя повесть о ранней юности
2003
5
Летом 1944 года я учился в Херсонской школе юнг, куда попал после двух лет пребывания вместе с матерью и младшим братом в оккупированном Днепропетровске. Отец мой умер в 1938 году. Он был военным. Сам я родился в Одессе в 1929 году. Потом жил в Тирасполе, а с 1933 года — в Днепропетровске. За годы оккупации пришлось много увидеть и, как и всем, хлебнуть немало горя. Когда учился в Херсоне, начальником школы был капитан первого ранга Москалини. В сентябре 44-го нас послали на уборку урожая в Каховский район, где мне и еще троим явно не повезло: какие-то хулиганы убили из винтовки племенного колхозного кнура. Обвинили, конечно же, невиновных. Мы выступили в их защиту, а кончилось тем, что Москалини отчислил из школы четверых «защитников». Двое из нас уехали домой, а я с товарищем — к его брату, старшему лейтенанту, командиру батареи, лежащему в госпитале в Николаеве. Мы ехали к нему, преследуя одну цель: пробраться вместе с лейтенантом на фронт! Однако брат товарища не оправдал наших надежд: …
Миссия в Париже
2009
7.33
Председатель Красного Креста Вениамин Михайлович Свердлов, тощенький, суетливый, с глубокими залысинами на курчавой голове (младшенький в семье Свердловых) уже ждал Кольцова. Герсон, видимо, его предупредил. Свердлов встретил Кольцова у двери, бережно подхватил его под локоть и повел через сумеречную прихожую в свой кабинет. Основное место здесь занимал канцелярский стол, размерами с бильярдный. Рядом стояли такие же громоздкие кожаные кресла. – Рад! Очень рад вас видеть! Вчера приехали? Сегодня? Отдохнули с дороги? – сыпал словами Вениамин Михайлович, вовсе не ожидая ответа. – Мне о вас как-то рассказывал Феликс Эдмундович. И я сразу понял: вы – тот человек, который нам нужен! Да-да!.. Вот, присаживайтесь! Он бережно усадил Кольцова в кресло, сам же обогнул стол и занял свое начальственное место. Кресло, в котором сидел Кольцов, было крайне неудобным. Такие кресла, вероятно, предназначались для респектабельных курительных комнат. Оно было очень глубокое и мягко облегало тело. Взгляд Кольцова …
Случай со шхуной
1953
5
Неожиданно в излучине за глинистым обрывом, где теперь расположен консервный завод, показались полуразрушенные строения заброшенной рыбалки. На правом берегу из сетки моросившего дождя выступала низкая коса, образованная лиманом и небольшой речкой Казачкой, как объяснил старпом. За речкой на возвышенности скрывались вершинами в облаках радиомачты. На косе сиротливо чернели полсотни домишек и землянок без дворов и надворных построек. Только два здания выделялись своими более значительными размерами: бывшая канцелярия начальника уезда и напротив неё, за Казачкой, дом с маленькими оконцами, перекрещёнными решётками, — тюрьма. Это и был пост Ново-Мариинский. «Индигирка» приветствовала эту «дыру» протяжным рёвом. Вслед за гудком загремела якорная цепь. Судно вздрогнуло, приостановилось, течением его тронуло назад, затем, вздрогнув ещё раз, оно стало неподвижно. Более ста человек, почти одни мужчины, стояли на берегу вокруг красного флага и махали руками, кепками, платками. Кругом толпы …
Нина, Ниночка...
1980
6.25
Нина обладала драгоценнейшим качеством — она могла относиться к себе самой с юмором, даже с иронией. И вот она пишет в шестнадцать лет: «Скука ужасная. Хочется что-то нового, неизведанного. Целые дни мотаюсь из угла в угол и не знаю, за что взяться. Вяжу, шью, вышиваю, но только к экзаменам не готовлюсь. Роман, что ли, какой завести?..» Она еще не знает, сколько уготовано ей всамделишных мук в ее девичестве, сколько слез и бессонных ночей. Потом она назовет свои переживания глупостями, любовным бредом, но это будет потом, с высоты двадцати лет. Нина дружит с Леной. Обе молоденькие девушки влюблены в одноклассника Гришу, одаренного, пылкого, красивого юнца. Они любят, ревнуют, объясняются, исписывают дневники страстными признаниями, выясняют беспрестанно отношения — кто как к кому относится. Прогулки, провожания, бесконечные телефонные разговоры, несмелые взгляды и жесты, намеки и недомолвки. Нина, Лена и Гриша не могут жить без влюбленности, и волнующее состояние это будит в их душах романтичное …
Открытый счет
1969
5
Никогда и нигде не следует устраиваться слишком фундаментально. На войне — особенно. Свиридов хорошо знал это. И всё же — человек привязывается к любому месту, где долго живёт. Таков человек! Фронтовой участок можно полюбить. Насиженное место, пусть даже на переднем крае, покидаешь с сожалением. Придёшь в новый район и там начинай всё сначала: и строй оборону, и веди разведку. Свиридов выждал паузу, вздохнул и спросил у маршала: — Мы запланировали выход разведпартии в ближайшие немецкие тылы. Может быть, отменить?.. — Почему же? Возможно, люди успеют вернуться. А нет, так разведку всё равно вести надо. Тебе ли, твоим ли наследникам. На войне и так бывает: ты подготовил, другой завершил. И слава ему. Командующий впервые еле заметно улыбнулся, но не глазами, которые оставались суровыми, а только уголками губ. — Солдаты служат Родине и потомству, — сказал он. — Я всё понял, — твёрдо повторил Свиридов. — Разведка пойдёт. — Добро, генерал! — Большое нам предстоит дело, славное, но дай-то бог, …
На Среднем Дону
1975
5
— Я никуда не поеду, Роман Алексеевич, — тихо сказал Казанцев. — Как это не поедешь? — остановился перед ним Юрин, просыпал табак и тяжело, одышливо засопел. — Ехать не с чем — быки, лошади… Да и стар я. Взгляды всех скрестились на Юрине: что скажет. — За отказ — трибунал полагается. Время военное. Но не можешь — оставайся, — прикинув, видимо, что-то свое, отходчиво согласился Юрин, смял в потном кулаке пустую газетную полоску, бросил в угол. — Кому-то и оставаться нужно, а то вернемся, какими глазами будем смотреть на людей. — Из вас остается кто? — тяжело поднял насупленные брови Казанцев. Говоря «вас», он имел в виду райкомовских работников вообще. — Может, и останется кто, — увернулся от прямого ответа Юрин. — Поживем — увидим. Таким, как я, немного осталось, — крупные, в синеватых узлах вен, руки Казанцева легли на колени, плечи обвисли, и взглядам сидевших по лавкам и за столом представилась обширная бурая лысина в венчике сивых волос и крепкая не старческая спина. — Характерами меряться …
Тайные операции английской разведки: Ближний и Средний Восток, Африка и Европа после 1945 года
1987
5
У Ричарда Хелмса, директора ЦРУ с 1966 по 1973 год, не было, кажется, никаких сомнений в том, что тайные операции являются ключевым компонентом внешней политики. В 1979 году он пытался оправдать их, [9] заявив: «Те, кто считают такие действия аморальными, скажут, даже если вы добились успеха, что это неправильно. При таких взглядах почти любые мероприятия в области внешней политики будут считаться неправильными, поскольку они оказывают воздействие на события, которые теоретически должны быть объектом влияния других. Однако история показывает, что мировые державы, придерживавшиеся такой позиции, не смогли бы долго просуществовать». Правительство Соединенного Королевства широко прибегало к тайным операциям. Связи американских и британских разведывательных служб становятся все более тесными, потому что американские политические деятели тоже часто делают выбор в пользу тайных операций. Раздраженная реакция американского правительства на некоторые тайные операции после их разоблачения в прошлом …
Чеканка
1955
6.25
2. Ворота Наш сержант, подтянутый, в голубой форме без единой складки, медлил, пока мы выходили со двора станции. Военный всегда стесняется отдавать команды тем, кто может его и не послушаться, ведь приказ, которого не замечают, бесчестит предполагаемую власть; а англичане (такие, как они есть) не соглашаются ходить под началом, если к этому не вынуждает их закон или угрожающая им опасность. И вот, небрежно и неубедительно: «Я зайду в эту лавочку на минуту. Вы, ребята, держитесь тут на тропинке, пока не позову», — и он переходит солнечную улицу, чтобы проскользнуть в табачную лавку и обратно. Я думаю, он уже много месяцев каждый день выступает провожатым; но ему нет необходимости думать о чувствах нас, шестерых, шаркающих за ним. Мы движемся, как во сне. Эта главная улица старомодного городка лязгает неуклюжими трамваями с табличкой «Шепердсбуш». Вторжение. Мы идем, пока слева не начинают подниматься объявления о земельных участков и тяжелые вязы, которые свешиваются через стену …
arrow_back_ios